ЛитМир - Электронная Библиотека

Как там было у Ремарка? Не бывает плохих людей, бывают те, на которых не хватило духовной силы?

– И это он так повлиял на… – замялась я.

– На выбор жизненного пути? – снова показала зубы немыслимой правильности и белизны суккуб. – Не знаю, может быть. По крайней мере, человек он на редкость правильный, при нем вести себя недостойно как-то не хочется…

Веля снова замолчала, погрузилась в воспоминания. Добрая улыбка озаряла ее нереально-красивое лицо.

Огонь в камине отбрасывал причудливые тени, и казалось, что на противоположной стене пляшут бескостные существа. Я смотрела на танец теней, а сама пыталась понять, что же такого сказала Веля, что мне показалось очень подозрительным. И внезапно вспомнила: карта!

– Так что же это получается? – нарушила я тишину. – Карта наша неточная, да и вы на ней никакой не суккуб, а некромант…

– Да! И замка этого, как его там… – оживился металлист.

– Жидомира, – подсказала Веля.

– Жидомира? – удивился металлист. – Ладно, пускай будет Жидомир… Все равно его замок не обозначен.

– А это означает, любезные гости мои, – очаровательно улыбнулась Веля, – что вы сами многое недоговариваете. Почему вас волхв Макарыч снабдил не подробной картой, а так называемым «безопасным вариантом»? Откуда вы сами явились? Судя по всему все же маги… Но какие-то…

Ага! Недоделанные. Слышали уже мы этот эпитет. И картой нас снабдил не Глеб Макарович, а волхв Борилий. Иванович.

Суккуб внимательно посмотрела на нашу делегацию, как рентгеном прошлась.

– О! Я знаю, вы с технической изнанки, – сориентировалась она. – Зевул! Иди скорее сюда! Ты еще ничего толком не знаешь!

Появился Зевул сразу – не иначе, и так был на подходе. Влюбленно посмотрел на жену, так и растаял под ее взором.

– Да, дорогая, – немного рассеянно произнес он. – Что мне неизвестно?

– Наши гости с изнанки! – восторженно завопила женушка. – Представляешь? Я таких уже сто лет не видывала!

Интересно, про сто лет – это правда, или такой цветастый оборот речи?

Зевул изумленно воззрился на нашу троицу.

– Как это все познавательно… – пробормотал он. – Как… Так позвольте еще раз приветствовать вас в своем доме, гости дорогие! Удобно ли вам?

Мы удивленно посмотрели на некроманта – он же уже нас приветствовал!

– Не пугай народ, – вступилась за нас его супруга. – Видишь, они и так смущаются.

– Тогда чем обязаны?

– Позвольте, я расскажу, – взмолилась Веля. – Это все так захватывает!

– О да! – поддержал ее намерение супруг. – Это так познавательно…

И рассказала Веля все и без утайки. И про волхва Глеба, и про то, что мы злых некромантов ищем себе на пятую точку. Зевул при последних словах неодобрительно покачал головой.

– Да, ребята… Повезло вам, что вы не к Жидомиру в гости попали, – подтвердил он слова своей благоверной, сказанные десятью минутами раньше. – Мы вот, еще на заре наших отношений решили как-то раз навестить соседа…

– Едва ноги унесли, – возбужденно блестя глазами, перехватила эстафету рассказа Веля. – Он, как оказалось, имеет нехорошую привычку жизненные силы у магов вместе с умениями отнимать, инкуб чертов!

Слышать подобное ругательство из уст суккуба было, по меньшей мере, забавным.

– К сожалению, я с вами не могу полететь, – продолжила Веля. – Я тут нужнее, и да и вам интереснее самим всю работу проделать будет, не нужна вам нянька… Но вы спрашивайте, чем могу – помогу!

Про «ненужность» помощи – это она загнула. Нам бы она совсем не помешала – мы уже не раз успели пожалеть, что Жозефина не пошла с нами. Но не показывать же, в самом деле, что от рассказов о Жидомире нам стало «немного» не по себе.

– А что это за специальная комиссия такая по некромантам? – воспользовался предложением учинить допрос с пристрастием металлист. – Ну, та, о которой мы на Валааме от…

– Это та, которую сейчас Велимир возглавляет, что ли? – излишне быстро среагировал Зевул.

От меня не укрылось, с каким беспокойством он взглянул на жену.

