ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нихао, Лиса.

– Нинхао, – помахала я им в ответ.

Вопреки убеждению европейцев, далеко не все монахи сейчас усердно практиковали ушу.

– Единственное, чего тут нет, – грустно сказала я, глядя на то, как буддисты ловко стучат по мячику, – так это сумерек. Ну, или почти нет, – поправилась я. Эти скудные пятнадцать минут – не в счет.

– Любишь сумерки? – с интересом посмотрел на меня металлист.

– Очень, – ответила я. – Вот как-то… – начала было я рассказывать историю о том, как провела конец июля в Хибинах, и какие там были долгие и красивые закаты длиной в ночь, но потом вспомнила, что закончилась эта история совсем неромантично. – Впрочем, не будем об этом.

– Что так? – внимательно посмотрел на меня спутник. – Дай догадаюсь, история твоя связана с… молодым человеком? И она плохо закончилась?

– Проехали. Поверь мне, это не самые приятные воспоминания из моей жизни. Кстати… Теперь, после того, как мы вытащили твоего отца из застенков… Я куда лучше тебя понимаю…

– Ты о «шпионаже»?

Я кивнула.

Ночная история действительно проливала свет на причины поведения металлиста. Киднеппинг! А старики – те же дети…

– А раньше ты не могла мне поверить? Тоже мне, товарищ!

Тон металлиста был весьма далек от ласкового.

Ну, все!

– Ах ты,…

Я замялась, не в силах подобрать подходящего эпитета.

– Бездна взаимопонимания, – прокомментировали откуда-то сбоку. – По идиотизму разговор тянет на диалог героев латиноамериканской мыльной оперы.

Что же, метко подмечено, ничего не скажешь. И, если честно, я была безмерно благодарна этому своевременному комментарию – уж больно цапаться с металлистом надоело.

– Илья, а ты не представишь мне свою даму? – продолжал тем временем предок, внимательно изучая меня. – Как зовут это очаровательное создание?

– Лиса, – не стала дожидаться польщенная я, пока металлист перестанет сверлить предка недовольным взглядом. – С ударением на первом слоге.

– А меня Олег Евгеньевич, – назвался родитель. – Вот и познакомились. Кстати, спасибо вам, ребята, за своевременное вмешательство. И… Сын мой, ты мне ничего рассказать не хочешь?

– Может, переберемся куда-нибудь в более гостеприимное место? – вспомнив, в каком положении еще совсем недавно находился немолодой уж Илюхин предок, предложила я.

– И куда мы направимся? – осведомился металлист. – Далековато наш транспорт окажется от места десантирования.

– Тогда в Заповедник, – вздохнула я. – Держитесь крепче, ребята. Готовы?

И пусть меня обзовут «детским садом» второй раз за неполные сутки.

В домике у начальства, несмотря на глубокую ночь (все-таки разницу во времени с Китаем еще никто не отменял) горел свет. Я остановилась.

– Спать или кушать? – спросила я у своих спутников.

– Все же кушать, – после секундного замешательства ответил Олег Евгеньевич. – Да и от любопытства я теперь не смогу заснуть.

«Что же, раньше сядешь – раньше выйдешь», – философски подумала я, стучась в окно начальства.

– Входи, несносная девчонка!

Господи боже, спаси и сохрани!

– Извините, что помешала, Борис Иванович, – начала я прямо с порога, – но у меня возникли… Ой, у вас гости, я пойду, пожалуй…

– Знакомься, – с еле заметной ноткой особо утонченной издевки сказал волхв. – Наше московское начальство, Мыкола Ромуальдович. А ночную гостью нашу все Лисой кличут.

Я замерла в дверях, уставясь на очередную ожившую копию портрета старины Ромуальда. На этот раз – на редкость глупый вариант. Поди, в голове этого дяденьки была всего одна извилина. И та поперек. Но, в отличие от своего злобного братца, этот клон был магом. Некромантом.

«Вот ведь, судьба ехидная, как над бедным Ромуальдом подшутила», – думала я, смотря в пустые глаза гостя. – «Их бы с братцем местами поменять, такой злодей бы получился концентрированный, любо дорого посмотреть! Издалека».

