ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ах вы, милые шалунишки, – ласково проворковал счастливый отец. – Отвяжите же Валю, и идите к папочке! Папочка подлечит, папочка добрый!

Глядя на то, как папаня обнимает троих юных садо-мазохтистов, я внезапно вспомнила, что где-то я уже все это видела. По телевизору, в соседнем блоке, «Семейка Адамсов» фильм назывался. Хотя, некоторые различия все же присутствовали. Так, девочка Валентина, например, (все-таки, как удобно – назвал всех чад Валями, и не надо ломать голову над именами!) не была анемичной да мрачной, но, скорее, выглядела полной жизни маленькой разбойницей. Эдакой Пеппи Длинныйчулок. Да вокруг площадки все было вполне жизнерадостно. Никаких тебе гробов, усыпален и кладбищ. Замок был свежеотремонтирован, как будто сошел с рекламного буклета туристической компании, сад – ухожен, да так, что способен был дать сто очков вперед университетскому дендрарию. Куры, клюющие зерно на заднем плане, выглядели довольными жизнью.

Пока мы обалдевали от подобной «идиллии», откуда-то сверху раздалось «па-аберегись!», и с третьего этажа замка вылетела гимнастка-акробатка. Наверняка за свое тройное сальто она взяла бы первое место на любых соревнованиях прыгуний в воду. Шутя! Да только тут бассейна не случилось (какое упущение!), пришлось ей зависнуть в паре сантиметров над землей.

– А вот и Веля! – приветствовал акробатку Зевул. – Иди же скорей, гроза морей, познакомься с нашими гостями!

Так перед нами предстала потрясающе красивая юная девица, в которой без труда угадывалась мать Пеппи, то бишь, Вали – они были практически на одно лицо. С огромными изумрудными глазищами, огненно-рыжими волосами, аккуратненьким носиком, чуть тронутом веснушками. Пропорции тела у матери были таковы, что все японские мастера аниме удавились бы от зависти – уж им-то никогда не удастся прорисовать мультяшку до такой степени, чтобы она казалась абсолютно живой. А тут – на тебе, ожившая анимешка!

Дочь также обещала не подвести фигурой.

– Веля, – протянула нам руку красавица. Пожатие у нее было необычайно крепким. – Какими судьбами в наших морях? Хотя, что же это я? Эй! Фламинго! Прими вещи у наших гостей, покажи им комнаты! А вы, ребята, – повернулась она к нам, – будьте как дома. Располагайтесь, отдыхайте, делайте, что хотите! А еще лучше, спускайтесь в гостиную, и побеседуем!

С этими словами она исчезла в том же окне, из которого так экстравагантно появилась. Правда, на этот раз обошлось без пируэтов. Зевул проводил красавицу вдохновенным взором. Я невольно засмотрелась на некроманта – нечасто видела столько любви к отдельно взятой женщине в отдельно взятом мужчине. А, судя по десятилетней Пеппи, то бишь, Вале, сей союз и вовсе выглядел феноменальным.

Не прошло и пары минут, как к нам подошел Фламинго – здоровенный араб с золотой серьгой в ухе. Заграбастал пожитки огромной лапой, махнул второй, следуйте, мол, за мной! Поселили нас в смежных апартаментах, выходящих в общую гостиную – вроде бы и не раздельно, но при желании можно уединиться, подумать о бренности жизни, и вообще… мало ли чего можно было сделать в одиночестве. Возможно, хозяева учли «дурную репутацию некромантов», и не захотели напрягать гостей принудительным разобщением. А может быть, просто звезды расположились удачно, поди, разбери теперь!

После ужина блюд эдак из пятнадцати (я заподозрила, что остатками здесь кормят деревню, должна же быть какая-то объяснимая причина безмерного счастья, царившего в селении), Зевул отправился играть с детьми, а Веля осчастливила нас своим анимешным присутствием. Признаться, я сначала стеснялась обыкновенности собственной фигуры, но ведьмочка была настолько дружелюбна, что через пару минут я совершенно привыкла к ее длинноногому обществу. Тем более, вскоре выяснилось, Веля была самым что ни наесть суккубом («нашла, с кем себя сравнить!»), но с мозгами набекрень. Где же это видано, чтобы суккубу не нравилось быть сексуальным объектом? А наша Веля бежала от своей природы в море, где успешно пиратствовала, пользуясь природными данными только для привлечения моряков под свои паруса. Надо сказать, конкурс на ее бриг всегда был огромен – почти как в хореографическом училище при Большом театре, а ведь он там – не меньше ста человек на место. Веля и по сей день бороздила бы просторы южных морей, кабы не любовь, большая и светлая.

