ЛитМир - Электронная Библиотека

Друид на пару с ковриком гоняли последнего, самого трусливого супостата, по поляне. Уж не знаю, на каком именно виде магии негодяй специализировался, но то, что он мог занять место в сборной России по каким-нибудь игровым видам спорта – это несомненно. Так ловко он уворачивался, перекатывался, стартовал с места в карьер, что я залюбовалась. А время шло…

Наконец нашему средству передвижения удалось подсечь ноги прыткому противнику, друид довершил дело ударом в плечо. Парень рухнул, как подкошенный. Ловко изобразил потерю всех пяти чувств. Мы ему не поверили, и, поручив лешему охранять поляну (на всякий пожарный!), приступили к «оживлению». Мгновенно приведенный в чувство задымившейся одежкой, скованный по рукам и ногам предусмотрительным металлистом, пленный оказался на редкость разговорчивым. Вид поверженных товарищей немало тому способствовал.

Я оставила парней разбираться в словесном потоке, так и бившем из пленного, а сама вернулась к покойнику – опробовать на нем новую технику выращивания дерева в печенке. И вовремя! Мертвец вдруг как-то нехорошо ожил, и, как был, с развороченной грудной клеткой, и дулей в оной, начал подниматься.

– Осину! – не своим голосом завопила я.

Леший, слава древесным богам, быстро сориентировался, и мгновение спустя у меня в руках был хороший такой дрын. Подпустив супостата на должное расстояние, я что есть силы загнала осину в уже развороченную грудную клетку. Тот качнулся назад. Мне оставалась только, подловив зомби на этом движении, слегка подправить траекторию движения, и пригвоздить его осинкой к поляне. Зомби дернулся пару раз, и затих.

– Ф-фух! – отерла я пот со лба.

Кинувшийся было на подмогу металлист вернулся к трусливому пленному. Друид заторопился к двум опутанным лианами вражинам. Принялся спешно менять безобидные растения на тоненькие ползучие осинки. С шипами. Видимо, в утонченном нашем спутнике просыпалась не до конца изжитая колючесть характера. Вот они с Жозефиной весело заживут, по возвращении-то!

Я повернулась к борзому мертвецу, и спустя пяток минут мучений все же вырастила у него из печени что-то колючее и крайне мерзостное на вид. Подоспевший леший погрозил мне веткой – не погань поляну, а то еще прорастет! Я смутилась, ликвидировала растение. И, поручив проткнутого осиной мертвеца заботам лешего, вернулась к товарищам.

– Ну как? – присела я на заботливо подлетевший коврик.

– Никак, – нахмурился металлист. – То, что напали по чьему-то приказу, и так понятно. А вот кто этих отморозков послал, узнать не удается.

– А казался таким разговорчивым, – не поверила я.

– Он и сейчас языком чешет, как будто его кто на огне поджаривает. Да только, когда дело до имени доходит, у него звук пропадает!

– Ясно…

– Чего тебе еще ясно?

– Что кто-то очень не хочет, чтобы мы о нем прознали, – пожала плечами я. – Это же очевидно.

– И вообще, сваливать отсюда пора, – подал голос друид.

– Да разве мы против? И так задержались. Один вопрос – как с недругами поступить? Не здесь же их оставлять?

Мы разом оглянулись на лешего. Тот почесал мшистую маковку левой веткой.

– Я бы, конечно, мог пару лосей на подмогу призвать, – задумчиво проскрипел он. – Да телеги у меня нет…

– Не беда, сейчас я тебе что-нибудь с полозьями наколдую, так проще, – закатал рукава друид. – А вы, други, определитесь пока, куда мы ворогов денем.

И правда, куда их? Не на голову же волхву сваливать? Или? Может, он сможет им языки развязать? Я расчехлила переговорник.

– Как дела? – раскатился по всей поляне голос волхва. Я даже обернулась – не стоит ли тот поблизости. – Что-то вы долго, я уж волноваться начал! Докладывайте.

– Хутор уничтожен полностью, захватчиков взяли в лесу, один скончался, потом ожил, мы его осиновым колом упокоили. Куда теперь девать – не знаем, – кратко описала я обстановку.

– Понятно… Леший с вами?

– Не поняла? Ах да, с нами, вот он стоит. Ой, куда же ты?! А ну стой!

Пустившийся было наутек пенек нехотя возвратился. Да и куда он от собственной святыни-то денется?

Послышался кашляющий смех волхва.

