ЛитМир - Электронная Библиотека

–Та-ак, – протянул металлист. – Ты точно уверена?

– Точно-о-о-о-о-о…

Ответить мне толком не удалось. Не даром мне не понравился этот замок, и, как выяснилось, я ему тоже. Иначе, как же объяснить то, что именно подо мной провалился большой подозрительно прямоугольный кусок деревянного пола, и настолько большой, что я даже не смогла дотянуться руками до что-нибудь более-менее незыблемого. Слава всем языческим богам, летела я недолго, а приземлилась, судя по ощущениям, на солому. И эта мера безопасности мне показалась особенно подозрительной.

Рядом со мной приземлился наш багаж – еще чуть-чуть, и хромала бы. Темно было, как у негра в попе. Я торопливо поставила две защиты на всякий случай – и от магов, и от некромантов. А то, мало ли кто тут кроме безумного дворецкого шастает!

Отдышавшись, я запалила фаербол. Ага! Вон и парни – осторожненько сверху левитируют.

– Ну, ты даешь! – еще не приземлившись толком, оценил мои способности металлист. – И как только умудрилась?

– Так это не я, – принялась оправдываться я. – Это замок!

– Не-е-ет, деточки, ошибаетесь, – проскрипел мерзкий голосишко откуда-то сзади. – Это не замок. Это я вас поймал.

Мы торопливо оглянулись. Дворецкий с факелом, собственной безумной персоной. Судя по всему, проблески сознания в нем все же остались. Но какие-то уж больно неприятные.

– Дяденька Василий, зачем мы вам сдались? – начала взывать я к голосу разума безумного старикашки, озираясь по сторонам в поисках выхода. – Выпустите нас отсюда!

Глухо, как в танке. С одной стороны решетка (надо дождаться, пока старикашка слиняет, вдруг металлист что-нибудь придумает?), со всех остальных сторон – камень. И даже дыра в потолке успела ликвидироваться. И, скорее всего, не без помощи дворецкого.

– А вот найдете моих ненаглядных деточек, тогда и выпущу, – отреагировал старикашка.

Это он о детишках Ромуальдовых, что ли? О Мыколе со Всеволодом? Их же тут нет!

– Как же мы их найдем-то? – спросил донельзя озадаченный металлист. – Если мы в подземелье сидеть будем?

– Так они из этого самого помещения и пропали, – резонно возразил дворецкий. – Из запертого, – добавил этот несравненный любитель детей уже откуда-то издалека.

Мы остались одни. В кромешной темноте.

Где-то справа капала по капле вода. Слева – что-то неприятно шуршало. Действовало на нервы.

– И? Что делать будем? – спросил друид, когда шаркающие шаги дворецкого совсем смолкли. – Эх! Надо было сперва задание до конца выполнить, а уж потом соваться, куда не просят!

– Знал бы прикуп… – философски металлист. – Да зажгите же огонь, наконец!

– Не выходит, – удивленно протянул друид.

– Как это? – не поверила я. – У меня же получилось и защиту поставить, и огонь запалить… Ой! А теперь и впрямь – не выходит.

Видимо, дворецкий включил какую-то мощную заглушку магии. Ценой объединенных усилий нам удалось-таки зажечь крохотный ненадежный огонечек.

– Солому поджигай! – принялся командовать металлист. – Да не так! Бестолочь, прости меня за выражение. Не охапкой, сделай аккуратный пучок!

Честное слово, когда-нибудь мое терпение лопнет, и я все скажу, что о нем думаю! Сейчас, разумеется, не время и не место… Но, как только выберемся отсюда, узнает у меня, по чем фунт лиха! И не посмотрю, что в два раза тяжелее, и, судя по всему, что-то разумеет в восточных единоборствах. Как советовал один из московских инструкторов по рукопашному бою, объединю лучшее, что есть в женщине, то бишь, злобу и ярость. И, тогда…

– Лиса, кончай мечтать, – прервал мои сладостные помыслы друид. – Давайте лучше стены обстукаем. Вдруг где-нибудь потайной ход какой найдется?

Чтобы не скучно было долбить стенку, я отвязала коврик. Все же, какая – ни какая, а моральная поддержка. Как ни странно, коврик своей подвижности не утратил, а ведь наши магические способности стали практически нулевыми. Может, у него быстрее получится выход найти? Вскоре, как оказалось, мои предположения полностью себя оправдали. Коврик полетал-полетал, и замер перед каменным монолитом, тем, что напротив решетки. Потрепыхал краями для наглядности – идите, мол, а то я уже заждался!

