ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вторая жизнь Уве
Бабий ветер
Береги нашу тайну
Магия утра для влюбленных. Как найти и удержать любовь и страсть
Пустое сердце бьется ровно
Игра престолов. Часть I
Ожидание чуда. Рождественские рассказы русских классиков
Панк-Рок: устная история
Бог пива

Перед поворотом с шоссе, мы притормозили, скорость упала до отметки «120». Легли в повороте – только искры брызнули из-под коленки металлиста. Выпрямились. Снова заревел ветер.

Потом начались дома. Тут уж не разгонишься, студенты вон нетрезвые ходят, кто в обнимку, кто поодиночке. Мотоцикл мы оставили у какого-то строения, в котором мой тренированный глаз тут же вычленил характерные признаки общаги.

Ну-ну.

– Твоя контора представляет собой укрытие для нетрезвых студентов? – скептически осведомилась я.

– Нет, это для маскировки мотоцикла, – отмахнулся от меня байкер. – Пошли.

– А сигнализация? – не удержалась я.

– Не учи отца, и баста, – отрезал компаньон. – Тут его никто, кроме нас с тобой, не увидит. Пошли, кому говорю.

Интересно, почему он стал таким грубым? И был ли он когда-нибудь другим? Я пыталась найти прежнего наставника по металлу в этом, за какие-то сутки ставшем незнакомым мне человеке. И не находила.

В конце концов, я бросила бесполезные попытки отыскать объяснение необъяснимому, и пошла за металлистом, успокаивая себя (не в первый уж раз!) тем, что «все это» когда-нибудь закончится…

Метров за триста перед входом в трехэтажное здание самого непритязательного вида, из всех, что мы прошли, металлист остановился.

– Контора, – указал он на обшарпанное строеньице. – Подожди меня тут, я скоро буду.

Вернулся он и впрямь на редкость быстро – я не успела как следует надышаться местным воздухом, исполненным хвойного духа. Только выглядел мой спутник как-то странно. Не испуганным, конечно, но каким-то потерянным, что ли.

– Что случилось? – спросила я.

– Екатеринбургская история повторяется, – глухо сказал он. – У подъезда стоит отцовский чоппер.

– Кто?

– Это мотоцикл такой, другого вида, нежели чем мой, – пояснил байкер. – Торчит тут почти сутки.

– А у тебя отец здесь работает? – осторожно спросила я.

– Он обычный человек, – покачал головой Илья. – К конторе не имел никакого отношения.

– А Жозефина? – почему-то вспомнила я. – Он же ее отец, вроде как.

– Ну и что с того? – пожал плечами металлист. – У нее своя жизнь была. Причем, скорее на изнанке, чем тут. А у него – своя, обычная. На работу сходить, пива в компании себе подобных испить…

– Сколько же ему лет? – вдруг спохватилась я. – Ведь не мальчик уже, на мотоцикле гонять-то…

– А я что, мальчик тебе, что ли? – подозрительно уставился на меня металлист.

– Да нет… Вообще-то… Я совсем не это имела в виду…

– Понятно, нас на матерых волхвов типа Терентия тянет, – зло сощурился компаньон.

– Ты чего, совсем обалдел? – абсолютно искренне опешила я. – У тебя, друг ты мой любезный, совсем крыша поехала! И вообще! Мы тут по делу, или как?

– Так что же ты тогда… – начал было он, но осекся. – Ладно, проехали. Руку давай!

– Зачем это?

– Не бойся ты, недотрога! – фыркнул металлист. – Тебя это здание не пропустит без меня, – видя мое стойкое нежелание доверять ему свои конечности, добавил он.

***

В здании было безлюдно. Я огляделась. Вокруг было… обычно. Обшитые до середины деревом стены. Стенды, кабинеты, пол паркетный, воздух пыльный. Ничего особенного. А что я ожидала? Очередное «пятое измерение»? Стены, изукрашенные самоцветами? Не знаю точно. Но явно не то, что увидела.

Металлист, повертев головой по сторонам, и не обнаружив ни души, повернул направо. Пошел по узкому коридору до конца, еще раз повернул направо. Остановился перед запертой на кодовой замок дверью. Прислушался. Кивнул в такт то ли мыслям, то ли ощущениям, приложил руку к замку, тот щелкнул, дверь чуть-чуть приоткрылась.

– Тс-с, – приложил он палец к губам. – Тихо, ничего руками не трогай, и свет не включай.

Мы тихонько просочились внутрь, дверь, тихо щелкнув замком, закрылась.

– Твоя лаборатория? – спросила я, озираясь по сторонам. Благо луна в окно светила, что твой фонарь.