– Ну да, вроде бы так, – неуверенно отозвался металлист. – А что, еще какая-нибудь есть?

– Да ходят тут всякие, – поморщился хозяин дома. – За порядочного человека не считают, все норовят к чему-нибудь придраться. Только когда Макарычу нажаловался, вроде как полегче стало, отстали от нас, – пожаловался нам добропорядочный некромант.

Заодно и тему сменил.

– Да, – грустно сказала Веля. – И на свитках нас, как злодеев каких, до сих отмечают, и в гости к нам редко кто заглядывает. И все из-за некоторых жадных типов!

– А что, с этим Жидомиром никто справиться не может? – не выдержала я. – На что же тогда все эти волхвы хваленые годятся?!

Веля с Зевулом только вздохнули. Все было не так просто. Пока Жидомир сидит в своем замке, нападать на него бесполезно, ибо тот находится на своей территории. Если и убьет кого, то спишут на самооборону. Конечно, если жадный некромант совсем уж обнаглеет, начнет в жизнь из людей наглую выкачивать за пределами замка, то его схватят. Но ведь он хитрый, все делает потихоньку, на глазах у комиссии не нападает, ведет себя почти как образцовый некромант. И, потом, убьешь такого, так сила еще кого-нибудь себе отыщет, и неизвестно, будет ли новый носитель лучше прежнего…

Да… А я-то гадала, что это волхвы, такие все из себя могущественные, а справиться с кучкой негодяев не в силах. А получается, что это просто бесполезно. Лучшие носители темной силы либо редки, как тот же Зевул, либо вообще избегают тернистого пути некроманта. Те, что почестнее, стекаются на Валаам, контролю над собой учиться. Но бывают и подонки, и мздоимцы, и прочие низы рода человеческого. Но, как сказал кто-то необычайно умный, уж лучше привычное зло, чем зло неизвестное… Вот и терпят их волхвы.

– А что же это за комиссия у Велимира загадочная? – продолжал гнуть свою дугу металлист.

Зевул, поняв, что от дотошного гостя отвертеться просто так не удастся, тяжело вздохнул.

– А это для попрыгунчиков, стареть не желающих, – скривился он. – Только мало кто этим пользуется, больно уж метод омоложения ненадежный.

– Попрыгунчиков? – переспросил друид.

– Ну, тех, кто в тело помоложе переселяется, – пояснила Веля. Но я заметила, как она вся напряглась при этом. – Но это, и впрямь, очень и очень опасно.

– Чем же?

– Даже специально выращенный для подобной цели ребенок обладает своей личностью. Даже самый нелюбимый и забитый, и тот имеет волю, – неохотно, выдавливая из себя каждое слово, ответил Зевул. – А при переселении используются только собственные дети, и почти всегда в результате экспериментов получаются законченные шизофреники.

– Убила бы гадов! – вскипела супруга. – Сама задушила бы, своими руками! Но теперь ими специальная комиссия, видишь ли, занимается! А все остальные – преступники!

– Тихо, милая, – притянул к себе жену Зевул. – Все в прошлом…

Мы притихли. Смотрели молча, как вздрагивает сногсшибательная красавица от рыданий, как гладит ее муж по роскошным волосам. Потом мы узнали, что Велиного младшего брата собственный отец использовал для переселения. Но ребенок оказался настолько чист душой, что скончался на месте от несовместимости духа и материи. Папаша, естественно, тоже не выжил. Но это – слабое утешение.

А комиссия Велимира, как выяснилось, раз в год проверяла некромантских отпрысков на предмет тотальной бесхребетности.

Зевул давно увел расстроенную жену (утешать, по всей видимости), дрова прогорели, а мы все сидели в темноте, оглушенные потоком сведений. Металлист очнулся первым, достал наладонник, и принялся долбить палочкой по экрану. Друид сотворил магический огонь, жечь дерево казалось ему противоестественным. Я села на пушистый ковер у камина. В дверь тихо постучали.

– Войдите, – отозвался металлист, пряча чужеземную технику под рубашку.

Появился хозяин замка.

– Ну как она? – спросила я.

– Уснула, – облегченно вздохнул хозяин. – Я тут подумал, ребята… Я вам помогу с поисками. Только никому, слышите, никому не говорите, что я вам что-то там присоветовал, – попросил он.

48
{"b":"11546","o":1}