ЛитМир - Электронная Библиотека

Марля действительно нашлась – в нее был завернут клубочек, врученный мне Жозефиной. При виде клубочка-путеводителя коврик встрепенулся – видать, магические нитки ему могли оказать реальную помощь. А там и металлист состряпал немного кривоватую иголку, зато с толстым ушком, в который при желании мог пролезть даже небольшой ужик.

– Ты хоть ставила когда-нибудь заплатки? – скептически осведомился он, вручая мне поистине ценный прибор.

– Рюкзак как-то ремонтировала, – почесала я макушку. – Но не знаю, подходит ли это под категорию постановки заплаток.

Из чего же все-таки сделать заплатку? Не из марли же! Ее и на четверть дыры не хватит, да и хлипковата она… Носовые платки тоже не годятся… Эх, хорошая у меня джинсовая куртка. Была, судя по всему.

Маникюрные ножницы, пять минут стараний, и скоро у меня в руках был довольно большой кусок прочной материи, которого хватило бы и на две заплатки. Не беда, джинсовая ткань пополам складывается, прошивается вдоль и поперек чудесными нитками…

– Ну, где наш больной? – бодро осведомилась я.

Даже излишне бодро, да еще и громко. Чтобы уж наверняка заглушить зловредный голос собственных сомнений по поводу функциональности получившейся заплатки.

– Да вот он, у койки, – отозвался друид. – Интересно, а ему больно будет?

– Не знаю, – с сомнением произнесла я. – Но, в любом случае, ничего поделать не могу, шить придется.

При этих словах коврик приподнялся и опал. Уж не знаю, имитировал ли он вздох обреченного на неприятности человека, но ему это определенно удалось.

– А ты ему обезболивающее заклинание прочти, – посоветовал металлист.

– Так он же не человек и не дерево, – возразил друид.

– Ну так пофантазируй, – ехидно отозвался наш общий наставник по металлу.

Коврик снова «вздохнул», еще натуральнее, чем в прошлый раз. Глядишь, еще и человеком заделается…

– Ладно, – решительно направилась я к потерпевшему. – Вы как хотите, а я приступаю. Антон! Держи его, а то удерет!

– Ишь, шустрый какой, – изумился друид. – Глядишь, может и оклемается. Давай, шей, что ли…

Заплатка удалась. По крайней мере, получилась не хуже еще одной, той, что стояла сантиметров на двадцать правее. Ниток хватило тютелька в тютельку. У меня по ходу работы даже создалось впечатление, что клубочек периодически добавлял мотков. А может, был рассчитан на одно использование, не важно, ремонтное, или путеводное.

***

– Ну-с, чего дальше делать будем? – спросила я, критически наблюдая за пируэтами, выделываемые выздоровевшим ковриком.

Дождь прекратился, гроза ушла на восток. Воздух был пропитан свежестью и лесом. Особенно сильно пахло грибами.

– Я бы не рекомендовал сегодня лететь, – сказал друид, он же непризнанный врач нашей экспедиции. – Давайте лучше место для лагеря подыщем. Не зря же мы с собой палатку тащили все это время.

– Всего в паре километров отсюда источник обозначен, – включился в обсуждение металлист. – Ну что? Туда пойдем?

Возражений ни у кого не нашлось. Мы взвалили магически просушенные рюкзаки, и, ведомые излишне бодрым летуном, отправились к месту будущего ночлега.

Напитанная влагой почва мягко пружинила под ногами. На землю медленно, но верно спускались сумерки.

Спустя какое-то время коврик остановился.

– Почти пришли, – подсвечивая карту наладонником, объявил металлист. – Метров сто осталось.

А источник оказался занят. И, потом, это был уже не источник, но колодец. И стоял он возле избушки.

Вообще-то я ничего против избушек не имею. Особенно таких маленьких, аккуратненьких, с трубой, напоминающей о тепле и уюте зимним вечером. Но эта тут была явно не к месту. И, что было еще хуже, в ней явно кто-то присутствовал. Ну и что теперь делать? Идти впотьмах искать новый источник? Нагло ставить палатку рядом с чьим-то домиком? А вдруг характерами с хозяином не сойдемся? А я-то размечталась: костер, комары, мозоль на заднице от долгого сидения на бревне…

– Похоже, и в этот раз нам не удастся воспользоваться палаткой, – подвел черту под моими размышлениями друид.

