ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет.

Я прислушалась, обнаружила троих агрессивно настроенных посторонних.

– С автоматами, поди, нагрянули, – прошептал товарищ. – Сейчас они у меня попляшут!

В ту же секунду очередь пропорола установившуюся было тишину.

«Ах, так!» – не выдержала я. – «Ну, получай!»

От злости у меня получилось столковаться с металлом из-за стенки. Автоматная очередь смолкла, сменилась привычными воплями.

– Добей их, – повернулась я в сторону металлиста. – А я пойду Таньку искать.

– Хорошо, – ответил товарищ. – Ты иди, а я скоро к тебе присоединюсь.

***

Таньку я магическим образом искать не решилась – боялась обнаружить ее мертвой. А так оставалась надежда.

Я торопливо обулась в уцелевшие под кроватью кроссовки, машинально сунула в котомку валяющуюся рядом Танькину сумку, нацепила на себя чудесный подарок Владычицы Уральской. И отправилась на розыски подруги.

По мере того, как я двигались из комнаты в комнату по смеси известки, осколков бетона, дерева и стекла, надежда умирала. Ибо в квартире мало что уцелело. Из пробитой газовой трубы на кухне сочился газ, объявляя о себе специальными примесями – метан, как известно, не пахнет. Не зажигая света, я потихоньку приоткрыла окно. Понятно, что нужно было валить из дому, и как можно скорее. Но с открытым окном оставалась надежда на то, что злосчастная квартира от газа не пострадает. И мы вместе с ней, и невинные соседи. И Танька… Если она еще оставалась жива.

Неожиданно послышались крадущиеся шаги. Я замерла на месте, приготовилась плавить металл. Но не успела – мои руки оказались прижаты к бокам. И как же супостат смог так ловко подобраться? Я не испугалась – со мной же был товарищ! – только завертела головой в надежде увидеть врага.

– Тише ты, – молвил супостат голосом металлиста. – Не дергайся.

У меня ухнуло сердце.

– Ну ты меня и напугал!

Молчание.

– Илюха…

– А, может, это я был шпионом, засланным в Заповедник?

– Это у тебя что, шутки такие? По-моему, так не время и не место!

Да где же он? И когда он соизволит меня отпустить?

– Вот я, не переживай, – как будто прочел он мои мысли. Руки освободились. – А я ведь серьезно… Про шпиона.

Я удивленно воззрилась на темное пятно перед собой. Свистел сочащийся из трубы газ. Смердело.

– Так тебя же Маня за друга приняла, – ошарашено произнесла я. – Не может быть!

– Может, – спокойно ответил «боевой друг и товарищ».– Амулет тот не я делал.

У меня упало сердце.

– А я тебе верила… Как же ты начальство обманул? Он же телепат! И Терентия? И Полоза? И Синюшку?

– Прощай, – сказал мне металлист, и направился к черному провалу двери.

В воздухе бесновались элементалы огня.

Я медленно осела на щебенку. Слезы лились по щекам, шлепались на колени. Джинсовая ткань быстро намокла.

«Лисенок…» – то и дело приходило мне на ум. – «Эх, ты…»

Сколько я так просидела, я не знаю. Мне было все равно.

Очнулась я от того, что по мне бегала юркая зеленая ящерка. Она заглянула мне в глаза, поняла, что привела в чувство, и кивнула головкой в сторону ванной – туда нам, мол. Я кивнула ей в ответ, но сперва все же просканировала обстановку. Огненных элементалов заметно прибавилось. Квартира уже давно должна была взорваться, и то, что она этого еще не сделала, меня удивило. Заставило собраться.

– Ладно, – вытерла я рукавом щеки, поднялась.

У меня еще оставалось задание. Неизвестное мне.

У меня еще, возможно, осталась жива подруга. В ком – в ком, а в ней я была уверена.

Таньку я, ведомая подручной Катерины, нашла. Она спала в неудобной чугунной ванне, свернувшись в позу зародыша. Из раковины на пол лилась вода. Как потом я узнала, на подругу накатил приступ тоски через полчаса после моего неумелого врачевания, и она оправилась в ванную плакать, а воду пустила, чтобы ее не слышно было. Там и уснула, потому что еще раньше приняла лошадиную дозу снотворного. Я вытащила ее из ванной, легко взвалила на себя, (спасибо волхву за науку!), и помчалась к выходу вслед за ящеркой…

…Я бежала мимо соседнего дома, когда раздался взрыв…

Глава 14.

