ЛитМир - Электронная Библиотека

Что-то сжалось у нее в груди при такой мысли. Неужели после стольких лет она все еще стыдится своего прошлого?

Она крепко зажмурилась, жалея, что не может заплакать. А ей не помешало бы сейчас как следует поплакать, разрядить напряжение, которое теснило ей грудь. Но она очень давно не плакала, пожалуй, с того дня много лет назад, когда она билась в истерике и никак не могла остановиться. Даже когда умерла ее мать, она стояла у могилы совершенно опустошенная и страшно одинокая, а плакать не могла. Горе застряло ледяным комом у нее в горле и не находило выхода в слезах.

Расе стоял на кухне и прислушивался к тихому скрипу половиц наверху.

Он медленно выдохнул. Мария в своей комнате.

Вздохнув, она опустила плечи и позволила себе расслабиться. Она чувствовала, что Бешеный Пес подавляет ее, но ничего не могла поделать. Она так устала от лжи и притворства. К тому же ее изматывали отношения с Рассом, а теперь, когда появился Бешеный Пес, положение стало просто невыносимым.

Если бы только ей иметь немного больше смелости. Она обладала сильной волей, недюжинным умом, твердым характером и выдержкой. Всем, кроме смелости. Ее она потеряла много лет назад, и с тех пор у нее никак не получалось вернуть ее. Если бы смогла, ее здесь вообще не было бы. Никакой глупый штакетник не остановит смелого человека.

О Господи...

Она не знала, что ей делать с Бешеным Псом. Как держать его на расстоянии. Как заставить его не приближаться к ней. Только бы он оставил ее в покое. Чтобы все оставалось как прежде. Больше ей ничего не надо. Ей хотелось опять чувствовать себя в безопасности в собственном доме.

Неужели она просит слишком многого?

Глава 8

Открыв буфет, он достал оставшийся от ужина соленый свиной окорок, срезал несколько кусков мяса, положил их на старую оловянную тарелку и обложил парой вареных картофелин и остатками моркови. Потом сунул под мышку бутылку сидра и бросил взгляд на ведущую наверх лестницу. Никого.

Стараясь двигаться как можно бесшумнее, он направился к входной двери и осторожно открыл ее. На него пахнуло холодным ночным воздухом, наполненным ароматом спелых яблок. Ферма со всех сторон казалась окутана тенями. Стволы деревьев окрасились в угольно-черные тона на фоне серого ночного неба.

Он тихо прикрыл за собой дверь. Щеколда опустилась на место с легким щелчком. Опустив голову и прижимая к себе тарелку с едой, Расе поспешно зашагал к амбару.

Перед закрытой дверью он остановился. То, что он собирался сделать, заставило чаще биться его усталое стариковское сердце, и он вдруг почувствовал себя снова молодым. Какая тайна скрывается внутри его амбара? Увидев сегодня днем мальчика, крадущегося по двору, Расе сразу забеспокоился: кто он и почему здесь? Некто скрывается на ферме Трокмортонов! Что за загадка?

Сжав в одной руке тарелку, он другой толкнул дверь и заглянул в амбар. Через крошечное верхнее оконце проникал бледный голубоватый свет луны, превративший амбар в сине-серое сооружение с темным сеновалом.

Он подошел к приставной лестнице и, поставив ногу на нижнюю перекладину, стал вглядываться в темноту.

– Эй, кто там? – Ответа не последовало.

– Я принес тебе еды. – Наверху скрипнул дощатый настил. Сквозь щели на лицо Расса посыпались грязь и сухое сено. – Я видел тебя днем. – Он помолчал, подбирая слова. – Я тебе ничего не сделаю. Просто подумал, что ты, должно быть, голоден.

Снова никто ему не ответил. Расе собрался предпринять вторую попытку, но услышал, как кто-то очень медленно подбирается к лестнице.

Расе затаил дыхание. Его сердце билось так, что готово было выскочить из груди. «Он спускается, Грета. Он спускается...»

Над краем сеновала появилось детское лицо. Черты его скрывала темнота, но в лунном свете Рассу удалось разглядеть копну спутанных рыжих волос.

– А что у вас там?

– Солонина с картошкой и морковью.

– А что такое солонина?

– Не все ли равно? – Мальчик кивнул:

– Думаю, что сейчас я съел бы и дохлого паука. – Расе кивнул и стал подниматься наверх.

