ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
На Алжир никто не летит
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Аврора
В объятиях лунного света
Совершенная красота. Открой внутренний источник здоровья, уверенности в себе и привлекательности
Голос рода
Отчаянные
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере

– А чем ты тут занимался, пока меня не было?

– Не поверишь, экспериментировал!

– И как, успешно?

– Не знаю, ты же мне проверить не дала, – пожал плечами он.

– Фу, какая я нехорошая… Так что тебе мешает, поди, да проверь!

Металлист на секунду ушел в себя – скорее всего, «слушал» свой мотоцикл.

– Не-а, – покачал головой он, – ему еще привыкнуть надо.

– Транспортному средству, – уточнила я.

– Ну да, – подтвердил собеседник, – ему, бедолаге. Так что ты вовремя появилась, – поставил Илья точку в своей сегодняшней гаражной эпопее. – Как же я проголодался!

С этими словами он схватил меня за руку, и потащил вперед.

Я, ехидная такая, хотела было осведомиться, в каком смысле это он проголодался. Но потом посмотрела на габариты товарища, вспомнила о «дуле» в легких, о том, как мы расстались в квартире у Таньки… И передумала задавать дурацкие вопросы.

Шли мы сравнительно недолго, могло бы быть и дольше. Дорога пару раз повернула, прошла сквозь небольшой скверик. Следуя ей, мы пересекли в меру оживленную трассу, нырнули в жилые кварталы, попетляли среди домов. И, наконец, когда я уже начала подозревать, что мы банально заблудились, металлист уверенно направился к высокому кирпичному дому. В подъезде он, проигнорировав лестницу, подошел к лифту – значит, жил высоко. Поднялись мы на девятый этаж, прошли по длинному коридору, живо напомнившему мне родную общагу.

Пока мой спутник без ключа общался с замком, я думала о том, что у меня, наконец-то появился шанс хоть немного постичь его душу. А заодно и справиться с заданием начальства – ведь, как известно из мировой литературы, «ничто так не раскрывает характер человека, как его жилье».

Однако моим чаяниям не суждено было сбыться.

– Лиса, – прервал мои умствования металлист. – Я не могу войти в дом.

– Так достань ключ, – посоветовала я ему. – Вдруг поможет?

– Ты не понимаешь, – покачал головой он. – Я с любым замком договориться могу без ключа, и конкретно этот мне идти дальше не советует.

– И что говорит? – посерьезнела я.

– Ну, насколько я его, перепуганного, понял, его открыли грубой примитивной отмычкой после получаса возни с разного рода ключами, – загнул один палец Илья, – потом устроили тотальный обыск в квартире, – загнул он второй палец, – и, что самое главное, заминировали помещение.

– Ой!

– Что «ой!»? – передразнил меня металлист. – Не бойся, мы туда не пойдем!

– Да нет же! – ответила я, показывая за появившихся парней в одинаковых черных костюмах в конце коридора. – Руку давай!

И, не слушая металлических возражений, я схватила товарища за верхнюю конечность, и нажала первую попавшуюся кнопку на приборе телепортации.

– Где это мы? – выпучил глаза спутник. – Сюда, скорей! – схватил он меня за руку, увлекая под навес.

Но было поздно, мы успели вымокнуть до нитки за ту злосчастную секунду, что находились под открытым небом.

– Где мы? – ошалело повторил металлист. – И что это еще за фейерверк?

Его изумление можно было понять: даже я, привычная, и то с трудом узнавала свою тренировочную площадку в частых вспышках молний, сопровождающихся разрывающим барабанные перепонки громом.

– Я тут занимаюсь, – произнесла я, вклинившись между двумя раскатами.

– И как часто? – ехидно осведомился металлист.

– Обычно раз в день, по будням и субботам.

– Ну, тогда понятно, чего ты такая отмороженная, – заявил мне наглец. – А я-то все никак сообразить не мог, что это у тебя с характером! И что это за планета?

– Вообще-то, это самый что ни на есть обычный… – начала пояснять я, но тут заметила, смешинки в глазах моего спутника. – Ах ты… гад! Ну что ты ржешь?

Тоже мне, шутник выискался! Я, надувшись, отошла от компаньона, внимательно изучая «скакуна», чтобы не лажануться еще раз.

– Черт! – прекратила дуться я.

– Что случилось? – моментально посерьезнел металлист.

