ЛитМир - Электронная Библиотека

Дальше тропинка пошла в обход скал, рассеченных многометровыми трещинами, и пересекающихся под прямым углом, создавая полную иллюзию каменной кладки. Потом, петляя, поднялась по склону, и внезапно перед нашим взором открылась Ладога.

– Вот это да! – восхищенно выдохнула я.

– Нравится? – обернулся волхв.

Я кивнула. К чему лишние слова?

– Пойдемте, уже совсем немного осталось, там и полюбуетесь видами.

Это была совсем небольшая, но необычайно живописная бухта. Причудливо изогнутые сосны, казалось, выросли прямо из камня, сделали бы честь самому знаменитому садовнику страны восходящего солнца. Сквозь игольчатые ветви искрилось море. У самой скалы прилепился маленький аккуратный домик, на одного, максимум двух человек. Крыльцом он выходил на ровную – точно кто скалу ножом срезал – горизонтальную площадку. Не более ста квадратных метров, круто обрывающуюся вниз. Я подошла к краю – полтора метра до воды, дна не видать, ныряй – не хочу. В шторм тут, поди, совсем весело было.

«Наверное, Терентий поселит нас в другом месте», – подумала я, скептически оглядывая домишко. – «Тут всем тесно придется».

Стоявший спиной волхв обернулся. Посмотрел на меня лукаво, но ничего не сказал. Телепат! Я зареклась что-либо думать в дальнейшем на его счет.

Мы скинули обувь в прихожей, по одному вошли в комнату, и… замерли на месте! За дверью находилось громадное помещение. Да еще и снабженное, по меньшей мере, семью дверями. Наверняка за ними скрывались немаленькие покои.

«А вы мне еще толкуете про пятое измерение», – пришли мне на ум слова советского классика.

Меня так и подмывало выйти наружу, проверить, а в ту ли избушку мы вошли, или это был мираж какой-нибудь. Особо хитрый. Пока я размышляла, крайняя правая дверь отворилась, и в комнату вошел еще один маг. Высокий, худощавый, с хмурым, но приятным лицом.

– Знакомься, Владимир, гости у нас, – прогудел Терентий, поставив ударение на последний слог, отчего привычное имя вмиг утратило свою обыденность. – Ну как, осилил трактат?

Парень сдержанно кивнул волхву, и с интересом уставился на нас. Мы по очереди представились. Владимир оглядел нас, задержал взгляд на «сибирской» одежке, хмыкнул, но ничего не сказал – вероятно, от природы был не шибко разговорчив. Еще раз кивнув Терентию, маг вышел из дому.

Вслед за Владимиром появился домовой. Представился Мишей, чем и подтвердил мою возникшую ранее догадку о том, что все имена домовых кончаются на «ша». Оставалось только узнать, означает ли это «ша» что-то особенное, али просто так исторически сложилось, без заднего умысла. Тишка немедленно отделился от нашей делегации, пошел общаться с собратом по разуму. Безразмерную суму он попросту сбагрил хозяину. Ярослав покачал головой, но комментарии оставил при себе.

***

Расселили нас по половому признаку – всем в доме места хватило.

Ярославу было обещано пристанище в самое ближайшее время, и ему комната не требовалась. Друид, помня свое обещание домовому, вызвался помочь с выращиванием избушки. Так что нам, как минимум еще сутки, предстояло быть гостями острова. Волхв Терентий также выразил желание поприсутствовать при необычном домостроительстве. Могучий маг проявил такой неподдельный интерес к искусству заезжего друида, что стало понятно – здесь домовыращивание не практиковалось.

Так мы отправились подыскивать место для нового жилища Ярослава. Я, откровенно говоря, думала, что мастер амулетов захочет поселиться поближе к порту. Но он выбрал местный студгородок. То ли ему было неважно, кто, как, когда и где будет покупать его поделки, то ли это я что-то не догоняла в местной экономике. Скорее всего, последнее.

Мы обошли поселение юных магов раза три, пока мастер амулетов не остановил свой выбор на симпатичном пригорке, с видом на бухту.

– Лиса, – отозвал меня в сторонку друид.

– Чего? – почему-то шепотом поинтересовалась я.

– Как ты думаешь, твоя избушка Ярославу бы сгодилась?

– По-моему, да. А что?

