ЛитМир - Электронная Библиотека

Снег еще не успел сойти везде, но на открытых местах уже вовсю зеленела травка. Природа медленно, но верно пробуждалась ото сна. Для поездок на Мане приходилось одеваться чуть ли не в скафандр, а потом еще долго сушиться. Молодой друид все больше левитировал в облаках, и все больше с ведьмой. Вопросом о причастности наставника по металлу к нападению на многоножку он уже давно не задавался…

Один только Борис Иванович хмурился. Каждый раз, по приходу к нему в избушку, я заставала то одного металлиста, то другого. А то и вовсе незнакомых мне людей. Но, насколько я могла судить, беседы сии ни к чему путному не приводили. Напряжение копилось, и рано или поздно что-то должно было случиться. Так оно, как оказалось в дальнейшем, и вышло.

В одно прекрасное воскресенье начальство разбудило меня с утра пораньше.

– Эге-гей, соня! – издавало оно громкие звуки под окном. – Вставай, пора в путь!

– Я не Соня, я Лиса, – сонно пробурчала я. – И потом, какой-такой путь? Далеко?

– За пределы Заповедника точно выйдем. Вставай, давай, жду тебя у себя!

Не успела я выбраться из теплой постельки, как в избушку снова постучали.

– Кататься пойдешь? – осведомился металлист, вламываясь в комнату.

Я поспешно натянула было сброшенное одеяло на себя.

– Нет. Там мокро. И вообще, меня ждут в кабинете у начальства, – недовольно пробурчала я, лицезря в дверях эту пташку раннюю. – Мы уже идем на какую-то экскурсию. За пределы Заповедника. Хочешь, иди кататься сам.

– Ну уж нет. С тобой пойду, – мгновенно отреагировал на известие товарищ. – Так даже интереснее. А то все Заповедник да Заповедник…

– Тогда дай мне, что ли, одеться!

Металлист кивнул, и вышел на улицу. Я же, проклиная не в меру активных коллег, китайские тренировки и занятия магией, с трудом поднялась с кровати.

Поясницу ломило, плечи ныли, на ладони виднелся след от позавчерашнего ожога. Обычно воскресенье было единственным днем, когда я по-настоящему отдыхала. А сегодня меня лишили и этой радости жизни. Все-таки, надо было спать в лазарете! Магия Дерева, поди, помощнее магии избушки будет. Да и не достучались бы до меня в дупле настолько-то просто…

Я вздохнула, и пошла под контрастный душ.

– И куда это мы направляемся? – уже почти бодро поинтересовалась я десять минут спустя. – Кстати, Илья… А, ты уже здесь! Так куда мы идем-то?

– На изнанку.

– Куда?

– В… параллельный мир, скажем так. И учтите, это строжайшая тайна! – бдительно окинул нас Борис Иванович взором оранжевых очей. – Ну что, готовы? Тогда пошли!

Путь наш оказался неожиданно кратким. Мы просто подошли к одному из книжных шкафов, начальство нажало на что-то сбоку, шкаф отъехал в сторону, а за ним… за ним оказалась обычная дверь с кодовым замком. За дверью расстилался лужок. Обычный такой, весь покрытый росой в ожидании скорого восхода солнца. Вдалеке паслись косули, щебетали птички. В воздухе не чувствовалось вредных примесей.

– Тут лето, – не то спросил, не то уточнил металлист, – или такой апрель?

– Апрель. Тут климат куда ровней да мягче.

Я присвистнула – когда-то я мечтала жить в подобном климате. А одна моя единомышленница даже подалась в Аргентину на ПМЖ, потому как вычитала, что зимы там практически не бывает (и каждый мужик представляет из себя брутальное мачо).

– Ну, что же вы встали, закрывайте дверь, и пошли, – вернуло меня начальство в реальность.

Раздался звучный щелчок – это захлопнулась дверь, связывающая нас с Заповедником. Снаружи портал выглядел, как украинская хата – беленые стены, низенькие оконца, резные наличники…

– Неужели здесь Украина?

– Русь. Портал сам себе обличье выбрал. Его пять раз пытались переделать, а потом плюнули, и оставили, как есть.

Ну и дела…

Мне, признаться, стало немного не по себе. Если здесь простая избушка так себя ведет, то что же от машин ожидать прикажете? Я поежилась.

Начальство интересом наблюдало за мной.

– Расслабься, Лиса, тебе тут ничего не грозит.

– Так-таки уж и ничего?

