ЛитМир - Электронная Библиотека

«Интересно, а мой учитель ушу в Пекине был магом?» – внезапно пришло мне в голову. Я представила, как он призывает ураган и прочие громы с молниями на голову нерадивых студентов, и меня разобрал смех. Борис Иванович укоризненно поглядел на меня, и, дождавшись подобия серьезности на моем лице, продолжил знакомить меня с направлением деятельности элементарных магов.

Оказалось, из них, помимо специалистов в областях управления погодой, выращивания растений, и тому подобному, также получались неплохие целители. Лично для меня в том не было ничего удивительного: по тем же китайским представлениям, каждому первоэлементу соответствовал свой внутренний орган. Сердцу – огонь, понятное дело. Печени – дерево, почкам – вода, легким – как ни странно, металл. Селезенке оставалась земля. Еще у жителей Поднебесной каждому элементу соответствовала своя эмоция, и даже собственный вкус. Напротив огня и сердца всегда находилась радость. Гнев гнездился где-то в печенке.

Мои мозги принялись переваривать полученную за последнее время информацию – о магах-эмпатах, и о их возможной связи со стихиями. Получалось, что светлым эмпатам была прямая дорога в корпус огня. А темным – в Дерево. Судя по виду друида Макса, и его отношению к своему посоху, в последнее не верилось абсолютно. Я поняла, что запуталась. Смущенно посмотрела на Бориса Ивановича.

Тот с ироничной улыбкой наблюдал за мной.

– Утомилась? Окончательно?

– Похоже на то…

– Тогда идем обедать, – повеселел он. – Жуть как кушать хочется!

С этим я не могла не согласиться – мой желудок давно требовал подачи топлива.

***

«Кабинет» Бориса Ивановича располагался среди корпусов стихийных магов, на незанятой центральной территории между ними. Представлял он собой выросшую из земли избушку – только курьих ножек не хватало. Крышей служила листва, водоотталкивающая, как выяснилось позднее. Из трубы вился еле-еле различимый дымок, точнее, струйка горячего воздуха.

– Друиды постарались, – смущенно сказал хозяин.

Глаза его приняли зеленоватый оттенок. Видимо, в честь «строителей».

– А как же огонь? – засомневалась я.

– Ну, во-первых, деревья в лесу тоже порой гибнут. А во-вторых, огонь магический, ему подпитка не нужна.

Мы поднялись по ступенькам, и дверь сама распахнулась навстречу. За порогом оказался небольшой холл, из которого вело несколько дверей. У стены стояла полка для обуви, над ней располагалась вешалка – ничего особенного, в общем. Разувшись, я следом за хозяином направилась к самой большой по размеру двери. Внутри было весьма уютно, но как-то очень обыденно, если отвлечься от магической природы того же огня в камине. Помимо камина, в комнате находился стол, стул, да пара шкафов с книгами. По стенкам вились растения, образуя замысловатые узоры.

– Располагайся, где тебе удобно, – гостеприимно предложил хозяин.

Я, не мучаясь ложной скромностью, тут же забралась в уютное на вид кресло у камина. Оно чуть тормознуло с подгонкой габаритов, а потом приняло уютную для меня форму. Я рискнула здоровьем (мало ли, вдруг у хозяина пунктик?), втянула ноги. Кресло немедленно отозвалось дополнительной корректировкой конфигурации. Борис Иванович усмехнулся. Я приняла это за разрешение.

Устроив меня, хозяин уселся за стол, достал из ящика простецкую холщовую скатерку, нажал на столе кнопку и произнес: «на двоих». Откуда-то из-под потолка раздалось: «гость или гостья?»

– Гостья, – недовольно ответил хозяин дома.

Скатерть сменила ткань на бархат изумрудного цвета, появилась непочатая бутылка красного вина и два высоких бокала. Следом материализовались немного оплывшие свечи, затем ваза с фруктами… Борис Иванович покраснел. Я сдавленно хихикнула.

– Да войди ты в комнату, наконец! – не выдержал мой экскурсовод.

Он не вошел, но материализовался. Домовой. Существо ростом не более полуметра, енотообразное, с полосатым хвостом и человеческим выражением «лица». Одетое (одетый?) в парадный лакейский сюртук.