Это был обычный кабинет обычной кабинетной крысы. Шкаф с книгами, стол, стул, компьютер, доска на стене белая, так и тянет на ней что-нибудь написать.

– Нет, не мой, – шепотом ответил металлист. – Моего… недруга. И. Потише. Прошу тебя.

Мысли компаньона были заняты. Явно не мной.

Какое-то время я стояла молча. Потом все же не вытерпела:

– А у тебя что, заведение по ночам работает? – показала я на электронные настенные часы.

Было уже хорошо за полночь.

– Босс по ночам работает, – ответил спутник. – Сейчас мы его искать будем.

– А может, твоего отца поищем? – предложила я. – По-моему, это сейчас куда актуальнее.

– Я не смогу, – отрицательно покачал головой металлист. – У меня практически нет чутья на людей. Только на металл и все, что с ним связано. Ну, и на другие первоэлементы, но куда хуже.

Что же, это многое объясняет – и его замкнутость, и любовь к технике, и… впрочем, не будем сейчас о грустном. Металлист тем временем подошел к белеющей доске на стенке, провел над ней ладонью, замер, прислушиваясь.

– Так он же на мотоцикле приехал…

– Сутки – это слишком много. Помолчи, будь так добра… Повезло. Он недавно был здесь. Я засек след.

– Кого? И чей это кабинет, в конце концов?

– Кабинет этот – местного стукача, а был тут Всеволод Ромуальдович, – насколько мог, терпеливо, пояснил товарищ. – Я его привычки знаю. Начальство хлебом не корми – дай на доске магнитом повозить.

– И чем нам это поможет? – не поняла я. – Он что, намагнитился, что ли?

– Эх ты! Физик! – презрительно прошептал металлист.

– Сам ты… Юный химик!

– Пошли уже! Ученица бестолковая!

Мы тихо выбрались из кабинета, после чего металлист снова взял меня за руку, и, закрыв глаза, пошел по следу, как заправская ищейка. Мы вышли на лестничную клетку, спустились на три этажа вниз, замерли на миг перед низенькой оцинкованной дверкой. Мой спутник провел рукой там, где чернела замочная скважина, потом над петлями, и дверь бесшумно отворилась. Пропустив нас, она закрылась, и мы оказались в кромешной темноте.

– Руку давай, – услышала я еле различимый шепот металлиста. – Иди строго за мной.

Я вцепилась в предложенную ладонь с энтузиазмом утопающего, чем вызвала еле слышную усмешку у своего спутника. Мы начали медленно спускаться вниз, все время заворачивая по кругу направо. Судя по всему, по периметру колодца.

То, что лестница была металлическая, да еще из какого-то кровельного железа, мне было ясно с самого начала. Но то, что она не гремела под ногами, как та же крыша при попытке пресечь ее из конца в конец, было очень даже в тему. Спускались мы не очень долго – от силы минут десять, но я утомилась и преизрядно. Чем-то этот спуск напомнил мне мой первый визит в Заповедник, ночевку в лазарете в Дереве, восхитительную воду – древесный сок в умывальнике. Какое это было чудесное событие…

Я шмыгнула носом, больно ткнулась им же в широкую спину товарища, ругнулась про себя, вспоминая, что мечтать сейчас не время и не место.

Металлист остановился, и творил одному ему понятные манипуляции с боковой дверью, в результате которых мы через минуту беспрепятственно проникли внутрь. Сразу стало куда светлее, после кромешной тьмы скудный свет хиловатной лампочки под потолком коридора, в котором мы очутились, показался чуть ли не дневным. Я поспешно набросила на нас полог отвлечения внимания. Илья чуть кивнул – видимо, распознал маневр. Мы снова двинулись по коридору друг за дружкой.

Перед пятой от начала коридора дверью металлист остановился. Повернулся ко мне.

– Нам сюда, – сказал он одними губами.

– Так пошли, – кивнула я на дверь. – Чего встали?

– Придется идти невидимыми и сквозь дверь, – еле разобрала я.

– Это как?

– Ты будешь поддерживать невидимость, а я обеспечу проход, – пояснил компаньон. – Поняла?

Немного я не поняла, если честно. Только то, что от меня требуется надо сосредоточиться на фирменном трюке домовых. Как только я донесла свою мысль до металлиста, он шепотом велел мне устанавливать невидимость, а сам, негодник эдакий, ухватил меня своими лапищами. Развернул, словно тряпочную, поставил на свои кроссовки, спиной к себе. Обнял (необыкновенно нежно, черт возьми!). И так мы вместе с ним и пошли вперед – сквозь железную дверь, аки терминаторы какие.

75
{"b":"11546","o":1}