ЛитМир - Электронная Библиотека

Она вздохнула. Напрасные надежды. Ее отцу порядок безразличен. Он даже не заметит, сколько ей пришлось потрудиться, чтобы стереть пыль с его коллекции, почистить ее и расставить, как положено. Но ее мать всегда так делала для своего мужа, и теперь, когда ее уже нет, Мария взяла на себя труд следить за порядком в кабинете отца. А если принять во внимание эксцентрическую и непрактичную натуру отца, труд очень нелегкий.

Она пыталась убедить себя, что ей все равно, заметит ли Расе ее усилия. Ей уже тридцать четыре года. Почему же она все еще пытается произвести впечатление на отца, который явно ни на что не обращает внимания?

Мария подошла к письменному столу и выдвинула длинный ящик. На дне валялось бесчисленное множество наполовину использованных ластиков. Она собрала их все в кучу и начала расставлять аккуратными столбиками в левом углу ящика.

Когда девушка почти закончила работу, она услышала какой-то режущий ухо звук, похожий на скрип старческих суставов. Звук доносился из окна.

Ластик выскользнул у нее из рук и упал на пол. Задвинув ящик, она подошла к окну и раздвинула белые кружевные занавески.

На первый взгляд все выглядело как обычно. Вдоль парника тянулись зеленые грядки огорода. Двенадцать Рядов посаженных в идеальном порядке фруктовых деревьев пересекали луг в направлении выкрашенного в белый цвет забора. Симметрию нарушали лишь старый, потемневший от времени амбар и несколько хозяйственных построек. Аккуратный, выкрашенный белой краской штакетник огораживал ухоженный двор, по периметру которого всегда высаживались цветы. Ее отец, согнув спину, копал у самых ворот фермы землю в поисках окаменелостей.

Неожиданно из-под развесистой кроны яблони появился какой-то человек и направился прямо к ее отцу. Мария ахнула. Прижав ладони к стеклу, она несколько секунд всматривалась в незнакомца. Быстро отвернувшись от окна, она побежала за отцовским дробовиком. Чужак вызывал недоверие.

Бешеный Пес стоял под низко висящими душистыми ветвями яблони. Время от времени легкий ветерок шевелил листву, и тогда его обдавало тонким ароматом яблок.

Перед ним предстала хорошо ухоженная ферма. В самом центре в конце обсаженной цветами и посыпанной гравием дорожки стоял приземистый двухэтажный оштукатуренный сельский дом с причудливым навесом над крыльцом. Два столба, увитых засохшими виноградными лозами, соединяли крыльцо с крышей. На белых перилах висели пучки сухих цветов. Рядом с крыльцом тихо покачивались от ветра качели. Все говорило не просто о доме, а о родном доме.

Он вдруг почувствовал себя неловко. Ему, привыкшему находиться среди таких же, как он, пьющих, драчливых, бездомных людей где-нибудь в грязном и накуренном помещении, здесь не место. Он всегда находил подобных себе людей на какой-нибудь заброшенной ферме на окраине города: потерявших работу сборщиков яблок или кочующую с места на место бригаду стригалей. Почему-то они всегда находили друг друга на темных окраинах маленьких городков.

– Что ты сказала, Грета?

Только сейчас Бешеный Пес заметил сутулого старика, копавшегося в земле не более чем в сорока футах от него. В крючковатых, похожих на клешни руках он держал небольшую лопатку. Вокруг старческой лысины вились жидкие волосы. С худых плеч свисала тонкая рубашка. На торчащих из открытого ворота редких седых волосах блестели капельки пота.

– Похоже на птицу, – пробормотал он. – Как ты считаешь, Грета?

Бешеный Пес оглянулся. Во дворе он никого, кроме старика, не увидел.

– Вы кого-нибудь ищете? – спросил он.

Старик встрепенулся и, подняв голову, увидел Бешеного Пса.

– Вы кто?

Бешеный Пес направился к старику, на ходу протягивая руку для приветствия.

– Люди называют меня Бешеным Псом.

– Вы индеец?

Бешеный Пес еле сдержал улыбку. «Да, я светловолосый и сероглазый индеец. Нас таких миллион», – подумал он.

– Кулачный боец, – вслух отрекомендовался он. Старик кивнул, воткнул лопату в землю и разогнулся.

Его старческие суставы заскрипели в знак протеста.

– Я профессор Эразмус Трокмортон, – пожал он протянутую руку Бешеного Пса. – Можете называть меня Расе. Чем могу помочь?

