ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы заторопились в лазарет. Осторожно отвязали друида от коврика, положили на кушетку. Монарх, приветственно кивнув целителю, немедленно удалился. Наверняка, совещаться с Градомиром.

Лекарь Арсений, этакий доктор Айболит, деловито пожал металлисту руку, сказал мне, что рад меня лицезреть – познакомился, в общем. Я по-быстрому ввела его в курс дела. По мере моего рассказа доброе лицо целителя становилось все более озабоченным. Видя такое дело, я решила рассказать еще и про лешего, с его заветным корешком, якобы помогающим от каких-то там аморф. На этом месте лекарь начал подпрыгивать от нетерпения, и косить глазом в сторону друида. Не выдержал, подбежал, откинул ворот, вцепился в лесной амулет. Потом аккуратно заправил обратно, извинился, дослушал про то, как леший отказался сам лечить больного.

– Понятно, – сказал Арсений по окончании рассказа. – Ну что же… Гляну я сейчас вашего друга. А вы отвара целебного, силы восстанавливающего испейте. Что?! Спорить надумали? А то я не вижу, что вы сами истощились… То-то же…

Так мы с металлистом оказались на кушетке, пьющими горький, и, судя по всему, невероятно полезный напиток. Лекарь же, не теряя больше времени, приступил к осмотру. Для начала отключился от реальности минут на пятнадцать. Сидел, подобно истукану, вперив взор в пространство. Когда он вернулся обратно, выражение лица его было весьма далеким от радостного. Я думала, что целитель на этой безрадостной ноте закончит осмотр, но тот принялся водить руками над туловищем друида, подолгу замирая напротив тех мест, где находились сердце, печень, и прочие жизненно важные органы. Голову он тоже просмотрел, но не так тщательно – убедился лишь в отсутствии механических повреждений. Вздохнул, собрался с духом, к нам поворотился:

– К сожалению, ничем не могу помочь, – развел лучший царский лекарь руками. – Да и не припомню сейчас никого, кому этот случай будет по силам. – Вы, конечно, у волхва Егора счастья попытайте, когда он освободится. Но почему-то мне кажется, что он тоже должен отказаться.

У меня упало сердце.

– Но вы хотя бы представляете, что с ним случилось? – жалобно спросила я.

К счастью (или несчастью?), целитель представлял. На самом деле, ему было все ясно с самого начала, когда друида только вносили в приемную. Просто честный доктор хотел еще раз убедиться в том, что это не его пациент. По словам Арсения выходило, что обычно такие больные уже не выживали, потому как мерзкая тварь успела сломать что-то жизненно важное в области солнечного сплетения (я не поняла, что именно). Произошло это в тот момент, когда у друида лопнула защита, и он двинулся вперед. Потом он еще какое-то время держался по инерции – уж больно был молодой и здоровый. А затем отключился… Что же, все совпадало…

Вот тут-то я и начала себя клясть на чем свет стоит – ведь могла же активнее врага уничтожать, а не любопытствовать, почем зря. Глядишь, уцелел бы товарищ-то. Металлист потом сказал, что ему было жалко на меня смотреть – так я вся сникла.

– Кончай ты это дело, – веско сказал он. – Не твоя это вина, что с Антоном такая история приключилась. Давай лучше подумаем, как ему помочь можно.

В этот момент я и подумала про Хозяйку, сказала про нее целителю. Тот оживился, молвил, что не знает, поможет ли Владычица, но обратиться к ней стоит. Напоследок добавил, что, хоть состояние друида и устойчивое, но с лечением все же стоит поспешить – кто его знает, сколько оно продлится. Может, неделю. А, может, и дня три.

***

В таком вот настроении оставили мы друга в лазарете, а сами кинулись искать Берендея. По пути нам попался Градомир, поинтересовался, сможем ли мы, в крайнем случае, перевезти людей из крепости в безопасное место.

– Конечно, – не задумываясь, ответила я.

– А с земли нас не обстреляют? – осведомился более дальновидный металлист.

– Нет, – ответил военачальник. – Мы маскировать летунов умеем.

– Так чего же мы ждем?