«Ядрена кочерыжка!» – чуть было не вырвалось у меня.

– Гоша, – вежливо представилось оно.

То есть он. Мы уставились друг на друга.

– Лиса, – проявила вежливость я.

– Понятно, – оглядев меня с ног до головы, резюмировал Гоша. – Не дама.

И исчез. Я пожала плечами. На даму в спортивных, пусть даже фирменных, штанах, да еще «с ногами» в кресле я действительно не тянула. Так что, не стоит и обижаться… на домовых!

Скатерть тем временем поменяла цвет и материал, снова став холщовой, но уже в широкую синюю клеточку. Вино исчезло, бокалы и свечи тоже. Зато появился самовар, заварочный чайник и кружки. А также хлеб, тарелки с супом – словом, все, что нужно голодному человеку для обретения счастья. Последним появился стул. Для меня. Я соскочила с гостеприимного кресла, подсела к столу.

Не успели последние крошки убраться со скатерти-самобранки (тоже портала, только хозяйственного, как выяснилось за беседой в ходе обеда), как завыла сирена. Борис Иванович на миг выпал из реальности. Вернулся озабоченным. Вскочил.

– Эмпаты разошлись не на шутку, – торопливо пояснил он мне, складывая скатерть и убирая ее в стол. – Ты тут почитай что-нибудь, а я скоро буду.

Я открыла брошюрку потоньше.

«Никола Тесла» – прочла. В голове дисциплинированно всплыло то, что «тесла» – это единица измерения магнитной индукции. Собственно, больше там ничего на эту тему не обитало. Ну, если не считать того, что где-то на задворках памяти мелькнула информация о том, что каким-то похожим именем назывался самолет Ричарда Баха. Того самого, который написал «Чайку по имени Джонатан Ливингстон». Но в этом я была не так уверена, как в магнитной индукции. Оставалось заполнить пробелы в образовании. Спустя какое-то время я была уже обладательницей следующих бесценных сведений:

«Изобретатель Никола Тесла родился в Сербии 9 июля 1856 г. Вид имел демонический, чему немало способствовали высокий рост, худоба, впалые щеки и пристальный взгляд черных горящих глаз.

С самого детства Никола на многие часы погружался в созерцание каких-то иных, неизвестных миров, таких ярких, что путал их с явью. Так же гениальный ребенок восхищался электричеством вообще и молниями в частности. Мечтал приручить, как кошку.

И это было только начало. Ибо Тесла вырос. И запатентовал более 700 собственных изобретений. И то была только малая часть его исследований. Он работал над изобретением машины времени и создал оружие, способное на куски разнести земной шар.

Его современники описывали один из его экспериментов следующим образом:

«В ходе испытаний адской установки затряслись столы и шкафы в лаборатории, полопались стекла в окнах, начали отваливаться куски штукатурки. Прохожие на улицах услышали странный гул. Вибрировали здания, крошились стекла, лопались газовые и отопительные трубы…»

В тот раз город не лег в руинах только потому, что Тесла вовремя отключил приборы. Оружие Тесла уничтожил. А еще изобретатель сжег ОЧЕНЬ много своих рукописей и чертежей только потому, что они могли оказаться опасными для человечества.

Но, конечно же, у Теслы существовало много полезных (если соблюдать необходимую технику безопасности) изобретений. Так, он создал переменный ток (а я-то была твердо уверена в том, что это открытие принадлежит русскому физику Яблочкову), флуоресцентный свет, беспроводную передачу энергии, построил первые электрические часы, турбину, двигатель на солнечной энергии… Он изобрёл радио раньше Маркони и Попова. На его патентах, в сущности, выросла вся энергетика ХХ века. Площади и улицы Нью-Йорка освещались дуговыми лампами конструкции Теслы. На предприятиях работали его электромоторы, выпрямители, электрогенераторы, трансформаторы, высокочастотное оборудование. Он предсказал: возможность лечения больных током высокой частоты, появление электропечей, люминесцентных ламп, электронного микроскопа… В 1917 году Тесла предложил принцип действия устройства для радиообнаружения подводных лодок.

8
{"b":"11546","o":1}