ЛитМир - Электронная Библиотека

Администраторша заверила, что через час сауна будет готова. Пожирая нас лучащимися от счастья глазами, она осведомилась насчет халатов, простынь и полотенец («совершенно бесплатно, только для Вас!»), выдала нам ключ от номера, вежливо спросила, не нужен ли нам мальчик для переноски нашего багажа.

– Это вы про эту котомку? – искренне удивилась я. – Сами справимся, вот, держите за заботу, – отдала я двести рублей, и поспешно удалилась во избежание навязывания еще каких-нибудь услуг.

Несмотря на вечернюю прогулку в мокром виде, я все же не заболела – наверное, исключительно благодаря африканскому дубу. Металлист почтил сауну своим присутствием только в последний час – еще один у него, по всей видимости, ушел на осознание ситуации и себя в ней. Ввалился в парную без стука, хорошо я в полотенце была.

– Паришься?

– Как видишь, – с достоинством оправила я задравшуюся покрышку. – А ты что же, не будешь?

– Я в этот раз джакузи обойдусь, – махнул рукой металлист. – А ты давай, заканчивай, и в номер поднимайся. Я нам ужин сейчас заказывать буду. Что будешь?

– Мне много еды не надо, – попросила я. – Лучше чаю побольше. С малиновым вареньем. И два огромных бутерброда с красной икрой.

– И это все? Ну ты даешь! – удивился Илья. – А я сейчас теленка, наверное, целиком заглотаю.

Да-а-а… У металлиста, кажись, поднялось настроение…

…А может быть, и не только оно – судя по свечам, шампанскому и клубнике на маленьком столике возле огромной кровати. Кроме означенной выпивки и закуски, по всему объему комнаты были зажжены свечи – на телевизоре, подоконнике, шкафу, и даже, по-моему, в ванной.

– Это что за иллюминация?

– Это подарок от хозяина отеля, – рассмеялся Илья. – Нас администраторша не правильно поняла, решила, что у нас с тобой встреча романтическая.

– А, ну ладно тогда, – милостиво разрешила я. – Пущай горят, так даже симпатичнее. Но учти, шампанское я пить не буду.

– Что так? – прищурился металлист. – Боишься захмелеть и потерять контроль над собой?

– Да нет, все куда банальнее. Я его не люблю. Ну-с, ты, уже, наверное, что-нибудь придумал по поводу того, кто это так поступил с твоим домом?

– Я-то придумал, – сказал металлист. – Но ты мне сначала скажи, что ты обо всем этом думаешь.

– Ну… – протянула я, пытаясь собрать мысли воедино.

Они, как на грех, разбрелись. Все, до единой. А потом направились в сторону еды, что стояла посреди огромной постели на подносе.

Металлист проследил за направлением моего взгляда.

– Я понял. Но после ужина я жду твоего ответа.

В его голосе слышалась уверенность. И сила. И внутренняя правда.

Может, и впрямь, он не настолько плох…

Бутерброды были вкусные, на хрустящем поджаристом хлебе, с маслом. Повар икры явно не пожалел – по полбанки, поди, на каждый тост вывалил. Металлист презрительно скривился на мою еду, и принялся уписывать стейк невероятных размеров, свиной, в меру прожаренный, по его же словам.

«Эх! Все-таки икра – это вкусно», – решила я, уговаривая второй бутерброд. – «А теперь вот чайку испить, и баиньки».

– Так что ты обо всем этом думаешь?

– О чем?

Глаза слипались.

– Понятно… – протянул металлист. – Тогда твое мнение не учитывается. Собирайся. Пошли.

– Ты что, спятил? Я спать хочу!

Сказать по совести, мне сейчас было абсолютно плевать даже на то, что у кого-то там «счет идет на часы». Второй бессонной ночи мне не хотелось.

– Потом выспишься, сейчас дело делать будем, – отрицательно покачал головой Илья. – А то кто-то слишком уж зарвался, нужно его на место поставить, – недобро сощурил он глаза.

Спорить мне с ним почему-то не захотелось. Равно как и становиться у него на пути, хотя бы и случайно.

***

– Мне хххолодно, – выбивая дробь зубами, сказала я. – Сссейчас окоччччурюсь.

– А одеться ты не пробовала? – скептически оглядел мою футболку металлист. – Слов нет, выглядишь ты где-то даже сексуально, если бы не мурашки по всем открытым местам.

– И по неотккккрыттттым ттттоже, – «успокоила» я товарища. – Мы же вещи в стирку отдали, забыл? А это я для гостиницы купила, кто же знал-то, что ночью попремся хрен знает куда?

