ЛитМир - Электронная Библиотека

– Совсем девка охренела, – поддержал товарища друид.

– О! Ожили! Глеб Макарыч, они совсем как настоящие! Ребята, как же я рада! – вопила я, уворачиваясь от цепкой лианы, нацелившейся мне под коленки. – Антон, прекрати! Деда Глеб, ну скажите же им!

– А ну прекратить безобразие!! Как там Ярослав? Жив еще?

Через несколько минут все устроилось. Спутники пришли в себя, извинились, поблагодарили за спасение. Друид, не мешкая, принялся врачевать хозяина дома. Металлист устроился прямо на траве со своим неразлучным наладонником – описывать события по горячим следам. Я без сил плюхнулась рядом.

– Лиса, ты мне не могла бы помочь? – не дал мне задремать Антон.

Я поплелась на помощь друиду. Следом за мной поднялся металлист.

– Что делать надо?

– У тебя сил много осталось? А то у меня не хватит на все повреждения. Я и так на переломы много потратился, – как-то виновато сказал друид.

– Я сейчас с тобой поделюсь, – отодвинул меня в сторону Илья. – Еще чего не хватало! Из девчонки силу тянуть! У тебя, там, кажется, аптечка была, – повернулся он ко мне. – Не стой столбом, иди, загляни внутрь. Вдруг от ожогов что найдется?

И впрямь! В суматохе я совсем позабыла об объемистом холщовом мешочке. Та-а-к… Посмотрим…

Снадобье нашлось. И такое сильное, что через пару минут от страшных ожогов ничего не осталось. В отличие от живой водицы, оно пахло куда более приятно. Смолой сосновой.

– Ну, вот и все, – устало поднялся с колен друид. – Надо покамест оставить. Хозяина в покое. Чтобы новая кожа. Укрепилась. А не то. Рубцы останутся.

Не обиженный ораторским даром Антон говорил отрывистыми даже не фразами, но словами. Видать, устал очень сильно.

– Но почему он спит? – спохватилась я. Вспомнила, как старый волхв пятнадцать минут назад велел будить компаньонов, и немедленно. – С ним что-то не то?

Тишка жалобно ткнулся носом в мою ладонь.

– Да нет, – успокоил меня друид. – Это я. Его усыпил. Ему. Поспать полезно. Пойдемте. Присядем куда-нибудь. Устал я что-то. Только этого мертвяка. В осину упакую. На всякий. Случай.

***

Тиша расстарался – сбегал в соседний зажиточный дом, к своему другу. Вдвоем домовые натаскали нам еды столько, что на целый полк хватило бы. В результате совместных усилий енотоподобных на столе стояли: супы, по крайней мере, двух видов, цыплята жареные, котлетки медвежьи, пироги со всякой всячиной, куча салатов и еще много других блюд. Медвежатину я отказалась есть наотрез. Зато блинов с начинкой наелась так, что пришлось джинсы чуть расстегнуть. Ребята комплексами по поводу братьев наших крупных не страдали, уписывали кушанья во все щеки.

– Уфф, – наконец отвалился от стола друид. – Смотри-ка, руки дрожать перестали. Спасибо, Тиша.

Металлист тоже буркнул что-то благодарное, домовой галантно расшаркался.

– Что делать будем? – спросила я. – Как там наш хозяин?

– Спит ишшо, – важно ответил Тиша. Но потом резко сменил интонацию: – А вы ведь не уйдете? А то мне что-то боязно. Вдруг еще кто заявится…

Мы заверили домового, что никуда не уйдем, по крайней мере, пока не поговорим с Ярославом. Тишка вздохнул с облегчением, спросил, откуда у нас хозяйская пулька.

– Какая пулька? – не поняла я.

Оказалось, что пулькой именовался тот самый деревянный цилиндрик, залитый воском, что болтался у меня на шее. Как я поняла, пулька была чем-то вроде почтового голубя, но без возможности самоходного перемещения в пространстве. Подделать ее было абсолютно невозможно – на нем была аура владельца, единственная в своем роде.

– Интересно, что там внутри? – спросила я, вертя пульку. – Записка?

– Нет, она же голосом разговаривает, – удивленно посмотрел на меня домовой. – А ты что, не знала?

– Просто никогда пользоваться не доводилось, – ушла я от ответа. – Вот, в первый раз волхву помогаю, курьером работаю.

