ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тогда дальше летите, чего уж там. Данила оклемается, на разведку пошлю. Он не маленький, справится. Да и в стольный град я потом сообщу, кому следует. И… храни вас Перун, отроки.

Мы торопливо забрались на коврик («Держитесь цепче!»). Артефакт рванулся с места, за считанные секунды набрав скорость синконсена. Нас не сдувало – видимо, хранила какая-то особая магия.

«Интересно, он всегда так будет мчаться, ведь на измерение поглазеть охота», – думала я. – «А упасть с него можно? И с каких это пор я – отрок?»

Ой, ну и вонища!!!

Мы прилетели.

***

Спасать, собственно, было уже некого и не от кого. От небольшого хуторка – всего на три двора – осталась только груда углей. Высились скелеты двух обгорелых печных труб. Тошнотворно воняло горелым мясом.

Кругом было тихо, лишь где-то в глубине пепелища потрескивали угольки, да над ухом занудно гудел слепень, не убоявшийся дыма. Кровососа я безжалостно прибила.

– Магическое вмешательство, закончилось час назад, – вслушался друид в разговор угольков. – Впрочем, и так видно, что без магии не обошлось… Лес кругом, а его, вишь ты, даже не опалило.

– Но какая падла могла все это устроить? – оторопело произнесла я. – И, главное, зачем?

Голова шла кругом. На глаза навернулись слезы. Одно дело – читать про зверство человеческое. И совсем другое дело с ним столкнуться…

– На карту бы глянуть, – тихо молвил металлист.

Друид развернул свиток. До дома волхва всего пять километров, (или верст, по-моему, они не шибко друг от друга отличаются), его «местообиталище» отмечено зеленым – заходите, мол, не опасайтесь. До пункта назначения №1 километров семьдесят, видно, как масштаб карты меняется, поблизости – так в сантиметре полверсты, подальше – две, еще дальше – пять, десять, ну и так далее, до самых японских островов. Никаких красных отметок. Еще бы, кто вблизи волхва Глеба селиться с дурными намерениями будет?

– Ничего не понять, – вздохнула я. – Вроде бы, все чисто! Чехол раскрывать?

– Погоди, – остановил меня друид. – Кажется, у нас гости. Иди-ка поближе, дружище!

Я оглянулась – кого это Антон имеет в виду? От громадного дуба на опушке семенил пенек – не пенек, но нечто деревянное, слегка замшелое, полуметра в высоту. С ножками-корнями, ветками и глазами. Леший!

«Так ведь наша Маня тоже из той же породы будет!» – осенило меня.

Пенек приблизился на расстояние метра, и остановился.

– По здорову вам, люди добрые, – вежливо проскрипел он.

– И тебе здравствуй. С чем пожаловал? – ответствовал друид.

– Горело тут.

– Сами видим. Не видал случайно, кто сподобился?

– Ну… – замялась мелкая нечисть. Глазки так и забегали, веточки «рук» сложились какой-то непонятной мудрой. – Видать-то видал. Чем отдарите?

Ишь ты! Шустрый какой!

– Слушай внимательно, – ласково сказала я, вспомнив предостережение деда Макарыча об азартной природе леших. – Времени у нас в обрез, в случае чего у волхва помощи просить будешь.

Подействовало. Пенек сник, подрастерял задор, но, тем не менее, от разговора уклоняться не стал:

– В сердце леса засели, люди полосатые, – пробурчал он. – Подсобили бы, что ли? Одному-то боязно справляться…

– Ну ты даешь! – восхитилась я. – У самого в логове беда, а ты наживаться вздумал!

– Так это… марку держать надо, – лихим гусаром выпятилась передняя часть пенька.

– Послушай, не те ли это самые сволочи, что тут бесчинство устроили? – продолжал допытываться друид.

– Дык, а я о чем торговаться хотел? – спохватился пенек. – Видите, и у вас корысть своя имеется, – хитро добавил он.

– Не с руки тебе выделываться, – веско возразил металлист. – Мы люди проезжие, случайные, а лес-то твой, поди, будет.

Увеличившийся было в размерах пенек вернулся к прежним габаритам.

– Ладно, ваша взяла, – обиженно буркнул он. – Так поможете, или как?

– Обманешь, сама тебе корни подпалю, волхва не дожидаясь, – вкрадчиво пообещала я. – Мало не покажется! Веди давай!