– Погодите...

Расе поднял голову.

Мальчик спустил с настила одну ногу и глянул вниз на Расса.

– Вы... старик.

Расе заморгал в удивлении:

– Ну и что?

– Думаю, мне лучше спуститься к вам.

Усмехнувшись, Расе сошел вниз. Подойдя к верстаку, он зажег фонарь. Колеблющееся пламя осветило небольшую часть амбара.

Мальчик, видимо, не решался приблизиться к Рассу. Тогда старик подошел к нему:

– Я Расе Трокмортон.

Мальчик боязливо сделал шаг навстречу и взял тарелку с едой.

– А я – Джейк.

– Что ж, Джейк, может, мы посидим, пока ты ешь? – Голодными глазами Джейк посмотрел на еду, но не притронулся к ней.

– Что вам от меня надо?

Вопрос Джейка опечалил Расса. Он поставил фонарь и сел.

– Ничего. Просто подумал, что ты, возможно, проголодался.

Поколебавшись немного, Джейк сел рядом с Рассом. Поставив тарелку на колени, он долго смотрел на еду, и Рассу показалось, что в глазах мальчика блеснули слезы.

Пока Джейк, громко чавкая, с жадностью ел, Расе смотрел на него, и его сердце наполнялось жалостью.

– Сколько тебе лет?

Джейк, захлебываясь, отпил из бутылки большой глоток сидра, тыльной стороной ладони вытер рот и ответил:

– Извините. Мои манеры не всегда такие плохие... Мне пятнадцать лет, в марте будет шестнадцать.

Расса удивило, что мальчик знает такое слово, как «манеры». Более того, извинился за их отсутствие.

– А откуда ты родом?

В зеленые глаза Джейка закралась тревога, которая выглядела странно на его открытом, почти детском лице.

– Последним местом был Абилин.

Он не ответил на его вопрос, но Расе не стал настаивать. Достав из кармана небольшой кожаный мешочек, он развязал его. В тусклом свете фонаря блеснули хранившиеся в мешочке ценности: каменный наконечник стрелы, полупрозрачные кусочки кожи гремучей змеи, небольшое осиное гнездо.

Джейк взял в руки гнездо и начал его рассматривать.

Расе видел, что мальчик заинтересовался. Это напомнило Рассу время, когда он учительствовал в одной из школ Нью-Йорка. Как же много прошло лет, с тех пор как ему снова удалось завладеть воображением юного существа и понадобились его бесполезные знания. В последний раз они пригодились, когда он преподавал геологию и историю мальчику по фамилии Дигби. И вот теперь появился еще кто-то...

– Я его нашел под карнизом заброшенного фермерского дома. Может, хочешь пойти завтра со мной собирать...

– Нет, – покачал головой Джейк, – мне лучше уйти отсюда.

– Мне нужен помощник, – перебил его Расе, – чтобы заносить в каталог мои находки и носить их вместо меня.

Джейк посмотрел на наконечник стрелы и наморщил лоб.

– Ребенком я любил собирать камни.

Ребенком. Сердце Расса сжалось. Как печально услышать такое от пятнадцатилетнего подростка.

– А мне – семьдесят четыре, и я все еще люблю этим заниматься.

– Моя мама подарила мне книгу про камни. В ней рассказывалось много интересного.

– Она, верно, очень тебя любила.

– Да.– Он помолчал, уставившись в пол.– Очень любила.

Расе понял, что он говорит о матери в прошедшем времени, и опечалился еще больше. Он хотел произнести стандартную фразу «Мне очень жаль», но понял всю ее бесполезность. Он сказал то, что показалось ему единственно правильным:

– Ты мог бы на время остаться. А когда захочешь, можешь уйти.

В свете фонаря лицо мальчика казалось бледным, почти прозрачным.

– Я... – нерешительно начал он, – я бы с удовольствием остался, но...

– Но что?

– Я видел чопорную леди и человека, который здесь живет...

– Это моя дочь Мария, – тихо объяснил Расе, – и наш новый работник Бешеный Пес Стоун. Они не станут к тебе приставать.

Джейк покачал головой, и Расе увидел страх в его взгляде.

– Я не хочу... чтобы кто-нибудь знал, что я здесь. Я еще не готов к встрече.

16
{"b":"11551","o":1}