ЛитМир - Электронная Библиотека

– Спасибо, – ответил Джейк, опустив голову и глядя в пол.

– Вот и все, – подытожил Расе, указывая Джейку место за столом.

А Мария, вернувшись к плите, добавила в сковороду сосисок, картошки и лука.

Ее руки дрожали, а сердце готово было выскочить из груди. В присутствии Бешеного Пса, а теперь и Джейка ей не удавалось держать себя в руках. Созданный ею за столько лет мир словно перевернулся с ног на голову. И все, что она хотела, все, во что верила, и за что боролась, медленно, но бесповоротно соскальзывало в пугающую темноту неизвестности, с которой она уже не могла справиться.

Все происходило слишком быстро.

«Господи, помоги мне...»

Но она даже не знала, о чем просить Господа.

Джейк сидел за столом, выпрямив спину и положив руки ладонями вниз на плотно сжатые колени. Кровь так стучала у него в ушах, что он почти оглох.

– Ты... уже давно скитаешься, Джейк? Джейк?

Джейк заморгал и поднял голову. Сидевший напротив Расе внимательно на него смотрел, нахмурив кустистые седые брови.

– Простите, сэр. Вы что-то сказали?

– Я ничего не говорил. Мария тебя спросила, давно ли ты скитаешься.

Джейк перевел взгляд на стоявшую у плиты женщину, которая смотрела на него в точности так, как его мать. Тепло и внимательно. Словно он что-то для нее значил. Хотя думать так – просто безумие.

– Уже давно.

– О! – Она улыбнулась, и он почувствовал, что внутри у него разливается тепло.

Джейк хотел сказать еще что-то, но тут кто-то постучал в дверь.

Джейк оцепенел. Его пальцы нервно сжались в кулаки. Он вдруг почувствовал, что не сможет ничего сделать. Ему захотелось снова уползти в темноту и отложить неизбежное. Бешеный Пес вряд ли примет давно потерянного сына. Ему наверняка все равно. Так что ему нечего здесь делать...

– Откроешь дверь, Мария?

Джейк бросил беспокойный взгляд на Марию в надежде, что она сумеет не впустить в дом Бешеного Пса. На какую-то секунду ему показалось, что она сможет предотвратить неизбежное. Похоже, она нервничала не меньше, чем он. Вытерев руки о мятый передник, она вышла.

Джейк слышал, как скрипнула входная дверь и раздался раскатистый голос Бешеного Пса. Джейк не расслышал, что ответила Мария, но ее голос дрожал.

«О Боже, мама... О Боже...»

Бешеный Пес легким шагом вошел на кухню в сдвинутой на затылок шляпе с белозубой улыбкой на загорелом лице. Поношенная черная рубашка облегала широкие плечи, открытый ворот обнажал волосатую грудь, выцветшие голубые джинсы сидели как влитые.

– Так-так, – еще шире улыбнулся он, – кто сегодня у нас тут, Мария?

Джейк так быстро вскочил, что стул полетел на пол. Шея и щеки мальчика запылали жарким огнем. Он разжал кулаки и прижал руки к бокам.

Бешеный Пес снял шляпу и бросил ее на вешалку. Он провел пятерней по длинным светлым волосам и подошел к столу.

Цоканье ковбойских сапог по деревянному полу громом отдавалось в ушах Джейка.

Бешеный Пес протянул ему руку.

– Привет, малыш. Меня зовут Бешеный Пес. – Джейк смотрел на протянутую ему руку и думал о своей потной ладони. Он откашлялся и, незаметно вытерев ладонь о штаны, протянул руку.

Гибкие пальцы обвились вокруг пальцев Джейка.

– А у тебя есть имя, малыш?

Джейк поднял голову и взглянул в серые глаза Бешеного Пса. Волна чувств захлестнула его. Еще никогда он не стоял так близко к отцу. О такой минуте он мечтал всю свою жизнь, хотя не верил, что на самом деле их встреча когда-нибудь произойдет.

– Меня зовут Джейк, – тихо ответил он, опасаясь, что голос может ему изменить.

Бешеный Пес хотел высвободить руку, но Джейк ее не отпускал. Ему отчаянно хотелось продлить рукопожатие, о котором он так долго мечтал.

Нахмурившись, Бешеный Пес дернул руку чуть сильнее.

Пальцы Джейка разжались.

– Что ж! – Бешеный Пес повернулся к Марии и, засунув большие пальцы за ремень джинсов, подошел к плите. – Что у нас сегодня на ужин?

Джейк посмотрел на широкую спину отца и разозлился. О нем уже забыли, просто отмахнулись...