– И ведь исполнит, она такая, – незаметно подмигнул мне друид.

Леший замялся на секунду – видать, призадумался, настолько ли ему нужна наша вспыльчивая помощь. Но потом решился, махнул веткой куда-то вглубь лесного массива – туда нам, мол. Коврик без напоминаний набрал необходимую высоту, и полетел за проводником. Мне показалось, что летун даже изображал крадущиеся движения, но, возможно, это у меня просто разыгралось воображение.

Вел нас леший как-то странно – неожиданно огибал какое-нибудь деревце, а там, глядишь, и темного ельника, замаячившего было на пути, как не бывало! Не будь у нас ковра с возможностью вертикального взлета, да магической карты, я бы заволновалась. А так – пусть себе петляет, ему виднее, как лучше да быстрее. А вскоре леший и вовсе снизил скорость до минимальной. Коврик припал к земле, полетел совсем уж низехонько.

Прокравшись метров пятьдесят, мы остановились.

На абсолютно круглой полянке, обрамленной вековыми липами, сидели четверо. У костра. Вели они себя громко, распивали, судя по всему, спиртной, напиток, по очереди прикладываясь к горлышку оплетенной бутылищи. Сразу стало очевидно, что гостей супостаты не ждали. Могли бы мы и не красться столь тщательно.

Увидев огонь в святая святых родного обиталища, леший чуть было не рванулся вперед, но вовремя опомнился. Лишь горестно обхватил себя за верхушку ветками.

Я почувствовала, как у меня теплеет в области сердца – явный признак надвигающейся схватки. Чуть сонный по жизни металлист тоже преобразился – подобрался весь, ногти заблестели железом. Друид откинул волосы, расправил плечи. Мы переглянулись, кивнули друг другу. Коврик двинулся вперед. Вровень с ним решительно, но совершенно спокойно шел взявший себя в ветки леший. Молодец, нечисть!

У края полянки мы спешились. Коврик заложил крутой вираж, и полетел на другой конец полянки. Боец! А я-то думала, что нас трое. Нет, нас пятеро, если считать еще и бравый пенек.

Пора было действовать.

Я вежливо попросила элементалов огня не баловать на чужой территории. Те послушались сразу и с радостью. Мол, сами убрались бы отсюда по добру – по здорову, не то это место, чтобы тут баловать! Да вот незадача – призывают постоянно…

Я пообещала, что разберусь. Костер моментально пошел на убыль, а потом и вовсе потух.

Друид вытянул вперед пальцы. Костровище на глазах пошло зарастать веселой травкой, а потом и вовсе запестрело незабудками. Незваные лешим гости тупо смотрели перед собой – поди, сообразить пытались, что же у них такое было налито в бутыли. Наконец один из них догадался оглядеться по сторонам. Заметил нас, палец вытянул…

– Здравствуйте, – вежливо поздоровалась я. – Вы не возражаете, мы тут наведем порядок? А то местное народонаселение волнуется.

– Какого лешего? – завопил парень.

Вот ведь, грубиян! Мы с ним ласково, а он?

Нехорошие люди повскакивали на ноги. Двое схватили лежавшие рядом боевые топоры, и с нехорошей улыбкой двинулись по направлению к нам. Ну, с дровосеками-то у нас разговор короткий! Я щелкнула пальцами, и расплавленное железо потекло на руки недругам. Нехорошие парни, вопя, катились по свежей травке. Нескоро они еще смогут баловаться магией – ведь в большинстве заклинаний, так или иначе, пальцы задействованы.

«Эх, рановато я костер потушила, следовало бы поджарить негодяев как следует», – родились в моей голове не самые добрые мысли. Я опомнилась и ужаснулась самой себе. Пора было завязывать с мщением.

Пустив по парням лианы, я повернулась к остальным.

Прямо по курсу лежал супостат с развороченной грудной клеткой, из которой торчала эдакая железная дуля. Судя по характеру поражения, ему не посчастливилось столкнуться с металлистом. Как потом объяснил Илья, он просто призвал первоэлемент, обитающий в легких налетчика, послужить правому делу, ну и добавил маленько из находящегося поблизости болота. Что же, просто и изящно, но… Не хотела бы я меряться с ним силами. А метод надо взять на вооружение – глядишь, пригодится. Не с металлом и легкими, так с деревом и печенкой…

33
{"b":"11546","o":1}