ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Верь в меня
Волк
Карма любви. Вопросы о личных отношениях
Вольные упражнения
Некий господин Пекельный
Поступай как женщина, думай как мужчина
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Любовь дракона
Бог пива

– Спасибо.

Мария понимала, как много для мальчика значили ее слова. Может быть, подумала она, он вообще никогда не имел дома. И она опять вспомнила Томаса.

Джейк смотрел на Марию не мигая. Густая прядь грязных волос упала ему на глаза.

– Извините, – промямлил он, словно стыдясь, – мои волосы слишком отросли...

Мария тут же отреагировала. Надежда тоненькой, рвущейся, ниточкой промелькнула в душе Марии. Она облизнула пересохшие губы и предложила как можно непринужденнее:

– Я могла бы тебя постричь.

– Вы это сделаете... для меня? – удивился он.

– Конечно, но... – Она неожиданно запнулась, обуреваемая печальными воспоминаниями.

– Но что?

– Я никогда не стригла волосы молодого человек Должна была бы, но не...

– Я обычно стригу их бритвой.

– У меня есть ножницы, – встрепенулась она.

Он задумчиво улыбнулся, и его улыбка соответствовала ее собственным чувствам.

– Как здорово!

Мария посмотрела на Джейка и сразу же поняла, что для их отношений наступил важный момент. Начало хорошее, но она боялась в него поверить.

Она встала и налила теплой воды в ведро. Расплескав немного воды, она поставила ведро около стола.

– Сядь-ка сюда, – пододвинула она низкую табуретку. – Сейчас принесу расческу и ножницы.

Он посмотрел на нее с некоторым испугом.

– Ладно.

Мария бегом поднялась к себе в спальню и, схватив со своего туалетного столика ножницы и расческу, быстро вернулась на кухню.

Джейк сидел на табуретке посередине кухни.

Обмотав шею полотенцем, она намочила ему голову. Стоя за его спиной, она внимательно посмотрела на его грязные спутанные волосы.

– Какую длину тебе оставить?

– Мама обычно стригла их так, чтобы они доходили до воротника. Ей нравилось, когда у меня длинные волосы.

Дрожащими пальцами она провела по грязным, неровно постриженным волосам мальчика. «Что привело его сюда?» – снова подумала она. Когда-то он жил с матерью, которая любила его, стригла ему волосы, заботилась о нем. Любая мать хотела бы, чтобы волосы ее маленького мальчика выглядели ухоженными.

Мария взяла расческу и принялась осторожно распутывать колтуны. На какое-то мгновение она невольно вернулась в то время в прошлом, которого никогда не существовало, а должно было бы. Томас...

Джейк издал какой-то гортанный звук, и она спросила:

– Я сделала тебе больно?

– Нет. Мне нравится, как вы стрижете.

Она расчесала волосы и помассировала пальцами голову. Потом, закусив губу, начала стричь вдоль воротника.

Ей хотелось что-то сказать ему, но она так давно ни с кем по-настоящему не беседовала, тем более с подростком. Неожиданно ей захотелось ему понравиться. Но вдруг она скажет что-нибудь не то и все испортит?

Он так похож на нее. Одинокий и напуганный. Ей отчаянно захотелось подружиться с ним, но она не знала как. Она много лет не общалась с людьми и забыла, с чего начинается дружба.

– Джейк... – Она назвала его по имени так тихо, что даже сама не поняла, сказала она вслух или только пошевелила губами, но он ответил:

– А?

Она запнулась, не зная, что сказать.

– Я... э... заметила, что у тебя разорвана рубашка. Я могла бы ее зашить.

– Я был бы вам очень благодарен, мисс... Мария. Спасибо.

Она почувствовала облегчение. Начало положено.

– Хорошо.

Тело Джейка немного расслабилось, стало менее напряженным.

– Я не очень хорошо умею управляться иголкой с ниткой.

Ей показалось, что он улыбается.

«Да, – подумала она, – начало положено. Для нас обоих».

Глава 13

Помешивая густую овсяную кашу, Мария наблюдала в окно, как рассвет постепенно окрашивает сад в золотистые тона. Она пыталась уговорить себя, что не высматривает ничего – или никого в особенности. Но ее взгляд то и дело обращался в сторону реки.

– Так будет достаточно ветчины? – спросил Джейк, выжидающе посмотрев на Марию.

