ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы знаете такие слова, мистер Стоун? – удивилась она.

– Я полон сюрпризов. – «Не поддавайся!»

– Я не сомневаюсь. Так что вам нужно? – Он протянул ей яблоко:

– Оно красное или почти красное?

Она бросила на яблоко наметанный взгляд.

– Красное.

– А это?

До нее вдруг дошло.

– Мистер Стоун, вы играете со мной? – Его губы изогнулись в нарочитой улыбке.

– Мисс Трокмортон, вы поймете, когда я начну с вами играть.

Его замечание сразу же вызвало у нее ответную реакцию. Вдоль всего позвоночника пробежала дрожь, во рту пересохло.

– Я надеюсь, вы не думаете, что сможете заигрывать со мной в будущем?

– Я еще слишком мало вас знаю, чтобы ответить точно.

Она откинула с влажного лба прядь волос.

– Ответ честный. Не ожидала.

– Я всегда честен.

Она фыркнула. Такое она уже когда-то слышала от человека, невероятно похожего на стоящего сейчас перед ней.

– Да уж конечно.

Он пожал плечами, словно ему наплевать, верит она или нет, и именно такое поведение Стоуна почему-то заставило ее поверить ему. Против своего желания она им вдруг заинтересовалась.

– Вы всегда говорите правду? Даже если она ранит или заставляет людей думать о вас плохо?

– Да, иногда правда ранит. Такова жизнь.

– Да вы опасный человек, мистер Стоун. – Он покачал головой:

– Только если от меня чего-то ожидают. К счастью, таких нет. А как насчет вас, мисс Трокмортон? Вы честный человек?

Она ответила не сразу, подумав о безвкусно одетой старой деве в коричневом, которая прячется за белым штакетником.

– Нет, – покачала она головой, сама, удивившись своему признанию. – Думаю, что нет.

Он улыбнулся и пошел обратно в сад. У колонки он обернулся.

– Мария? – Да?

– Настоящий лжец ответил бы да.

Она не смогла удержаться и рассмеялась. Он надвинул шляпу и ушел, больше ничего не сказав. Только много позже до нее дошло, что он назвал ее по имени.

Расе с трудом встал на колени, опершись на гранитный памятник на могиле Греты. Гладкий и прохладный камень приятно холодил руки.

Вздохнув, он встал с колен и сел, прислонившись к гигантскому дубу, в тени которого помещалась могила жены. Ветер шевелил разноцветные листья у него над головой.

– Привет, Грета.

Ветерок взлохматил его седые волосы. Он чувствовал присутствие Греты в прохладном ветерке. И в солнце, и в дожде, и в тишине. И, невидимая, она сидела рядом с ним.

Он закрыл глаза и взял ее за руку. В пустой ладони, сжатой в кулак, он чувствовал ее тепло, которое успокаивало его.

С травянистого холмика, где он сидел, ферма просматривалась как на ладони. Мария стирала белье возле бани. У ее ног стояла плетеная корзина, слева висела пока пустая бельевая веревка. Скоро она развесит на ней мокрое белье, и ветер начнет надувать пузырями рубашки и юбки.

Тихая печаль охватила Расса. Одно и то же каждую субботу в течение шестнадцати лет.

– Ах, Грета, что нам с ней делать?

Приступ кашля согнул его тщедушное тело. Когда кашель прошел, Расе, обессиленный, снова прислонился к дубу. Господи, как же он устал, а боль в левом плече ни на минуту его не отпускает. Адски трудно быть старым. В последнее время его часто мучил кашель, и, даже проснувшись утром, он уже чувствовал себя усталым.

Какое-то движение привлекло его внимание. Он увидел, что Бешеный Пес направляется к Марии. Он остановился у бани и протянул ей яблоко. Потом еще одно. Через несколько минут раздался – невероятно! – смех Марии.

Расе выпрямился.

– Ты слышишь, дорогая? Она смеется. Наша маленькая девочка смеется.

Смех дочери разбудил в нем воспоминания о детстве Марии. Тогда она часто смеялась, отличаясь живым, веселым характером. Грета с большим трудом справлялась со своей упрямой дочерью.

И вот теперь она снова смеется. Впервые за много лет.

Расе даже присвистнул. Может быть, он все же поступил правильно? Может, Марии нужен именно Бешеный Пес Стоун?