– Я твой дом сначала растил, а потом еще и на новое место перетаскивал. И знаю его, как облупленный, – почесал в затылке Антон. – Поэтому ему подобный у меня получится быстро построить. А если начну заново, да еще в одиночку, то процесс может затянуться. Не хотелось бы Заповедник опозорить…

– Конечно, надо растить ту, что быстрее, – подошел металлист. – А какие сомнения?

– Там нет печи. А тут нет электричества.

– А второй камин, на кухне, сделать сможешь?

– Это мысль, – просветлел лицом друид. – Приступаю.

Антон оглядел полянку, выбрал местечко по ведомым ему одному критериям, набрал шишек, в изобилии валяющихся под ногами, втоптал в мох по периметру комнат будущего жилища. Потом вышел за пределы шишечного контура, встал, как истукан, руки протянул. Закрыл глаза, и зашептал на языке сосен. Отдельные звуковые сочетания мне были знакомы – еще со времен обучения у друидов в Заповеднике, но не более того. Рядом со мной стоял волхв Терентий, за ним еще один маг. От него за версту разило деревом – судя по всему, это был местный аналог друида, пришедший перенимать технику домовыращивания. Потом Антон, сраженный приступом самокритики, еще долго чертыхался: все переживал, что местным магам не удалось увидеть виртуоза Макса за работой. Те, впрочем, главное уловили, и были несказанно довольны – и избушки появятся новые, и сосны останутся целыми.

Через полчаса появился пол нового жилища, еще через час – выросли стены, а спустя какое-то время, и игольчатая, абсолютно непромокаемая крыша. Заметно отощавший Антон скушал тазик еды, потребовавшийся для восстановления потраченных им сил, и приступил к внутренней отделке помещений. Не прошло и восьми часов, как в распоряжении Ярослава оказалась новая избушка. Практически точная копия той, что служила мне домом в Заповеднике. Я, подученная Антоном, впарила Тишке проект своего жилища под таким соусом, что домовой просто не смог от него отказаться.

Так же Ярослав сделался обладателем единственного на острове водопровода. Местные волхвы-строители решали эту задачу как-то иначе, синтезируя воду из окружающей среды.

В общем, все остались довольны – и Ярослав, и волхвы, и домовой. Последний, так вообще пребывал на седьмом небе от счастья. Мы его, рвущегося за своей драгоценной сумой в дом Терентия, чуть ли не силой удерживали на месте. Волхв, узрев муки домового, пожалел зверушку, сам отправил за вещами. Тишка исчез в мгновение ока, даже пятки не мелькали!

Одно отравляло идиллию – то, что рядом периодически появлялся какой-то хмырь в рясе. Заместитель верховного волхва по хозяйственной части, как потом выяснилось. Бледноглазый, весь какой-то обтекаемый, с настолько незапоминающимися чертами лица, что, казалось, отойди от него на пару шагов, и не вспомнишь, как он выглядел. И имечко у него было под стать внешности – Тихоний.

И все-то Тихонию нужно было понять, а после этого во всем усомниться. Если бы не присутствие Терентия, никакого водопровода бы не случилось, потому что обтекаемый товарищ решил усомниться в том, будет соблюден ли экологический баланс. И откуда только аборигену известно слово «экология»? В общем, Тихоний оказался ложкой дегтя в бочке местного ароматного меда.

Дабы избежать пристального внимания со стороны не в меру любопытного менеджера по хозяйству, мы громко провозгласили, что отправляемся на экскурсию. В основном, конечно, я старалась: чуяло мое сердце, что Тихоний способен испортить нам настроение. Но Антон задержался, отвечая на вопросы местного специалиста по древесной части, и не видел, как Тихоний двинулся в его сторону, точно паук по паутине к запутавшейся в ней мухе. Он шел неспешно к намеченной жертве, причмокивая губами от вожделения, потирая волосатые руки… И мне стало не по себе. Можете считать меня нервной и впечатлительной, но я вдруг почуяла угрозу, исходящую от зама Терентия по хозяйственной части. Металлист, имевший дело с моим характером аж целых три месяца во время обучения, почуял, что дело пахнет керосином, и схватил меня за руку, в которой уже переливался красными оттенками маленький такой фаербольчик. Потом он мне признался, что испугался не столько огненного шарика (эка невидаль!), сколько хищного выражения на моем лице.

42
{"b":"11546","o":1}