– Ну, здесь практически нет громадных заводов и двигателей внутреннего сгорания. А все остальное – сущие пустяки, – оптимистично заверил меня Борис Иванович.

– А как же тут люди живут? В каменном веке, что ли?

– Да нет, у них и свет есть, и между собой они могут на расстоянии общаться.

– Это магически, что ли? – недоверчиво осведомилась я.

– А что тут такого? Сама вовсю магией пользуешься, а другим нельзя? – проявил мужскую солидарность байкер.

И тут меня осенило:

– Постойте, Борис Иванович! А кто говорил, что Заповедник – это тупик?

Металлист тоже не остался безучастным, глянул на босса с любопытством.

– Лиса, это официальная версия, – поморщился тот. – Причем, усиленно пропагандируемая. Так что попрошу вас, молодые люди, держать язык за зубами.

– И что, никто до сих пор не догадался?

– Я очень на это надеюсь, – помолчав, сказал Борис Иванович. – Но всерьез рассчитывать на это было бы, по крайней мере, не умно.

– Ой, а мы шкаф закрыли?

– Не беспокойся, все схвачено. Пошли же!

До леса, темневшего за лугом, оказалось не меньше получаса ходьбы. За это время мои ноги вымокли до середины бедра – луг щедро делился росой с нами, его гостями. И это было не холодно и неприятно, но радостно. В нашем мире подобного чуда нужно было ждать до июля-августа…

Мы уже почти дошли до опушки, как сзади ахнул металлист.

– Лиса, смотри!

– Вот это да! Они что, детеныши нашего дракона?

– Да нет, наш дракон, он вообще европейского типа, а эти – на курицу смахивают.

– И где твоя хваленая металлическая логика? Кто же Европу с курицей сравнивает?

– Глаза прячьте, неучи! – оборвало обмен мнениями начальство. – Это же василиски! Все, готово, можете смотреть.

– А что вы сделали? Зеркальный полог установили?

– Боже, какая проницательность! Лиска, ты можешь помолчать? Смотри, смотри, как он его! О, а там еще одна курица, только поменьше! Наверное, дама!

– Я, между, прочим, тоже дама, – надулась я. – А ты со мной так невежливо.

– Не голоси, дай посмотреть! Смотри, какая тактика… Этот, что больше, да зеленее, все с неба голубого норовит атаковать. А тот, что голубой, на месте волчком вертится.

– Ага! Схватка тарантула со скорпионом, – прокомментировала я тактику боя. – Они тоже так дерутся.

Металлист издал горестный всхлип. Я для разнообразия решила помолчать.

Мы досмотрели сражение, закончившееся победой молодости над опытом. Фиолетовая дама, поупиравшись немного для виду, улетела за победителем. На зеленой траве остался истекать дымящейся кровью старый самец. Я дернулась помочь поверженному василиску.

– Ты что, совсем рехнулась?! – схватил меня за руку металлист. Все же в быстроте реакций ему не откажешь.

– Пусти, ты, изверг! Зверушку жалко…

– Лиса, – проникновенно сказал Борис Иванович. – Эту зловредную курицу ты все равно уже не спасешь. А вот подцепить себе проклятие очень даже сможешь. Твари эти и так не мягкосердечны по жизни, а уж пред смертью и вовсе зловредны, как два Николая Петровича!

– Два Николая Петровича? Хорошо, уговорили. Не пойду.

Мы зашагали к лесу. Самому что ни на есть обычному смешанному – сосны, там, дубы да осины с березками. Вглубь вела утоптанная тропинка. Мы вступили под сень деревьев. Вокруг было тихо и чуть-чуть влажно. Но, не успела я как следует надышаться лесными запахами, как появилась избенка. Вполне еще крепкая, хоть и не вчера построенная – видать, хозяин у нее был хороший. Во дворе собака лаем заливалась, на заднем плане курятники-огороды виднелись.

На звук собачьего бреха вышел дед. Голосок у него был шаляпинский.

– Тихо, Волчок! Свои! Иваныч! Сколько лет, сколько зим!

– И тебе привет, Макарыч! Я, как видишь, не один, ты уж пса попридержи, что ли.

– Цыц, Волчок, свои, кому говорят! Глеб Макарович, к вашим услугам, – протянул хозяин руку.

Мы поздоровались. Я, потеряв остатки приличий, в упор рассматривала хозяина-русофила. Или в этом измерении все мужики так ходят? С длинными седыми космами, бородой по середину груди, вышитой рубашке, подпоясанной бечевой, портах каких-то непонятных, и лаптях?

27
{"b":"11546","o":1}