– Батарейка разрядилась, из-за грозы, наверное. А начальство утверждало, что ее на сто лет хватает. Что делать будем? Может, карточка Заповедника к местным банкоматам подойдет?

– Давай сюда, – выхватил металлист прибор у меня из рук. – Учись!

– О! Зарядилась! – обрадовалась я, не обращая внимания на менторский тон компаньона. – Ну что, обратно?

– Куда именно «обрат…»? – спросил было товарищ, но не успел докончить фразу. – А, понятно! «Планета кино», площадь Калинина, так бы и сказала.

Мы снова стояли посреди Новосибирска. Туда-сюда сновали машины. И люди. Было ветрено и холодно. А наша одежда была мокрой насквозь. Надо было срочно убираться в тепло.

– Пошли в гостиницу!

– Я, вообще-то, к отцу собирался, – озадаченно посмотрел на меня металлист. – Но, возможно, ты права, гостиница лучше, ибо никто не знает, как решит развлечься папа на ночь глядя. А отцу я из номера позвоню…Куда пойдем?

– Это ты меня спрашиваешь? – изумилась я. – Кто у нас живет в Новосибирске, ты или я?

– Я, вообще-то, живу в квартире, а не снимаю каждую ночь по номеру, – резонно возразил мой спутник. – То есть, жил в квартире, – понурился он.

– Да брось ты, не взорвали же ее, – попыталась я подбодрить металлиста. – Или у тебя там какой-нибудь компромат был?

– Ничего у меня там не было, кроме мебели и мотоэкипировки, – покачал головой он. – Все, что нужно для работы, я собой увез.

– А посуда?

– Ой, не придирайся к словам, и так тошно! – отрезал мой спутник.

Я, открывшая было рот, чтобы произнести неумную фразу про кротика и его поруганную норку, беззвучно закрыла его обратно. Будь я на месте товарища, то, наверное, так не расстроилась, взорви кто-то мои восемь квадратных метров в общаге. Но то ведь я, перекати-поле. А то он, загадочная металлическая душа. Мое задание. В настоящее время изучающее наладонник.

– Лиса, – позвал меня металлист спокойным голосом.

Очень спокойным.

– Да?

– Пошли, что ли, – сказал он. – Я тут отель неподалеку нашел. Тебе, сосновая душа, должно понравиться.

Шли мы до гостиницы четверть часа. Обсохнуть, конечно, не успели, но в кроссовках уже не хлюпало. По дороге я зашла в спортивный магазин, купила костюм для тренировок – мой все равно в Заповеднике остался, да и переодеться надо было. Глядя на меня, и металлист тоже выбрал себе запасную одежку. Мы молча расплатились, так же молча вышли, и, ни слова ни говоря, пошли дальше. Илья периодически заглядывал в наладонник, сверяясь с курсом.

Наконец мы вышли к отелю «Стиль жизни», трехэтажному коттеджу в стиле «загородная мечта нового русского», расположенного в сосновом бору. Миловидная тетенька, встретившая нас на ресепшене, напряглась было от нашего мокрого и совсем не представительного вида, но расслабилась, как только мы продемонстрировали ей свою платежеспособность.

– К сожалению, у нас сейчас только один свободный номер, самый дорогой, – облизнулась она на тысячерублевые бумажки. – И там только одна кровать. Но очень большая.

Почему-то я не удивилась.

– Надеюсь, у вас там два одеяла найдутся? – мрачно осведомился металлист.

Тетка оживилась, закивала, и принялась перечислять нам содержимое номера. Там были: джакузи с гидромассажем, телевизор широкоэкранный, кондиционер («конечно же, работающий!»), мини-бар, и еще куча чего-то не вполне нужного. Запасное одеяло, разумеется, нам должны были доставить как только, так сразу.

Кроме того, лестницы в отеле были мраморные.

– А сауна у вас, случайно, не найдется? – задала насущный вопрос продрогшая я.

– Конечно-конечно! – оживилась администраторша. – Специально для вас, – обласкала она нашу замызганную делегацию взглядом, – скидка двести рублей в час.

– И сколько же она стоит? – осведомилась я невинным голосом.

– Со скидкой всего тысяча восемьсот рублей в час, – слегка потухла тетка. – Зато у нас парная отделана африканским дубом. Для Вас.

– Так дешево? За африканский дуб? Да еще и специально для НАС? Берем! Два часа.

73
{"b":"11546","o":1}