Через полчаса мы вдвоем с закадычной подругой уже сидели в помещении железнодорожного вокзала. Одежда и документы были при нас. И это радовало. Как и то, что в здании оказался работающий кофейный автомат. А вот все остальное – нет.

– Квартира хоть застрахована была? – спросила я Таньку.

Чтобы отвлечься от своих проблем.

– Да, вроде как, – печально отозвалась она. – И что теперь делать? Куда идти? И где твой друг?

Не удалось отвлечься от своих проблем.

– По делам ушел. Скоро вернется.

Сказать правду я не решилась. И так человек натерпелся в последнее время, еще ему моих бед не хватало…

Но на сердце у меня было пусто и холодно – как будто некромант «постарался».

«Ну и пусть», – думала я. – «Пусть. В конце концов, кто он мне?»

Правильно. Никто.

– Лиса, – тронула меня за рукав Танька. – У тебя что-то случилось?

Я отрицательно замотала головой:

– Ничего особенного. Завтра… Нет, уже сегодня с утра мы решим все твои проблемы. Спи.

У нее, принявшей еще вечером лошадиную дозу снотворного, и впрямь, слипались глаза. Пускай спит. Хоть кто-то забудется…

По щекам снова покатились слезы.

– Плачешь? – произнес знакомый голос.

Передо мной стоял металлист. Слезы мгновенно высохли.

– Ты что-то забыл?

В моем голосе не было эмоций.

– Да.

В его – тоже.

– Что? Забирай и проваливай.

– Тебя.

Эмоций чуть прибавилось. Каких – мне было не понятно. И, признаться, все равно.

– Я тебе не верю.

– Придется.

– Почему?

– Я уже все рассказал Борису Ивановичу.

Вообще-то, это не ответ. Но, с паршивой овцы, как говорится…

– Когда ты успел?

– Только что.

– И что? – чуть оживилась я.

– Он знал. С самого начала. Но надеялся.

Мне было почему-то все равно. Ну, почти все равно, если быть совсем уж точной.

– Почему?

– Не знаю.

– Я проверю.

– Проверяй.

– Почему ты открылся мне?

– Не смог больше скрывать от тебя правду. Мне нужно было или убить тебя. Или открыться.

Вот так.

Но меня совсем не трогали его слова.

– Если ты соврал мне про твой разговор с Борисом Ивановичем…

Зазвонил мобильник. Металлист, не глядя, протянул мне трубку.

– Лиса? – осведомился телефон голосом волхва.

– Вы же телепат!

– Я понимаю. Ты не в духе. Но, поверь мне, он – друг. А теперь извини, я не могу с тобой разговаривать. Перезвони мне с утра, ладно?

Раздались кроткие гудки. Голова пошла кругом.

– Почему?

– Тише! Смотри! Тимофей идет!

Как ни странно, появление неприятного мне человека пошло мне на пользу – я мигом вышла из состояния ступора, в котором прибывала с момента откровения металлиста, начала действовать. Схватила Таньку за руку, накинула полог невидимости.

Опять этот риэлтор! Все-таки, что-то с ним не так! Эх, прогнала я тогда свое первое впечатление об этом типе, а зря. Как я не напрягала память, обиженная мною мысль не захотела возвращаться обратно.

Риэлтор остановился в десяти метрах. Огляделся. Заметил в углу бомжа. Поморщился.

– Наврали, уроды, – поднес он платок к носу. – Нет тут никого. Зря только в этот рассадник блох приперся!

Он зло пнул банку из-под кока-колы, и направился к выходу. Тара из-под популярного напитка отлетела, звеня, на добрый десяток метров, срикошетила от стены. Запрыгала по полу.

Танька заворочалась. Я схватилась в ее руку мертвой хваткой утопающего – меньше всего мне сейчас хотелось оставаться наедине с металлистом.

– Тань, а где работали твои родители? – ляпнула я первое, что пришло на ум.

Танька протерла сонные глаза.

– В каком-то НИИ, не помню точно, как название. – А что, это срочно?

69
{"b":"11546","o":1}