– Ну что, пойдем искать новое место для ночевки? – уныло спросил металлист.

– Давайте стучаться, – обреченно вздохнула я. – Что-то луны не наблюдается, а идти при свете гнилушки не хочется…

Пока мы обсуждали нашу скорбную участь, дверь избушки отворилась, и на пороге появился хозяин. Я перевела дух. Признаться, мое воображение этакого вредоносного старикана изобразило, а тут такой милый интеллигентный человек нарисовался. Одет он был в костюм охотничий, на редкость добротно сделанный. В чертах лица проскальзывало что-то восточное, волосы и бородка были черные, глаза карие, умные.

На вид, хозяин избушки и муху не сподобился бы обидеть. Уединился, видать, от суеты мира бренного, жил себе в глуши, никого не трогал. Теперь вот, стоял, нас разглядывал. Спокойно, вроде как, но в то же время с любопытством. Такое впечатление, что чего-то ожидал… Не дождался, судя по виду, и только тогда осведомился:

– Куда путь держите, странники? Небось, к источнику?

– К нему, родимому, – чуть подался вперед друид. – Да занят он, как я погляжу…

– Так давно уж, – чуть удивился хозяин. – Почитай, годков пять как сюда наезжаю, и избушка тут столько же стоит. Вы, я вижу, народ нездешний, – все с возрастающим любопытством разглядывал нас он. – Заходите, что ли, поужинаем. А там, если характерами сойдемся, и переночуете. Всем места хватит. А то стемнело, уже, поздновато новый ночлег искать.

Мы не стали отнекиваться, вошли. Избушка строилась без применения магии – обычный деревенский сруб, одна комната, печка, стол, широкие лавки. Хозяин назвался Берендеем, мы своими именами.

Вскоре закипел самовар. Мы, не желая совсем уж стеснять Берендея, вытащили свои припасы, выданные на дорогу заботливыми ящерками.

– Вот и хорошо, – обрадовался хозяин. – А то я гостей не ждал, и еды у меня маловато.

За ужином Берендей ненароком попытался выяснить у нас, не встретили ли мы в лесу людей. Мы честно ответили, что нет, не встретили. Чем, судя по реакции Берендея, несказанно его удивили. Но он не стал распространяться о причинах своего недоумения, все нас расспрашивал. Кто мы такие, да куда путь держим. Мы ему, конечно, всю правду говорить не стали. Сказали лишь, что «пульку» по заказу везем, да вот, незадача, в аварию попали. Коврик продемонстрировал свежую заплатку.

Хозяин подобными объяснениями, как ни странно, удовлетворился. То ли не вникал особо в то, что мы ему говорили, то ли не счел нужным копать дальше. На том ужин и закончился, и мы стали устраиваться на ночлег.

***

Проснулась я ночью на своей лавке от неприятного ощущения чужого присутствия. Точнее, не столько присутствия, сколько магического прощупывания. Я машинально прикрыла всех троих щитом, отводящим внимание. Теперь противник подумает, что обознался. Рядом проснулся металлист – дыхание изменилось, и прибегать к магии не пришлось, чтобы узнать, спит, али нет. Потом недовольно охнул пнутый в бок друид. Это мне уже не понравилось – судя по методу экстренной побудки, дело было серьезное. Только Берендей спал, причем каким-то не своим сном. Как потом выяснилось, ночные гости использовали узконаправленный, настроенный на конкретного человека, усыпляющий амулет.

Не сговариваясь, мы тихонько поднялись с лавок.

– Суккуб, маг, обычный человек, – одними губами поставил диагноз друид. – Под самой дверью уже стоят! Плохо!

Металлист согласно кивнул. Я подумала, что человек, скорее всего, не наемный убийца – что ему делать, в такой-то компании? Тут и суккуба хватит за глаза, если учесть, что Берендей спит крепким сном – заходи, бери тепленького! Правда, не совсем понятны некоторые технические детали – спит же человек. Или… Стоп! Усилием воли я заставила себя отвлечься от неподобающих мыслей. Собраться ведь нужно перед боем, а не силу воображения развивать!

55
{"b":"11546","o":1}