А больше ничего я подумать не успела, потому что меня бесцеремонно подняли в воздух, и отставили в сторону. Вот так всегда – ни тебе почета, ни уважения. Впрочем, я и сама хороша – о спутниках своих за удивлением от встречи начисто позабыла…

В комнату вошел металлист, следом за ним его отец. Волхв мрачно оглядел нашу делегацию, затем посмотрел на меня с упреком: мол, ничего умнее, чем вламываться с гостями посередь ночи, придумать не могла? Я приготовилась к худшему. Начальство еще пару секунд сверлило меня мрачным взглядом, но потом махнуло рукой – чего же еще от меня ожидать-то? А еще мгновение спустя его потемневшие было до цвета грозовой тучи глаза окрасились веселенькой лазурью:

– Покорнейше прошу простить меня, уважаемый Мыкола Ромуальдович, – с гипертрофированной вежливостью обратился волхв к тупому некроманту. – Дела неотложные, сами видите. Ребята из командировки вернулись. Кушать хотят, бедненькие. Позвольте проводить вас?

Тот важно кивнул – точно бюрократ какой чванливый.

Начальство, крикнув Гоше, чтобы накормил гостей, скрылось с гостем в портале. Перед нами возник из неоткуда заспанный домовой.

Сбоку от меня тихо осел на пол престарелый папа металлиста.

***

Проигнорировав укоризненный взгляд отцелюбивого товарища, я нагло уселась в любимое кресло у камина. Завозилась, устраиваясь поудобнее. Гоша понимающе присвистнул, исчез, потом снова появился, на этот раз с совковой раскладушкой. Компаньон одарил меня еще одним неласковым взглядом. Я не отреагировала. Илья отвернулся от меня, уставился на принесенный агрегат. Тот заскрипел, разложился, щелкнул регулятором наклона подголовника. Хорошо быть металлистом – помнится, в детстве я не раз прищемляла пальчики при установке этого, так сказать, ложа, когда приходилось ночевать у бабушки…

– Мне почему-то кажется, – сказала я, глядя, как металлист переносит отца на раскладушку, – что нам не стоит раскрывать Олегу Евгеньевичу правду. Скоро придет начальство, взглянет на него пристально, и…

– Милая какая девочка, – подал голос папенька компаньона. – Решила позаботиться о старом человеке, не перегружать его слабую психику ненужными подробностями.

Я немедленно покраснела, словно уличенная в чем-то нехорошем. Хотя, если разобраться, я была кругом права. Вот только…

Правильно, нечего за других думать, как им жить на этом свете.

– Тогда давайте поедим, что ли? – вздохнув, предложила я. – Гоша, ты нам поесть не дашь, а то у нашего гостя росинки маковой во рту вот уже…

– Сутки не было, – глядя на часы, сказал старый байкер. – Разуважьте уж нас, пожалуйста, – вежливо обратился он к домовому.

Тот важно кивнул, исчез, и стол волхва начал заполняться яствами диетического характера – горшок глиняный с кашкой овсяной, графин с кисельком ягодным на меду, блюдо плетеное с пирожками капустными.

Олег Евгеньевич не стал ждать приглашения, самолично устроился у стола. Его тарелка тут же наполнилась горячей кашей.

Я пронаблюдала, с каким аппетитом отец металлиста уписывает кашу за обе щеки, порадовалась за него. Потом посмотрела на сыночка… Лучше бы я этого не делала.

– Ну-с, Патрикеевна, – обратился ко мне металлист, – заварила кашу, теперь сама расхлебывай.

Неправда. Это не я заварила. Это домовой.

Гоша хмыкнул.

– Сын не любит, когда я в его дела влезаю, – прояснил мне, недоумевающей, ситуацию Олег Евгеньевич. – Он никогда мне ничего не рассказывает, скрытен с рождения не в меру.

– То есть, вы не знали, что он… как бы это… того…, – замялась я, не зная, как бы это огорошить человека поделикатнее.

– Сама ты «того»! – не выдержал моих пояснений металлист. – Папа. Я – маг.

– А я – испанский летчик, – в тон нему ответил Олег Евгеньевич. – Ребята, вы мне скажите, наконец, что тут происходит? Что за новейшие технологии, позволяющие перемещаться по планете в мгновение ока? Вы что, в секретной службе оба работаете? И что это за енот говорящий?

Домовой презрительно фыркнул, и растворился в воздухе. Я поняла, что горячего чаю не будет, и посуду мыть нам придется самим – не оставлять же ее немытой, да еще и начальству, в конце-то концов.

77
{"b":"11546","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Иероглиф зла
Радикальное Самопрощение. Прямой путь к подлинному приятию себя
Свадьбы не будет
В могиле не опасен суд молвы
Семь секретов Шивы
Marilyn Manson: долгий, трудный путь из ада
Прекрасные разбитые сердца
Девочки, такие девочки. Как я решила, что можно все, и что из этого вышло
Как стать организованным? Личная эффективность для студентов