Мы подошли. Стена как стена. Постучали – глухо, как в танке. Коврик пустил укоризненную рябь (неучи!), тихонько дотронулся до камня, и стена внезапно стала прозрачной. Лес какой-то за ней обнаружился, только вот с освещением было что-то непонятное. Темнота вроде бы как, но с какой-то подсветкой, что ли? В общем, мы рюкзаки в охапку, бегом на коврик, тот еще раз дотронулся краешком до стенки, и влетел в образовавшуюся пустоту. Свет погас, мы оказались в темноте.

***

Летели мы, скорее всего, недолго, но путь неведомо куда в кромешной тьме показался нам едва ли не вечным. Потом друид догадался засветить гнилушку, прихваченную в камере – та у древесного мага засияла подобно фонарю. А тут и коврик остановился. Прямо посреди огромной пещеры, способной вместить десяток – другой современных танков. А то и много больше – попробуй, определи на глаз расстояние при неверном свете пусть и магической, но все равно гнилушки. Единственное, что я знала о больших пещерах, так это то, что воздух в них настолько прозрачен, что при попытке оценить расстояние можно здорово лажануться. Разиков эдак в десять, а то и больше.

Под нами расстилалась подозрительно ровная поверхность. Озеро, покрытое шершавой пленкой из каменной крошки. За многие годы (если не века) крошка так слежалась, что являла собой материал, не уступающий по прочности льду. Нырять туда абсолютно не хотелось – проломить-то проломишь, а вот назад выберешься ли, еще вопрос…

Коврик, словно угадав мои мысли, взял курс к берегу подземного водоема.

– Чего стоим? Кого ждем? – подал голос металлист.

– Давайте карту посмотрим, – подал голос друид. – Интересно, куда это нас занесло?

– Тэ-экс… где это мы… недалеко отлетели… кажется, сбылась чья-то мечта… мы на Урале. Под ним, если быть совсем уж точным. Давай сюда, Лиса, свою Хозяйку!

Я не удержалась, дернула металлиста за волосы – очень удобно, когда хвост свисает аж до середины спины:

– Вот не понимаю я тебя, если честно. Леших видали, водяных тоже, домовые чуть ли не в каждой избе встречаются. А в Хозяйку ты не веришь, да еще так пренебрежительно о ней отзываешься! Относишься ко мне снисходительно – твое дело. Но причем тут она-то?

Илья покраснел – даже при свете гнилушки было видно. Пробурчал что-то извинительное – мол, верит он в Хозяйку, верит, пошутил просто неудачно. Раскаялся, типа.

И тут же, откуда ни возьмись, появилась ящерка. Маленькая такая, цвета и не разглядишь. Подползла поближе – стало видно, что спинка зеленым отливает. Головой мотнула, следуйте, мол, за мной. Я не удержалась, показала металлисту язык. Тот пожал плечами и отвернулся. Ну и бог и ним! Не детей же с ним крестить, в самом-то деле. В конце концов, его дело – мотоциклы да техника, мое же… Вот с этим я еще до конца не определилась, но сказка в моем мире определенно имела место быть.

Помнится, удивлялась я уже «пятому измерению» в этом мире. Но чтобы вот так вот, в пещере, ни с того, ни с сего, да лес возник – это был уже перебор! Стволы деревьев были каменными. Но, если бы я об этом заранее не читала, ни за что бы не догадалась – настолько искусно они были сделаны, совсем, как живые. А кора! Проведешь по тому же дубу рукой, и чувствуется упругая шероховатая поверхность.

Над головой у нас то ли звезды (что опять же, невероятно под землей-то) горели, то ли все-таки это какая-то разновидность авантюрина золотым песком поблескивала. Внизу ковром расстилалась трава. На ощупь шелковистая такая, по тонкости от всамделишной и не отличишь. И как сделано (если, опять-таки, сделано), тоже неясно.

Первым делом отвела нас ящерка в баню. Русскую, с веником, паром, и всем, что сопутствует – пивом там, квасом для меня. Правда, париться нам довелось вместе, потому пришлось облачиться в купальник, благо он у меня был с собой на «всякий случай». Банька была что надо, натоплена жарко, но без излишеств. И, конечно, ни о каком угарном газе и речи быть не могло – все честь по чести. Тут же был бассейн каменный со студеной водой – окунуться с пылу, с жару, да не без визга.

50
{"b":"11546","o":1}