В тот день ее корабль зашел в маленькую бухту для пополнения запасов пресной воды. Матросы успели сделать дело, поиграть в мяч на суше, поискать клад при помощи плохонького мага (точнее, в своей погодной специализации маг был очень даже ничего, а вот с металлом у него были не лады), в очередной раз разочароваться, и приготовиться к отплытию. Как вдруг увидели, что из прибрежных пальм из последних сил ковыляет чернявый парень, а за ним бежит туземный шаман – уж и фаербол очередной заготовил. Сзади виднелась еще куча народу. При взгляде на беглеца сердце пиратки так и зашлось бешеным стуком в преддверии большого и огромного чувства.

Короче, ценой небольшого ранения одного из матросов некромант Зевул был спасен. Правда, о роде своей деятельности он предпочитал не распространяться – спасли, и ладно. Но Веля-то вмиг его раскусила, что за птицу спасла ее команда. Она уединилась в своей каюте, а когда вышла, то объявила команде о своем высочайшем решении сменить амплуа. Бриг унаследовал первый помощник капитана.

С тех самых пор, уже лет десять жили суккуб и некромант в родовом замке Зевула в мире и согласии. Сам Зевул оказался безобидным человеком, никогда не использовавший свое страшное искусство во вред кому бы то ни было. Он и у туземцев-то чуть было не погиб из-за своей добросердечности. Внял слезным мольбам одной из женщин, вызвал дух ее покойного супруга. Да и то за тем только, что бы тот сказал, где он закопал честно нажитые, да нечестно прикарманенные совместные сбережения. А шаман узрел в нем конкурента, и возжелал от него избавиться…

После этого рассказа мы окончательно зашли в тупик, о чем честно признались хозяйке замка. Что же это получается, некроманты, все, как один, белые, мягкие и пушистые? Что Владимир, что Велимир, что Зевул… А тогда что это за отморозки нам в самом начале пути попались? И куда они теперь попрятались? Мы истребили последних? Или злодеи нашей защиты свежепоставленной испугались, что ли? Дык, она им и не во вред, вроде как… И зачем тогда их вообще надобно контролировать, да еще особым способом?

Веля же, узнав истинную причину нашего визита, повеселилась от души. Но это сперва. А потом помрачнела:

– Не на пустом месте люди некромантов не любят, – сказала она со вздохом. – Вам, молодые люди, повезло несказанно, что вы в наш замок прилетели. Вот приземлились бы на сотню километров южнее, тогда…

– Но там же нет никакого замка, – недоуменно воззрился на Велю металлист.

Достал свиток, предъявил вещественное доказательство.

– Ха! – непонятно чему обрадовалась суккуб. – Темнота! Кто же это вас с картами обращаться учил?

Я задумалась, кого бы из волхвов назвать в учителя. Но меня опередил друид:

– Волхв Макарыч, вообще-то. А что?

– Это который Глеб? – тут же оживилась Веля. – Глеб Макарович? Вот это да! И как он там поживает? А вы его ученики? Что-то плоховато он стал ученичков готовить, вот раньше, помнится…

Веля замолчала, уйдя мыслью в воспоминания.

А мир-то тесен, как оказалось…

– А вы что, тоже его ученица? – откровенно удивился друид. – Что-то мне не верится, не сочтите за грубость, пожалуйста.

– Да нет, что вы, – отмахнулась суккуб. – Мне не надо учиться, мне и так все дано с рождения.

Что же… Природа, и впрямь, не поскупилась на таланты для данной конкретной особи, внешность у нее была – что надо! Если и другие способности не подкачали, то тут точно никаких наставников было не нужно.

– А что же вы у него тогда делали? – озадачилась я. – Учеников на вшивость проверяли?

– Это мысль! – показала безупречные зубы Веля. – Было бы неплохо отсев устроить! Но, если честно, – серьезно и немного грустно сказала она, – все куда проще. Я родилась в тех краях, и частенько забегала в гости к деду Глебу. Он был всегда рад меня увидеть, несмотря на мое происхождение…

47
{"b":"11546","o":1}