– Подкрепления, – ответствовал командующий. – Если сын доберется до войска, то мы, считай, победили.

Почему-то мне показалось, что военачальнику очень не хотелось вывозить людей ковром-самолетом…

Еще полчаса прошло в напряженном ожидании. За это время мы успели узнать о том, что царское войско, судя по всему, бездействует, потому как ему командиры не знают точно, где монарх находится. Хороши они будет, если покинут столицу, а в этот момент Берендей явится за помощью, и попадет прямиком в руки к недругам. Подобные рассуждения показались мне спорными – можно ведь и разделить армию. Однако докучать своими соображениями я не сочла нужным. Отошла в сторонку, села наблюдать за кипучей деятельностью немногочисленных защитников. Не сказать, что они были шибко радостными. Скорее уж, приготовившимися. К смерти.

Но в тот день судьба оказалась милостивой к нам. Не прошло и получаса, как открылся огромный портал, и из него один за другим начали выходить министры и генералы, затем потянулись нескончаемым потоком воины. За первым порталом последовал второй, третий, четвертый… Но были они уже куда меньше размером. Они открывались один за другим, из них выныривали маги – целители, волхвы, боевые, эмпаты. Двор быстро заполнялся народом, общее настроение, которое до этого можно было классифицировать как «упадочное», взлетело до небес.

Отбыть немедленно нам не дал его величество Берендей.

– Друзья мои, – подошел к нам сибирский монарх.

Я торопливо обернулась – не видал ли кто?

Но все были заняты своими делами – готовились к обороне на новый, вселяющий надежду, лад.

– Я хотел поблагодарить вас, как полагается. – Наклонил голову он.

А полагалось нам по украшенному брильянтами кресту «За преданность короне», и один земельный надел с еще не построенным замком. На всех троих. У меня от изумления глаза на лоб полезли, но монарх резонно заметил, что в жизни всякое может случиться, а свой дом еще не мешал никому. Надо признать, в его словах была доля истины…

Мы пообещали заходить в гости, если нам случится еще бывать в этих краях, сердечно попрощались, обнялись, похлопали друг друга по спине. Прямо на глазах у соизволившей обратить внимание на подобное непотребство челяди.

Расстались.

Отправлял нас волхв Егор. Как и предполагал лекарь Арсений, он не взялся за лечение друида.

– Не смыслю я ничего в этом деле, – вертя пуговицу на рясе, молвил он. – Я больше в разрушениях понимаю.

Как ни было мне грустно, я улыбнулась: настолько не вязалось добродушное лицо волхва (и глаза сиреневого цвета) с его словами. Тот, увидев мою улыбку, и вовсе расцвел:

– Желаю вам удачи, ребята. И знаете? – оглянулся он по сторонам. – Мне почему-то кажется, что в лечении вашего товарища должна участвовать женщина. Только никому не говорите, что это я вам сказал. Нечего людям знать, что я еще и в медицине кое-что понимаю…

Вот и поди, пойми их, волхвов-то…

Более нас ничего не задерживало, и вскоре мы уже сидели на ковре. Волхв Егор наложил на нас хитрую защиту – полету она не мешала, но неприятель нас заметить не мог, даже если бы очень старался. Невидимые, мы взмыли в небо. В крепости вовсю кипела работа – готовились катапульты, приставлялись лестницы к стенам, наставлялись защитники.

В проигрыш не верилось абсолютно.

***

Несмотря на наши опасения задержаться в столице Сибири, посещение оной прошло без сучка и без задоринки. Я, признаться, ожидала какой-нибудь засады, но, видимо, судьба решила, что нам пора отдохнуть от нервотрепки.

Четвертым и последним адресатом оказался смотритель ходов на нашу Землю. Оказывается, в этом районе их, постоянно действующих порталов, было не меньше десятка. Присматривал за всем этим хозяйством неимоверно шустрый волхв-азиат, внешне чем-то похожий на паука. По крайней мере, при беглом взгляде на него создавалось такое впечатление, что перед тобой некто, обладающий количеством конечностей, превосходящим привычное число «четыре».

60
{"b":"11546","o":1}