ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все это хорошо, но волхв бы с ними расправился куда быстрее нас! Минут за пять, а то и меньше.

– А может быть, надо было, что бы он отлучился совсем ненадолго? Или эти недоучки лажанулись, и им надо было вовсе не жечь все дотла, а предоставить волхву кучу работы по оказанию первой помощи?

– Ты знаешь, что-то в этом есть, – согласился со мной Антон.

– Знаете что, ребята? – полез в рюкзак за наладонником металлист. – Я буду все записывать, а потом, на досуге, анализировать. Потом обсудим, как информации поднакопится.

– Только поставь пароль позаковырестее, на всякий случай.

Металлист только хмыкнул в ответ, (мол, не учи отца, и баста!) и уткнувшись в экранчик, принялся быстро-быстро стучать по нему пластмассовой палочкой.

А еще через полчаса полета над лесом с вкраплением деревенек коврик пошел на снижение. Остановился в подлеске, подождал, пока мы слезем, отвяжем поклажу, и свернулся в трубочку. Объем у «трубочки» получился не шибко большой – ее можно было даже к рюкзаку прикрепить.

– Поди сюда, коврик, я тебя прицеплю, – подтвердил мои предположения Илья, убирая наладонник поглубже в свой рюкзак.

Тот не стал разворачиваться и лететь – так допрыгал. Я восхищенно посмотрела на средство передвижения. Куда умнее многих, и есть не просит. И боец не последний.

Пока парни собирались, я пошла на разведку – туда, откуда сквозь заросли кустарника лился свет. Раздвинула упругие ветки, и:

– Мать честная! Мы же на Воробьевых горах!

Подо мной, лишенная многочисленных заводских труб, эстакад и привычного смога, лежала Москва. Никаких тебе высоток, ни сталинских, ни лужковских. Намозолившие глаза Лужники отсутствовали, метро тоже не сновало туда-сюда.

Внизу текла река прямо-таки немыслимой чистоты, через нее был брошен скромненький низенький мостик, по берегам кучковались рыбаки. Идиллия! И рыба здесь, скорее всего, не мутировавшая, как у нас в измерении, а вполне себе экологически чистая. Я оглянулась, чтобы увидеть знакомый шпиль. Его тоже не было.

«Наверняка все на Моховой учатся», – подумала я. – «Если тут вообще есть МГУ».

Надо сказать, ключевые моменты в городе не шибко изменились. Вон Комсомольский проспект, поужавшийся в размерах, на месте, и Кремль какой-то белокаменный виднеется. Вот только церквей практически нет – одна или две золотом поблескивают.

– Лиса! – донеслось до меня. – Ты где?

Ну вот, уже отлучиться нельзя! А если бы я в кустки собралась? Впрочем, с этих взволнованных станется меня по всему подлеску бегать разыскивать. Я уже собиралась вернуться, когда затрещали ветви кустарника, и на простор выбрались компаньоны. Антон расправил плечи, подставил лицо солнцу. Илья загорать не стал. Наоборот, нахмурился.

– Куда это ты от нас ускакала? – вопиюще менторским тоном вопросил он.

– Да вот, любовника себе за пять минут завести успела, – не потерялась я. – Изнаночного, экзотического. А ты, бесстыжий, мне жизнью насладиться не даешь!

– Врешь, – спокойно констатировал факт наставник по металлу.

– Надо было сказать «говоришь неправду», – поправила я его. – Но… Неужели мне нельзя на пять минут отойти в сторонку?

– Тут может быть опасно, – упрямо сказал Илья.

– А если мне в туалет захочется?

– Предупредишь, и мы посмотрим в другую сторону.

Я скептически пожала плечами, и поворотилась к реке. По-моему, парень сильно перегибал палку. Впрочем, он и сам это понимал, потому что через пару минут подошел ко мне:

– Не сердись. Я действительно волновался за тебя.

С чего бы это, интересно?

– Это не повод, – буркнула я.

Я всегда считала, что собственная свобода воли важнее инстинкта наседки у окружающих. Стоит только повестись на поводу таких вот заботливых – и все, можно смело на себе ставить крест.

– И, все-таки, я настаиваю, что бы ты нас предупреждала, прежде чем отлучаться.

