ЛитМир - Электронная Библиотека

Металлист с друидом переглянулись, подсели с двух сторон к сестрице:

– Рассказывай, а мы сами поймем, на смерть нас посылают, или нет.

Некроманты убивали людей. На расстоянии выпивали их жизненную силу. Но это было еще полбеды. Особенно им приходились по вкусу недоделанные (спасибо Жозефине на добром слове!) маги вроде нас. Подобных нам они не просто убивали, но с особой жестокостью – чтоб отдавали силу, сдобренную мучениями и ненавистью.

Опознать по внешнему виду некроманта было не просто, потому что от человека обычного он практически ничем не отличался. Единственное, что его выдавало, так это очень тяжелый, давящий взгляд. У волхвов-некромантов большой силы получалось и взгляд контролировать. Да и цвет глаз у них не менялся.

– А как же они нас-то распознают? – обиделась я. – У нас что, на лбу аршинными буквами написано, что мы – маги-недоучки?

– Для них – написано, – вздохнула ведьмочка. – Впрочем, вам, наверное, амулеты какие-нибудь выдадут, чтобы от некромантов попроще схорониться…

– Не переживай, сестрица, – веско сказал металлист. – Негоже своего мужика совсем уж за ребенка держать. Да и за меня не волнуйся. Спасибо что предупредила, мы у начальства спросим совета.

Жозефина поежилась.

– Вы там поосторожнее с этим вопросом-то, – неуверенно сказала она. – Скользкая это тема… Я всех подробностей, конечно, не знаю… Мне известно лишь, что убили некроманты всю семью Бориса Ивановича.

– А где же он сам-то в это время был? – не поняла я.

– В Сибири, гада одного мочил, – зло ответила Жозефина. – А потом вернулся, и с убийцами расправился. И его сослали. Присматривать за техногенными магами.

– За что? – не поняла я. – Он же за правое дело сражался!

– Не все так просто, – вздохнула ежка. – Каждое убийство мага карается по закону, на изнанке с этим строго. Наше начальство за самоуправство себя на ссылку обрекло. А могло бы все закончиться куда хуже…

Да, Бориса Ивановича жалко, ничего не скажешь. Но и ведьма тоже хороша! Стращала, да так натурально, что я даже поверила. А там на нас, оказывается, и напасть-то не смогут.

– Ой, не расслаблялась бы ты раньше-то времени, – снова вздохнула Жозефина. – Закон-законом, но от смерти-то не спасет.

Умеет ведь ведьма утешить, честное слово!

– А откуда у начальства такие глаза загадочные? – перевела я разговор, а то уж больно какая-то мрачная картина вырисовывалась.

– А, это на изнанке все сильные природные маги такими глазами похвастать могут, – сообщила, как данность, Жозефина. – Их еще волхвами называют.

Значит, наше начальство еще и волхв. Где-то я уже слышала это слово… Только где? Уж не в Университете ли? Точно! Кстати, про «силу жизни и смерти» тогда же прозвучало…

– А ты про людей в черных костюмах такого… странного покроя ничего не знаешь?

Жозефина отрицательно покачала головой. Металлист фыркнул – мол, кто о чем, а ученица моя бестолковая все о каких-то глупостях. Ведьмочка посмотрела на братца с укоризною.

Тут пол накренился, и снова выровнялся. Приехали!

***

– Уффф! – закончила я упаковывать вещи в штурмовой рюкзак.

Чуть ли не треть места заняла аптечка. Спальники, палатку, и все прочее хозяйство компаньоны великодушно взяли на себя, поэтому я в первый раз шла в поход практически налегке. Вещей я взяла в обрез – джинсы, спортивные штаны (как же без них-то?), рубашку запасную, свитер, защиту от дождя. Ну там, нижнее белье, миску, ложку, и иже с ними. Соль. Вдруг она на изнанке – дефицит? Тюбик зубной пасты – самый большой, который нашла. От второго, подумав, отказалась.

Едва я щелкнула застежкой клапана, как в окошко постучали.

– Открыто!

– Я видел свет. Ты не спишь, – сказал Борис Иванович, он же волхв, как оказалось. – Одну минуту… все, защита от прослушивания установлена.

Ого! Что-то важное сообщить собирается, не иначе.

– Ой! Кеды забыла! – внезапно вспомнила я.

– Не понял, – сказал Борис Иванович. – Я тебе что, спортивную обувь напоминаю?