– Не хрен знает куда, а в новосибирскую контору, – назидательно изрек металлист. – На, держи мою покрышку, горе луковое!

Я напялила его необъятную куртку, помахала рукавами как привидение. Особенно реалистичной вышла тень на асфальте.

– Черт, холодно, – произнес у меня за спиной Илья. – Нет, так я на серьезное дело не пойду, еще не хватало замерзнуть и дрожать, как поросячий хвостик… Нет, это не то, – тщательно осмотрел он дверь закрытого супермаркета. – И это – не то… Этот продуктовый… А вот этот нам подходит! Где ты там? Давай, вспоминай уроки домового, а я пока с замком побеседую.

– О высоком? – уточнила я, набрасывая на нас обоих отводящий глаза полог.

– Да нет. Этот замок все о ключе бронзовом мечтает, стальной ему вишь, не так вставляется, – серьезно ответил металлист. – О! Готово! Пошли, только руками ни за что не хватайся.

– А сигнализация? – прошептала я.

– Тут ее нет, – так же, шепотом, ответил Илья. – И камеры наблюдения еще не подключены. Пошли ужо, хорош труса праздновать.

За ручки, крадучись, прошмыгнули мы внутрь пустого магазина. Поблуждали, пока не нашли отдел перчаток – своих-то у нас не было, а оставлять следы как-то не хотелось. Я пыталась расслабиться, но у меня плохо получалось. Наверное, со стороны я представляла собой забавное зрелище – двигалась то синкопами, то зигзагами. Все-таки, я в душе не воришка, потому как никакого кайфа пребывание в магазине мне не доставляло.

Нужный нам отдел нашелся на втором этаже, в нем мы быстро выбрали мне утепленную ветровку, оставили деньги на кассе рядом со снятыми бирками – чай продавцы не маленькие, догадаются! И тихонько вышли из магазина.

– Куда теперь? – спросила я, с удовольствием вдыхая свежий ночной воздух.

– За мотоциклом, – ответил металлист. – Будем надеяться, что бедолага уже привык к нововведениям в своей нелегкой судьбе. Жаль, только, защиты у нас с тобой не будет, и быстро ехать не можем.

– Это почему же? – заинтересовалась я. – Опасно, что ли?

– Да нет, дышать нечем, и глаза слезятся так, что ничего не видно, – усмехнулся товарищ. – Ну и опасно, разумеется, не без этого.

– А куда нам?

– В Академгородок, – коротко ответил металлист.

– Ну так, давай заберемся еще в один магазин.

– Времени нет.

Какое-то время мы шли молча. Пока я не начала узнавать места.

– Смотри-ка, почти пришли, тут я уже сама тебя искала, этот поворот мне знаком…

– Когда это? – искренне удивился металлист.

– Все-то тебе расскажи, все секреты свои на ладонь положи, – ушла я от ответа. – Ты мне лучше скажи, стоит ли нам опасаться какой-нибудь засады?

– Не хотелось бы, – усмехнулся товарищ. – Но, если они и гараж взорвут, то им явно не поздоровится.

Засады не было. Металлист завел своего железного коня, выкатился задом из гаража, после чего железная дверь, повинуясь его взгляду, захлопнулась.

– Я поняла, магия металла – это для законченных лентяев, – глубокомысленно изрекла я.

– Садись уже, философ! – хлопнул Илья по сиденью сзади себя. – Держись за меня крепче.

– Ага! Ты только спишь и видишь, чтобы я к тебе поплотнее прижалась.

– Вот снесет тебя, сама будешь виновата! – рассвирепел потерявший терпение байкер, и мотоцикл, повинуясь его мысленному (я абсолютно уверена!) приказу, сорвался с места.

Меня качнуло назад. Я инстинктивно вцепилась в металлиста обеими руками и что есть силы сжала его коленками. В лицо ударил ночной воздух, волосы байкера заполоскались на ветру, дышать стало практически невозможно.

«110», – увидела я на спидометре. И это – «медленно»? Что же тогда «быстро?» Стрелка продолжала неуклонно клониться вправо. На отметке «150» я догадалась поставить защиту вокруг головы. Дышать стало легче, жить стало веселее. Как вихрь, промчались мы по ночному Новосибирску. Скоро дома кончились, стало еще холоднее. По обеим сторонам дороги потянулся лес. Деревья слились в одну полосу, на спидометр я взглянуть даже боялась. Чтоб их, этих русских, вместе с их пристрастиями!

74
{"b":"11546","o":1}