«Вот что ты должен помнить о своем папочке, Джейк. Бешеный Пес очень легко все забывает. Такой уж он человек».

Джейк вспомнил слова матери и немного успокоился. Он осторожно выдохнул, и его гнев прошел. Нелегко будет привлечь внимание Бешеного Пса, а еще труднее – удержать его. Бешеный Пес – человек-одиночка, он никогда долго не задерживался на одном месте и ни о ком, кроме себя, никогда не заботился.

Мама говорила ему и о том, что Бешеный Пес никому не давал никаких обещаний.

«Но любовь, – говорила она, – дело другое. Твой отец знает, как надо любить, – правда, по-своему. Просто он никак не может заставить себя остаться...»

А ему другого и не надо. Может, и глупо, но ему необходима его любовь. Как только он узнал, что у него есть отец, желание отцовской любви поселилось в его сердце. А после смерти матери оно стало еще сильнее.

Не так уж много он и просит, не так ли?

Бешеный Пес сидел за столом, вытянув и скрестив длинные ноги. Джейк сидел напротив него в той же напряженной позе. Расе развалился на своем стуле и, казалось, дремал. Мария, стоя у раковины, мыла посуду.

Бешеный Пес не мог оторвать от нее глаз. В ней появилась какая-то мягкость, она не напряжена, как раньше. Она его завораживала.

Неожиданно она повернулась, зажав мокрыми кулаками передник. Их взгляды встретились.

Он ждал, что она сразу же отвернется, но она продолжала смотреть на него. Потом выпустила передник и опустила руки. Сейчас она выглядела невероятно красивой, но странно уязвимой. Опасное желание зашевелилось у него в паху. Ему вдруг нестерпимо захотелось поцеловать ее.

Стул под Рассом громко заскрипел. Он откинулся на спинку и разжег трубку. Сладкий аромат табака наполнил кухню.

– Сядь, Мария. Мне пришла в голову мысль. – Расе попыхтел трубкой.

Мария подошла к столу и села рядом с Бешеным Псом, всячески избегая его взгляда. Ее стул стоял так близко, что он почувствовал исходивший от ее одежды еле уловимый запах ванили.

– Давайте сыграем в новую игру, которая называется «Игра в коллегию выборщиков». Она учит тому, как надо выбирать президента.

Бешеный Пес улыбнулся:

– Ничего себе!

– Не знаю, Расе. Мистеру Стоуну, наверно, не нравятся настольные игры.

Мария не смотрела на него, но ему показалось, что она как будто разочарована.

Она стала приподниматься из-за стола, но он схватил ее за руку. Она вздрогнула и удивленно повернулась к нему, однако снова опустилась на стул. Их лица находились совсем близко. Ее губы приоткрылись, и она еле заметно вздохнула.

Он смотрел ей прямо в глаза, и она не отвернулась. Кончиком языка она медленно провела по пухлым губам, и ее розовый рот заблестел от влаги.

Он еле сдержался, чтобы не застонать вслух.

– Я не говорил, что не хочу играть. Просто мне игра не нравится.

– Что же вы имели в виду?

– Что-нибудь более... интересное. Например, карты. – Расе в восторге ударил кулаком по столу:

– Здорово придумано!

Мария стала вырывать руку, а он, задерживая ее в своих руках, неохотно отпустил.

– Хорошо. – Она разгладила несуществующую складку на переднике. – Сыграем в карты.

Расе вынул изо рта трубку и, положив локти на стол, сплел пальцы и посмотрел на Бешеного Пса.

– Как насчет того, чтобы сделать игру... еще более интересной?

Бешеный Пес усмехнулся. Игра на раздевание. Ему удалось вовремя удержаться от неподобающего ответа. – Как?

– Командная игра. Вы с Марией против нас с Джейком. – Расе пришел в восторг от своей затеи: – На что играем? Давайте на рыбный завтрак. Выигравшие ловят рыбу и готовят ее.

– Выигравшие? – нахмурила брови Мария.

– А у тебя с этим проблемы?

– Я просто думала...

– Никаких проблем, – перебил ее Бешеный Пес. Расе торжествующе улыбнулся:

– Вот и чудесно. – И, похлопав Джейка по руке, добавил: – Что ж, партнер, давай обсудим стратегию.

23
{"b":"11551","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Совёнок Матильда, или Три добрых дела
Операция «Гроза плюс». Самый трудный день
Мысли, творящие здоровую систему дыхания
Путь совершенства
Ромашки в октябре
Записки неримского папы
Первая научная история войны 1812 года
Записки Хендрика Груна из амстердамской богадельни
Элеанор Олифант в полном порядке