Уж не знаю, поверил ли мне Тиша, или нет, но виду не подал. Кивнул степенно, и пошел куда-то по своим делам. Я же отправилась к товарищам.

– …кому это выгодно, – услышала я, когда подошла поближе к ним.

– Что выгодно? – переспросила я, поудобнее устраиваясь в кресле.

– Кому выгодно нападать на ремесленника по амулетам, – пояснил мне металлист.

– И как, выяснили?

– Нет, – ответил друид. – Информации ноль. Но ночью решили караулить. На всякий пожарный.

Металлист вызвался дежурить первым, и друид, утомленный врачеванием, тут же заснул. Мне не спалось, хотя по идее, следовало отдохнуть перед дежурством, которое должно было наступить через пару-тройку часов. Я нацедила в кружку настойки шиповника, и устроилась в огромном старом кресле с видом на камин. Конечно, не так комфортабельно, как у начальства, но тоже ничего. И ноги помещаются.

Долго сидеть в одиночестве мне не пришлось. Металлист отложил в сторонку наладонник, подсел поближе.

– Странный ты какой-то боевой маг, – начал светскую беседу он.

– Это почему же?

– Ну, хотя бы потому, что ты не пошла путем наращивания пробивной мощи удара, – пожал плечами собеседник. – И не стала усиливать защиту голеней, предплечий, и иже с ними.

– Я даже не пробовала.

– А почему? Характер-то у тебя задиристый… Только не вскипай, я всего лишь сказал то, что думаю.

Как говорил классик, правду говорить легко и приятно?

А слушать?

– Хорошо, не буду. А про боевых магов… Они же походят на гоблинов. И руки себе уродуют, стены прошибая. А мне нравятся живые конечности, а не костные наросты. И, потом… Мне проще иметь дело с элементалами, чем с людьми. Я же не убийца какая.

Металлист неопределенно хмыкнул. Может мага давешнего вспомнил. Может, нет. Я, по опыту зная, что вразумительного ответа от него не добьюсь, отвернулась. Уставилась на пышущие жаром угли.

Это зрелище мне не надоедало никогда. Завораживало, грело – не только тело, но и душу. Ко мне подошел домовой Тиша, и, положив голову на колени, свернулся калачиком. Прикрылся пушистым хвостом. Постепенно его глаза начали закрываться, и он уснул.

– А как ты вообще в Заповеднике очутилась? – вновь нарушил тишину металлист.

– Было как минимум две причины.

– Первая?

– Сначала я разочаровалась в работе на университетского дядю…

– А тебе не кажется, что ты здесь по прихоти очередного «дяди»?

– Кажется, – пожала плечами я. – Только теперь я с «дядей» заодно, мне интересно так жить, и вообще… А чего это ты спрашиваешь?

– Да так, интересно просто.

– Небось, в наладонник запишешь, и будешь потом перечитывать, когда захочется узнать, как не надо поступать по жизни?

– Не кипятись понапрасну. Мне действительно интересно. Чем больше с тобой общаюсь, тем понятнее становится характеристика, заочно выданная тебе шефом.

– Это какая же? – надулась я на всякий случай.

– Это про Иванушку-дурачка в юбке, – оправдал мое дутье металлюга. – Впервые сталкиваюсь с такой непосредственностью по жизни.

– В таком случае вы неправы оба.

– Да неужели? А чем докажешь?

– Я юбок не ношу.

Металлист не ответил – только хмыкнул выразительно. Хотел было уже отвернуться, как что-то вспомнил.

– А вторая причина?

– В одно не шибко прекрасное утро у моей комнаты в общаге на Воробьевых горах появилась троица в черном. Кстати, местного покроя.

– И ты их испугалась? – усмехнулся наставник по металлу.

На то, что одежка оказалась из этого измерения, Илья, казалось, вообще не обратил внимания.

– Я от них удрала.

– ?

– Удрала, – спокойно повторила я. – А потом встретилась с начальством, и оно меня отбило.

– А сама не могла?

– Я тогда даже не подозревала, что у меня есть способности к магии. И…

– Когда же это было?

– Почти год назад.

Илья снова впал в прострацию – видать, не знал обо мне таких подробностей. Судя по отрешенному выражению лица, замолчал он надолго. А потом и наладонник извлек…

37
{"b":"11546","o":1}