ЛитМир - Электронная Библиотека

Я очень надеялась, что волхв разом уничтожит мои сомнения, сказав слово, состоящее из двух букв. «Да».

Но я ошиблась, ответ был длиннее:

– Это и есть твое задание.

Спасибо, босс!

От негодования я не могла произнести ни звука. А так хотелось!

– Не за что. Проходи, Илья. Извини, Лиса, теперь моя очередь задавать вопросы.

И волхв спросил. Со всей возможной пристрастностью он докопался до самого захудалого фактика нашей поездки.

К моему величайшему изумлению, Борис Иванович не опроверг мои предположения относительно сходства риэлтора и Тихония. Но тему эту развивать не стал. Сказал только, что больше в Екатеринбурге нам делать нечего, и без нас там разберутся. Мол, мы такие мощные следы после себя оставили, что теперь в них только слепой заблудится.

Я заподозрила ящерок Хозяйки, и ее прозрачную стенку, но уточнять не стала. Тем паче, что имелись другие насущные проблемы:

– А квартира?

– Это ты про дальнейшую судьбу своей подруги? – угадало проницательное начальство. – Не беспокойся, устроим мы ее. Ту… скажем так, не жилплощадь, сами продадим, а новую в Москве купим. Только пускай она какое-то время у нас побудет, а то я за ее нервы опасаюсь. У вас все?

– Нет. Мы еще про НИИ авиации ничего не выяснили.

– Точно! – извлек флешку из наладонника Илья. – Уж больно у них полигон какой-то несообразный…

– Давай сюда свою игрушку, – сделал характерное движение рукой волхв. Флешка исчезла из ладони металлиста, и появилась в руке волхва. – Я сам разберусь, что к чему, еще вас там не хватало! Еще вопросы?

– Нам в Новосибирск отправляться?

– А как же! Я сейчас сам вас туда отправлю, чтобы время не терять, – ответил волхв. – Счет сейчас идет даже не совсем на часы… Давно уже идет… И вот что… Возьми, Лиса свой ПТ на всякий случай. Чует мое сердце, он вам пригодится.

***

Оказавшись в Новосибирске, металлист первым делом бросился к гаражу, где стоял его драгоценный мотоцикл. Изрядно покоцаный, с погнутыми дугами, не однажды клееным пластиком, но гордый и непобежденный «Honda Transalp». Тщательно отмытый после прошлогоднего сезона, он так и сверкал тем, что еще не было поцарапано, но было способно отражать свет.

– Илья? Что нам дальше делать?

– Вечера дожидаться.

– Но Борис Иванович…

– Не учи отца, – оторвался от мотоцикла товарищ. – Сын вампира к ночи только проснется.

И снова отвернулся.

– Я пошла, погуляю, – сказала я, видя, что человек увлекся.

То есть вообще не способен что-либо воспринимать, кроме своего драгоценного, единственного и неповторимого железного… Нет, не коня, а друга. Наверное, они многое вместе пережили, и выкрученную до упора ручку газа на ровном участке безлюдной дороги, и крутые повороты, и падения, и вынужденные простаивания без дела.

«Ну и пусть себе общаются», – внезапно решила я, нажимая на «скакуне» кнопку с надписью «Китай». – «Все равно это надолго».

Да и отдохнуть от потрясений последних дней не мешало бы.

В Сямыне как раз тренировка начиналась, мои одногруппники, китайцы, только приступили к разминке.

– Ли-са, – по-китайски певуче, но на русском языке сказал мастер Лин, – Добло пожаловать!

И добавил широкий жест рукой: присоединяйся, мол. Ну я и присоединилась, размялась, напрыгалась-намахалась – отвела душеньку, в общем. И как-то неожиданно для себя поверила в то, что «все будет хорошо». И что ситуация с металлистом прояснится. Тем или иным образом. Неважно даже, каким. И все будет. И я буду. Вот так.

Одна у меня промашка вышла – не было у меня Новосибирской кнопки, ведь мы же отправлялись туда телепортом, а я как-то упустила из виду, что я не знаю координат сибирского мегаполиса. Пришлось телепортироваться в Заповедник, и там с риском для жизни тревожить начальство. Оно, к счастью, оказалось в своей избушке, занятое Жозефиной и Танькой – видимо, ценные указания раздавало. При виде меня Танька радостно взвизгнула, и бросилась обниматься. Это, наверное, меня и спасло:

– А вот и она. Живая, здоровая, и мокрая вся насквозь, – беззлобно проворчало начальство. – Так что, зря вы, девчонки, волновались… Ну а ты что тут потеряла? Никак, душ мой тебе по душе пришелся?