– Так вот пускай леший их мне и привезет, а я найду, что с ними сделать, – распорядился он.

– А труп?

– Мертвеца сжечь надобно по всем правилам, так что тоже везите его ко мне. Кол надежно сидит?

– Не беспокойтесь, Глеб Макарыч, – подал голос друид, – я позабочусь, оплету его осиной.

– Уговорились, – довольно молвил волхв. – Приберите там все, и в путь отправляйтесь. Как закончим разговор, закройте чехол. Да берегите переговорник – он вам еще понадобится. Только пользуйтесь им, когда рядом нет никого. И, Перун с вами!

Я попрощалась, и закрыла чехол. Пока мы разговаривали, друид успел закончить колдовать над санями:

– Готово, – с облегчением вздохнул он. – Грузите.

Леший поморщился – аж весь пенек перекосило.

– А может, вы сами справитесь? Не с руки мне как-то с волхвом встречаться…

– Во-первых, не с руки, а с ветки, – наставительно сказала я. – А во-вторых, мы спешим.

Леший снова скривился.

– Поссорились мы намедни.

– Знаю. Да только не сделает тебе волхв ничего: ты же по делу! Может, даже подружитесь, – уламывала я пенек.

– Дело говоришь, – почесал он маковку. Оживился: – Может, в картишки перекинемся с его домовым.

Ну и логика у пенька! Определенно, горбатого только могила исправит.

Мы соорудили кляп трусливому пленному, закрепили вьюнками. А то бедолагу на беседу пробило, и, как на грех, какую-то неприличную.

Леший тоже времени зря не терял – вскоре послышался хруст, топот, и без дороги, напролом, из кустов выскочили два огромных лося. Остановились в считанных сантиметрах от нас, поводя мокрыми боками – мы еле успели отпрянуть.

Вскоре все было готово. Покалеченные налетчиками деревья выздоровели, луг восстановился полностью. Надежно оплетенные осиной в три слоя пленники погружены на лосей. Мы взобрались на подрагивающий от нетерпения ковер. Пора было прощаться.

– Держи, рыжая! – бросил мне леший желудь на пеньковой веревочке. – Теперь ни один мой собрат вас не обидит, на помощь придет, путь покажет.

– Спасибо, друг, – поблагодарил друид. – Только она ведь не рыжая, а… Лиса! Что-то ты и впрямь порыжела, – удивленно воззрился он на мою шевелюру. – Наверное, это особенности этого… места, – в последний момент вывернулся поклявшийся блюсти инкогнито Антон.

– О боги! – глянула я в извлеченное зеркальце. – Впрочем, не так уж и плохо…

Леший провел веткой, и за поляной открылся вид на хозяйство волхва. До плетеной ограды оставалось не больше километра.

– Ближе нельзя, – степенно проскрипел он. – Деревьям во вред будет.

И правда, по бокам коридора деревья стояли как-то уж чересчур скученно.

– Счастливого пути! – прокричали мы невпопад, зато дружно.

– И вам удачно добраться! – тронул леший поводья. Но! Пошли!

Коврик набрал высоту, и не спеша двинулся в сторону Москвы. Судя по карте, лететь нам оставалось не больше полутора часов.

***

Какое-то время мы летели молча. Наслаждались ощущением честно проделанной работы, полетом и мелькающими внизу видами. В небе ярко светило послеполуденное солнце. Коврик ослабил защиту от потока встречного воздуха, легкий ветерок мягко ласкал кожу. Было невыразимо хорошо.

– Что-то все как-то уж больно гладко прошло, – нарушил тишину металлист. – Вам не кажется?

– Да брось ты, – отозвался друид. – Они же пьяные были! И, потом, мы на них напали внезапно, они успели подготовиться. Поэтому мы их так быстро и повязали.

– Ага, сидели, расслаблялись в непосредственной близи от волхва, – иронично сказал Илья. – Ты что скажешь, рыжая?

– Будешь обзываться, вообще ничего не скажу.

– Хорошо, не дуйся, о, девушка цвета сосновой коры. Скажи нам свое ценное мнение!

– Ну ладно, так и быть. Мне почему-то кажется, что волхва кто-то хотел ненадолго выманить со двора, вот и прислал неучей в роли пушечного мяса. Это раз. Нас никто в расчет не брал, я так думаю. Это два.

34
{"b":"11546","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Двенадцать
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Если с ребенком трудно
Школа спящего дракона
Эра Мифов. Эра Мечей
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Мировое правительство
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Тепло его объятий