Не отвечая, принялась я засовывать кеды в рюкзак. Начальство молча наблюдало за сборами. Из него так и сочились флюиды белой зависти.

«Аллилуйя, аллилуйя», – пело зеркало голосом певца из «Шрека». Песенка мне нравилась. Волхв прислушался. Песенка заиграла по новой. Громче, и куда музыкальнее.

– С Жозефиной поговорила?

– Поговорила…

– Что так кисло?

– Да вот, про долбаных суккубов теперь можете смело спрашивать! На пять баллов с похмелья отвечу!

– Понятно, – усмехнулся Борис Иванович. – Ох уж мне эти наседки! А ведь еще совсем недавно могла идти и в огонь, и в воду, и…

– Да ладно! Может, еще все образуется, и ведьма опомнится.

А если и вовсе встать на ее точку зрения, то это мы дурака валяем. Все никак остепениться не можем, корни пустить, и все такое…

– Получается, что так, – поморщился телепат. – И ты права. Просто я очень на нее рассчитывал.

– А она, вместо того, чтобы помочь, еще и наговорила кучу лишнего, – понимающе сказала я. – Да не переживайте, я во всю эту муть не верю.

– Это правильно, – одобрил Борис Иванович. – Но ты все же осторожнее там…

– Да знаю я все! Между прочим, я в походы почти каждое лето ходила. И в горные, и в водные. Жива вот, до сих пор, – с вызовом посмотрела я на начальство.

– Даже странно, – деланно изумилось то. – Ладно, не закипай, я не о том хотел поговорить.

– О некромантах?

– О боги многочисленные! Ну кто эту девицу за язык тянул? – волхв пристально посмотрел на меня. – Не могла дождаться, пока вас спокойные люди не проинструктируют! Впрочем, ладно, ничего крамольного она тебе не сказала.

– А это правда?

Телепат заставил зеркало, начавшее было транслировать разухабистую песенку, замолчать.

– Ты про мою ссылку сюда и ее причины? Да, правда, чего греха таить? Только это уже так давно было! Полвека назад. Уж и срок, поди, на исходе…

– Сколько же вам лет? – впервые за вечер по-настоящему удивилась я.

– Столько не живут, – усмехнулся собеседник.

– Сто пятьдесят?

– Почти угадала… Но хватит об этом. Поговорим о твоей… практике, скажем так.

Засиделись мы хорошо за полночь – проясняли подробности.

– Поход ваш будет скорее увеселительным, чем каким бы то ни было другим, – просветил меня Борис Иванович. – Волхв Макарыч даст вам задание, оно и определит ваш маршрут.

Это я уже и так поняла. Но…

– А почему он?

– Потому что я почти пятьдесят лет на изнанке не был, забыла? Едем дальше. Основная ваша задача – подмечать то, что покажется необычным.

– Там и так все будет необычным.

– Значит, то, что не будет вписывается в обычное необычное, – поправился волхв.

– А почему именно мы?

– Новичкам везет, а вы там таковыми окажетесь, – попытался отшутиться Борис Иванович. – И, поверь мне, я знаю, что делаю.

Нестыковочка. Кто еще совсем недавно жалел о том, что ежки с нами не будет?

– Эта история как-то связана с «агентами Смитами»? Или с нападением на Маню?

Волхв не ответил на вопрос. Напрочь игнорируя меня, уставился на огонь в камине, и застыл без движения. Я полюбовалась пляской языков пламени в его глазах – то ли отражением его души, то ли огненного танца, и отправилась на кухню ставить чайник. Заварила мяты, нацедила в две кружки. Одну поставила перед Борисом Ивановичем на пенек-табуретку, вторую взяла с собой. Забралась с ногами на кровать, укуталась в плед, и еще долго наблюдала за волхвом, попивая мяту маленькими глоточками. Наконец волхв ожил, отхлебнул настой из своей кружки, крякнул от удовольствия.

– Да, и с Маней тоже, – молвил он. – И, возможно, со «Смитами», как ты выражаешься. А еще с тем, что я сейчас, увы, не могу один распоряжаться вверенным мне хозяйством, – грустно добавил он.

– Это Заповедником-то?

– Ты потрясающе догадлива, – не удержался собеседник от шпильки. – Надо мной стоит пара боссов, не дает уволить кого следует. За моими действиями следит система правосудия моего родного мира, мне навязывают новейшие разработки новосибирских контор в качестве охранной системы…

31
{"b":"11546","o":1}