Я почувствовала, что сейчас покраснею. Тоже мне, агент 007! Без начальства до пункта назначения добраться не в силах!

– Боги, ну что за детский сад я тут развел, – возвел сиреневые очи в потолок телепат. – Давай сюда ПТ! Я тебе запрограммирую кнопку на то же место, куда прибыли несколько часов назад, дальше сама разбирайся. А теперь, идите-ка все втроем отсюда, ко мне скоро гости будут. Лиса, чтобы ноги твоей в Заповеднике сей секунд не было!

Несмотря на недвусмысленный приказ начальства, в душ я все же сходила. У себя в домике, заодно и Таньке свое жилище показала. Та уже успела сдружиться с Жозефиной – девчонки ко мне на пару в дом завалились. И это было поистине хорошо, потому что я все же беспокоилась за подругу, а теперь можно было спокойно заниматься своими делами, ведь Танька оказалась под надежным присмотром. А еще это было поистине ужасно – теперь, когда эти две болтушки объединились, мне стало куда сложнее уворачиваться от расспросов о моих отношениях с металлистом. Об очень непростых отношениях…

Сначала я отвертелась от вопросов, банально сославшись на то, что мне помыться после тренировки надобно. Девчонки удалились на кухню изводить травяные чаи, а я скрылась в душевой. Целебные струи соснового сока (видимо, над избушкой друид Макс поколдовал в мое отсутствие, за что ему большое спасибо!) смыли с меня не только китайскую грязь, но и всякое беспокойство по поводу чужого любопытства. В самом деле, что это я тушуюсь, как маленькая?

– Да, – отвечала я, развешивая мокрую спортивную форму, – да, усиленно штудируем Камасутру. А еще придумываем некоторые позы в воздухе, в воде и на…

– Хватит, – прервала меня Жозефина. – А то у меня от подробностей уши завянут. Не могу же я представлять своего братца в таком непотребном виде!

– Как скажете, девчонки, как скажете, – послушно прервала я поток собственного красноречия, всовываясь в очередные джинсы, и критически рассматривая себя в зеркале.

Ничего, похудела слегка, и волосы вернулись к изначальному цвету. Можно, было бы, конечно, нарядом от ящериц Татьяны блеснуть… Но только зачем? И перед кем? Металлистом, что ли? Вот еще! Одно дело изредка на занятиях в Заповеднике дразниться, и совсем другое – отправляться на совместное задание чуть ли не в пеньюаре.

И вообще, смогу ли я теперь с ним хотя бы дружить?

Верить, как раньше? Вот в чем вопрос.

Вопрос без ответа…

Пора было отправляться на задание.

***

– Привет! – сказала я, заглядывая в гараж. – Как у тебя дела?

– А, это ты? – не поворачиваясь, отозвался металлист. – Так скоро?

– Ну да, – несколько оторопела я. Прошло уже несколько часов… – Вообще-то, уже скоро стемнеет, да и задание у нас было, и… Куда пойдем, короче?

– Ко мне домой, – не отрываясь, впрочем, от мотоцикла, произнес товарищ. – Сейчас, погоди еще чуть-чуть… О! Готово!

Демонстрируя мне свою широкую спину, он повернул ключ зажигания, мотор тихо заурчал. И, что самое удивительное, процесс этот не сопровождался выхлопными газами. Что это у металлиста за топливо, интересно?

– Ты ведь, наверное, голодная? – повернулся он наконец-то ко мне.

Но, по-моему, он смотрел на меня с какой-то тайной надеждой: «может, она исчезнет отсюда, даст мне спокойно заняться своим делом, а завтра я, так уж и быть…»

«Ну уж нет. Дудки!» – решила я. – «В конце-то концов! И так моя безграничная доброта простиралась на целых… пять часов!»

– Не испарюсь, не надейся, – показала я ему язык.

– Вот черт! – притворно скривился байкер. – Ладно уж, пошли, что ли. А то что это я, в самом-то деле?

Илья заглушил мотор, вытер грязные руки о порядком извазюканную тряпку, после чего запер гараж усилием мысли. Руки его, если и стали чище, то ненамного.

72
{"b":"11546","o":1}