– Я пришел, чтобы занять должность мастера на все руки.

Расе нахмурился. Густые седые брови нависали над удивительно голубыми глазами.

– Я, признаться, удивлен... Я не совсем уверен...

– Вы ведь давали объявление?

– Эхм-м-м, – неопределенно пробурчал старик, оглядывая Бешеного Пса.

Но Бешеный Пес ничуть не смутился. Он привык, что работодатели пристально его разглядывают. Его заработок, как правило, зависел от того, насколько сильно они в нем нуждались.

– У вас есть жена?

– Не-а.

Расе все еще хмурился.

– За работу я могу платить восемь долларов в неделю плюс комната и питание. Вам, наверно, недостаточно...

– Просто замечательно.

– О, – почти разочарованно протянул Расе и повернул к дому. – Идите за мной.

Они пошли по чистенькой дорожке. Возле дома лопата выпала из рук Расса и упала на землю. Бешеный Пес хотел ее поднять.

– Не беспокойтесь, – остановил его Расе. – Я повсюду разбрасываю свои инструменты, чтобы моя дочь могла чем-то заняться.

– Ваша дочь?

Откуда-то из глубины дома донесся истошный вопль, а потом раздались громоподобные шаги.

– Наверно, она. Бежит, чтобы спасти меня.

– Почему...

Входная дверь распахнулась и с грохотом ударилась о стену дома. А на крыльцо с диким воплем выскочило нечто высокое и коричневое. Блеснул металл.

Бешеный Пес схватил Расса, чтобы защитить его.

– Не смейте его трогать! – завопило коричневое существо.

Прежде чем Бешеный Пес успел ответить, что-то ударило его сбоку по голове, и он услышал треск. Такого сильного удара он еще никогда не испытывал. В глазах у него помутилось, он пошатнулся и рухнул на землю. Лежа распростертым во влажной траве, он на какое-то время почувствовал невыносимую боль, а потом провалился в темноту.

Глава 2

– Ты что, с ума сошел? – кричала Мария.

Расе в отчаянии воздел руки со скрюченными пальцами.

– Послушай, Мария...

– Я тебя не понимаю. Ты совершенно спокойно заявляешь, что нанял этого...

Она посмотрела в открытую дверь и увидела, что человек все еще лежит посреди ее великолепных лиловых георгинов. Вскоре он приподнялся на локтях, отведя от глаз прядь засаленных волос. Его взгляд, затуманенный болью, смотрел в ее сторону. Но он еще не пришел в себя, а когда придет – посмотрит на нее ясными глазами. При такой мысли Мария содрогнулась. Она с трудом сдерживала свой гнев.

– Ты нанимаешь этого... человека, чтобы он помог мне управляться на ферме, и считаешь, что я должна испытывать благодарность и счастье.

Расе устало вздохнул:

– Уже давно прошли те времена, когда я надеялся увидеть тебя счастливой, Мария.

Мария почувствовала легкий укол в сердце. Почему? – в сотый раз подумала она. – Почему все, что говорит отец, так больно ранит ее? Она вложила столько труда в их ферму, черт побери! Работала не хуже мужчины и добилась хороших результатов. Но Рассу все мало. Он взял и за ее спиной нанял кого-то, кто бы ее заменил. Она делала для своего отца все, что он хотел, и делала хорошо. А теперь он отнимает у нее ее труд под тем предлогом, что у нее не так-то хорошо все получается...

– Я не позволю ему остаться.

Шаркая старческими ногами, он подошел к ней и сказал печально:

– Мы слишком долго оставались здесь одни, Мария. – Она отступила назад, вдруг испугавшись встретиться с ним взглядом. Она знала, что он еще скажет, а она не хотела слышать горьких слов упрека.

– Не так уж и долго...

– Мама умерла. Ты должна устроить свою жизнь. – Его слова ударили ее, словно пощечина.

– Я не позволю, – упрямо сжала она кулаки. – Я не позволю тебе привести его в мой дом.

– Это мой дом.

Мария поняла, что проиграла. Отец нанял человека и не изменит своего решения. Расе усомнился в ее способности вести дом и управлять фермой. Теперь она ясно поняла его недовольство, и у нее засосало под ложечкой. Господи, а она так старалась, чтобы Расе гордился ею, и она искупила бы свой позор, которым запятнала себя в прошлом. Почему же у нее ничего не получилось?

3
{"b":"11551","o":1}