– Хорошо, – смирилась я. Все же в его словах была доля истины. – Впредь буду тебя звать с собой в качестве телохранителя. Куда теперь?

Илья фыркнул и отвернулся.

– Ребята, не ссорьтесь, – подошел к нам друид. – Приключения еще только начались, а вы уже успели сцепиться.

– Я не ссорилась. Я окрестности осматривала. Куда идем-то?

– Вот, тут на карте все указано. Надо на тот берег реки перебраться.

Судя по ярко-синей точке на карте, идти нам предстояло почти прямо, не сворачивая. Куда-то в район Арбата (если таковой тут, конечно, присутствовал). Лично я была рада прогуляться – ноги затекли от сидения, и хотели размяться. Друид тоже не возражал против променада, лишь байкер что-то недовольно ворчал по поводу мотоцикла и плоскостопия.

***

Перейти через мост нам встало в три медяка – по штуке на нос. Хорошо хоть, лошадей у нас при себе не было, а то наши скудные денежные возможности оскудели бы еще сильнее. Мы затянули кошель, и уповая на то, что платить больше не придется, пошли дальше.

По бокам покрытой брусчаткой дороги тянулись заборы всевозможных мастей – от плетеных, низеньких и простецких, до каменных, высоченных, с чугунными воротами. Но, несмотря на качество оград, количество метров, что за каждой из них скрывалось, было одинаковым. Называлось это место «Беженцев тракт». Видимо, когда-то давно, потерпевших и притекших за помощью тут наделяли одинаковыми земельными участками, а потом уж каждый старался, кто во что горазд.

На тракте было довольно многолюдно – того и гляди, под копыта али колесо угодишь! На нас, слава языческим богам, не очень-то обращали внимания. Только мальчишки показывали на наши джинсовые штаны и кроссовки пальцами. Я было обеспокоилась, вдруг премудрые наши волхвы ошиблись насчет китайских товаров, и никаких джинсов тут никогда в глаза не видывали. Но, приглядевшись повнимательнее, заметила не столько удивление, сколько банальную зависть при виде «импортной» одежки-обувки.

Зато очень скоро стало понятным происхождение одежды у «Смитов». Нет-нет, да появлялись люди на тракте в подобной одежке. Но та была не сильно распространена, как я поняла. В центре привычной мне Москвы деловой костюм встречался куда чаще.

Признаться, первые минуты после того, как я заметила печально известный покрой, мне стало не по себе. Но, все же, такой уж прямо зловещестью от местных, облаченных в костюмы, не веяло. Да и цвет одежи был самым разным – один раз я заметила странную личность в оранжевом прикиде, (иначе и не скажешь). После этой встречи я расслабилась окончательно.

Прежде, чем углубляться в Арбатские переулки, мы устроили привал в тени персиковых деревьев, на Садовом кольце. Расположились на искусно вырезанной скамеечке, вытянули ноги, обутые в дефицитную по местным меркам обувь.

За садом начинались кварталы зажиточных ремесленников. К последним, кстати, относились и маги, не шибко одаренные от природы, зато трудолюбивые и добросовестные. Они шли нарасхват там, где не хватало обычных человеческих умений. Больного там, страдающего от хронического заболевания, вылечить. Крышу заговорить, чтоб не протекала, огонь, дров не требующий, обеспечить, фонтан хитроумный соорудить… Все зависело от наличия фантазии у мага и заказчика, и платежеспособности последнего. Умельцы готовить мало-мальски действующие амулеты, приворотные (и отворотные) зелья также пользовались спросом. А вот волхвы большой силы, такие, как Глеб Макарович, в таких кварталах обычно не селились, предпочитали жить наособицу. Некроманты большой силы тоже жили вдали от людей – у них неприязнь с населением была обоюдная. Те же, у кого силы было не шибко много, наоборот, пользовались хоть не гласным, да немаленьким спросом.

Долго рассиживаться нам не пришлось – вокруг нас начала собираться приличная толпа вездесущих мальчишек, привлеченных нашим нездешним видом. Металлист глубоко вздохнул, свернул свиток, поднялся на ноги. Я краем глаза заметила, что синяя точка, отмечающая пункт назначения, вроде как потускнела. Но тут же решила, что мне это показалось. Пора было двигаться дальше.

35
{"b":"11546","o":1}