Она смеялась.

Произошло, конечно, не землетрясение и не свадьба но, ей-богу, это только начало.

Глава 6

Мария выжала ставшую белой рубашку Бешеного Пса и повесила ее на веревку. Большие светлые капли падали с рукавов в траву. Рядом с рубашкой засверкали белизной нижние юбки, панталончики и простыни.

Отступив, она посмотрела на чистое белье – плоды своего труда. С тяжелым вздохом пошевелила потрескавшимися, ноющими от тяжелой работы пальцами.

Господи, как же она устала. Для нее суббота – худший день недели. Надо натаскать не меньше дюжины ведер с водой из кухни к корыту, потом стирать и полоскать, потом выжимать тяжелые простыни и крахмалить их. И это еще не все. В понедельник она гладила выстиранное белье – стоя, сгорбившись над гладильной доской.

От одной мысли о горячем утюге ей становилось жарко. И хотелось поплавать.

Она опустила руки в уже остывшую воду для полоскания и смыла с лица пот.

Открыв глаза, она увидела вдруг прямо перед собой Бешеного Пса. Он выглядел не менее уставшим, чем она.

– Господи, – произнес он, рукавом вытирая потный лоб, – ну и денек. Чертова жара. Осенью такая редко бывает.

Мария лишь слабо улыбнулась. Она слишком устала, чтобы делать ему замечание по поводу его выражений.

– Собирать яблоки – тяжелый труд.

– Как и стирка.

Дрожащими от усталости пальцами она поправила прическу. Он, верно, ждет ответа, но у нее нет сил. Даже слегка кивнуть казалось непосильным трудом.

Господи, как чудесно бы сегодня поплавать...

– Если я больше ничего не должен делать, я пойду и ненадолго прилягу.

Мария слегка встрепенулась:

– Правда?

– Да.– Он снова вытер потный лоб.– Если только...

– Если что?

Он постарался принять непринужденный вид.

– Если только вы не разрешите мне принять настоящую ванну.

Мария облегченно вздохнула. Лучшего плана она и сама не придумала бы.

– Разумеется, мистер Стоун. Вам пойдет на пользу помыться и отдохнуть.

Усталости как не бывало. Она оживилась и быстрым шагом направилась к дому, а в доме, минуя темный холл, зашла в ванную.

Какую-то минуту она находилась в ней одна. Выхватив из бельевого шкафа два больших махровых полотенца, она потянулась за мылом и тут услышала, что он тоже вошел в ванную. Он молчал, но она чувствовала его взгляд на своей спине. Она застыла, осознав, что ей как-то придется объяснить, зачем ей понадобилось второе полотенце.

Но ей ничего не приходило в голову.

Бешеный Пес с изумлением наблюдал за мисс Чопорность. Она с таким самозабвением рылась в бельевом шкафу, как будто искала драгоценности короны, бормоча что-то неразборчивое.

Одно он знал точно: Мария Трокмортон не принадлежала к тому типу людей, которые бормочут.

– Что-нибудь случилось, мисс Трокмортон? – Она резко повернулась к нему.

– Ч-что вы скажете о нашей ванной?

Только сейчас Бешеный Пес понял, где находится.

Великолепие ванной поразило его. Он, конечно, слышал о домах с такими ванными комнатами, но ему, если честно, вообще не приходилось видеть ни одной. Ванная, выполненная в восточном стиле, имела такие размеры, какими обычно бывают спальни. Верхнюю часть стен украшали обои зеленого цвета, нижнюю – резные панели красного дерева. Винно-красное покрытие пола сверкало подобно плоской грани огромного рубина. На полу лежал красно-зелено-черный восточный ковер с золотой бахромой. На стенах на одинаковом расстоянии друг от друга располагались газовые медные канделябры со свечами, отбрасывавшими на пол овальные пятна мерцающего света.

А ванна! Бешеный Пес тихо присвистнул. Она даже отдаленно не напоминала городские колонки, которыми он обычно пользовался.

Фарфоровая ванна с душем была облицована красным деревом и сверкала наподобие открытой перламутровой раковины – чистая, гладкая и... заманчивая. Шесть сверкающих медных шарообразных ручек сияли в качестве единственного украшения безупречно гладкого дерева обшивки.

12
{"b":"11551","o":1}