Мария улыбнулась. Джейк стоял рядом и старательно нарезал ветчину. Он выглядел совершенно другим мальчиком, чем полчаса назад. Он вымылся под душем, его короткие чистые волосы блестели, словно новый медный пятак.

Сердце Марии сжалось. Всего лишь на секунду она вообразила, будто именно здесь его дом, будто он даже захочет остаться. Она проглотила подступивший к горлу комок и кивнула:

– Пожалуй, хватит. Спасибо, Джейк.

– Хотите, чтобы я положил ее на сковородку?

– Конечно. – Она немного отошла в сторону, чтобы дать ему место у плиты.

Джейк выскреб из старой жестяной банки остатки свиного жира и бросил его на горячую сковороду. Жир зашипел и растекся по поверхности.

– Ты, наверно, помогал своей матери готовить?

Джейк поднял на Марию глаза, и в их зеленой глубине она увидела такую печаль, что ее словно ножом полоснуло по сердцу.

– Да.

Она протянула руку и убрала с его лба прядь волос.

– Она, должно быть, счастлива иметь такого сына, как ты.

Он не успел ответить, потому что открылась входная дверь. Глаза мальчика округлились от испуга, и он прошептал:

– Бешеный Пес пришел.

Сердце Марии упало, дыхание перехватило. Она с тревогой взглянула на дверь.

– Садись за стол, Джейк. Я сама все сделаю.

– Хорошо. – Он схватил чашку с остывшим кофе и сел на свое место.

Мария напряглась. «Успокойся, Мария. Не позволяй Бешеному Псу напугать тебя или вывести из себя. То, что случилось у реки, не имеет никакого значения. Никакого».

Но она знала, что все не так. Что толку пытаться рассуждать здраво, если она знает правду. Время, проведенное сегодня утром с Бешеным Псом, всего лишь ненадолго лишило ее способности думать, но теперь все встало на свои места, хотя произошедшее барабанило по ее нервам с такой силой, что ей трудно дышать.

Бог свидетель, она хотела, чтобы он ее поцеловал. Она жаждала его поцелуя отчаянно, до головокружения и потери власти над собой. Более того, она хотела, чтобы он повторился. Но сейчас она не хочет ни видеть его, ни говорить с ним. Она еще не оправилась после поцелуя. Если он сейчас на нее посмотрит или прикоснется к ней, она просто растает в его объятиях.

Надо уйти, прежде чем он снова заставит ее забыться.

Но он уже остановился на пороге и прислонился к косяку.

– Привет, Джейк. – Приложив два пальца к шляпе в знак приветствия, он ухмыльнулся. – Мария.

Она на мгновение запнулась, однако, гордо подняв голову, попыталась пройти мимо него.

– Извините.

Он схватил ее за запястье и дернул, так что она споткнулась и упала прямо на него.

– Такой номер не пройдет, – тихо прошептал он. Почти против воли она посмотрела на него. Он улыбался, но без насмешки или сарказма. Она облизнула губы.

– Какой номер?

– Вы не сможете от меня убежать.

Она хотела сделать вид, будто не поняла, о чем он говорит, но значение его слов и так слишком ясно.

– От чего? – Она хотела, чтобы вопрос прозвучал высокомерно, но, к своему ужасу, поняла, что ей едва удалось сдержать волнение.

– Между нами что-то происходит, Мария.

Она попыталась вырваться, но он держал ее крепко.

– Между нами ничего нет. Я не понимаю, о чем вы говорите.

– Вы лжете.

– Я не хочу, чтобы между нами что-нибудь произошло, – тяжело дыша, ответила она.

Он посмотрел на нее с такой грустью, с таким состраданием и пониманием, что у нее закружилась голова.

– Вы думаете совсем другое, Мария, не так ли?

Из ее груди вырвался приглушенный возглас отчаяния, и она, вырвав руку, выбежала из дома, ничего не видя перед собой.

Бешеный Пес посмотрел ей вслед и покачал головой, когда дверь с шумом захлопнулась.

Войдя в кухню, он налил себе чашку кофе и сел напротив мальчика.

– П-привет, – ответил Джейк, поперхнувшись кофе.

– Ох уж эти женщины.

Джейк ничего не ответил, а лишь смотрел на Бешеного Пса испуганными глазами.

Наступила неловкая тишина. Бешеному Псу все больше становилось не по себе.

26
{"b":"11551","o":1}