ЛитМир - Электронная Библиотека

Она встрепенулась и подняла голову. В вышине сверкали звезды, сливаясь в огромный раскаленный шар в самом центре, неба.

– Звезды двигаются, – выговорила она, шмыгая носом и утирая слезы.

– У тебя галлюцинации. Вторая стадия текилы. Скоро пройдет.

Мария закрыла глаза, а потом медленно открыла. И увидела мать и отца позади железной скамейки.

– Мама... Папочка... «Мы любим тебя, Мария».

Мария услышала слова любви и почувствовала их смысл так ясно, как будто их произнесли вслух. Больше ее родители ничего не сказали, но Мария ощутила их горячую беззаветную любовь. Она разлилась по всему ее телу, заполнив темные одинокие уголки ее души.

И тогда она поняла, что они ее поняли, что всегда понимали и любили. Господи, они любили ее. Любили со всеми ее недостатками, ошибками и глупым молчанием.

Она посмотрела на них и нерешительно прошептала:

– Томас?

Ее мать улыбнулась. Его душа возродилась.

Глаза Марии снова наполнились слезами, но слезами счастья и любви. Впервые в ее жизни появились надежда и свет. Медленным движением она стерла с лица слезы.

А когда опустила руку, ее родители исчезли.

Однако разочарование и грусть, которые ощутила Мария, были мимолетными. Она улыбнулась Бешеному Псу.

– Ты их видел?

– Кого? – не понял он.

– Значит, не видел, – легко рассмеялась она и отвела с лица волосы.

– Стало легче? – Бешеный Пес внимательно посмотрел на нее.

– Ты даже себе не представляешь...

– А кто такой Томас?

Почти непроизвольно она обернулась на маленький холмик рядом с могилой матери. В первый раз за многие годы она посмотрела на него без жгучего чувства вины.

– Он мой сын.

– Твой сын? – Бешеный Пес очень удивился.

– Припоминаешь, как я тебе рассказывала про двухминутную потерю девственности?

– Помню.

– Я тогда забеременела.

– О! – Он дотронулся до ее щеки. Легкое прикосновение его руки заставило ее содрогнуться.

– Когда я узнала, я написала Стивену – его труппа в то время давала представления в Спокейне. Он ответил, что встретит меня в Уолла-Уолла и мы поженимся. – Ее удивило, что мысль о Стивене не вызвала у нее чувства горечи. Только грусть по поводу своей наивности. – Мне не следовало ему верить, но я поверила – мне было всего шестнадцать. К алтарю он, конечно, не явился.

– А как... умер Томас?

По лицу Марии снова потекли слезы.

– Он по-настоящему и не жил. Я родила его почти на полтора месяца раньше срока. Он появился такой крошечный... Док Шерман ничего не мог поделать. Он сказал... что больше у меня не будет детей.

– Не будет?

– Он сказал, что я плохо «вынашиваю» и поэтому мне не следует больше иметь детей.

– У моей матери, до того как я родился, было четыре выкидыша. Доктора говорили ей то же самое. А тебе исполнилось только шестнадцать лет. Теперь ты сильная.

У нее округлились глаза. Надежда – новая и неожиданно мощная – пронзила все ее существо.

– Возможно.

Простое слово «возможно» освободило что-то у нее внутри и заставило поверить.

– А почему на могиле нет камня?

Мария снова посмотрела на холмик и подумала о маленьком гробике, лежащем под замерзшей травой. Только сейчас она поняла, почему не заказала надгробие.

– Я не могла с ним попрощаться.

Мария встала, спотыкаясь, подошла к могиле Томаса и снова упала на колени. Наклонившись вперед, она прижалась лбом к колючей зимней траве. Смешанный запах травы и земли ударил ей в ноздри. Один из оставшихся на ветке дуба листьев упал ей на волосы.

– Прощай, Томас, – хриплым голосом произнесла она, не вытирая слез. – Я люблю тебя, малыш.

Она не помнила, сколько времени простояла у могилы: может, минуты, а может, часы. Когда она, наконец, подняла голову и встретилась взглядом с Бешеным Псом, он сидел в темноте, ожидая ее.

– Мэт, – прошептала она, протягивая к нему руки.

В мгновение ока он встал рядом с ней, поднимая ее на ноги. Она прижалась к нему.

– Спасибо, – пробормотала она, вдыхая знакомый запах его кожи.

Бешеный Пес повел ее прочь от могил, а она, запрокинув голову, стала смотреть на звезды, словно ожидая, что ее родители снова появятся.

Резкая боль неожиданно появилась в желудке, и ее затошнило. Она застонала и схватилась за живот.

– Мне что-то стало плохо. – Бешеный Пес рассмеялся:

– Я не удивлен.

– Где мы?

Он остановился у какой-то двери и ударом сапога распахнул ее.

– В садовом домике. Добро пожаловать домой. – Он выпустил ее из рук, и она очутилась на полу.

– Опа! – хихикнула она и хотела прикрыть рот ладонью, но промахнулась и попала себе по носу.

Бешеный Пес схватил ее за руку и поднял на ноги. Она прислонилась к нему, схватившись за живот. Тошнота снова подкатила к горлу.

– Хочешь лечь?

Его голос доносился до нее откуда-то издалека. Она тупо кивнула.

Он стал подталкивать ее к кровати, но в ее желудке что-то произошло, и ее вырвало прямо на кровать.

– Черт! – пробормотал он.

Она сначала пришла в ужас, а потом снова хихикнула:

– И-извините.

Он опять поднял ее на руки и понес в дом. В ванной он помог ей почистить зубы, потом втащил вверх по лестнице в спальню и уложил в постель.

И собрался уходить.

Она протянула к нему руки.

– Не уходи. Я хочу тебя... – Он мягко улыбнулся и нежно отвел с ее лица прядь волос.

– Тебе надо поспать. Кроме того, ты пьяна. А вот завтра, когда ты протрезвеешь, мы поговорим...

– Тогда просто поспи рядом со мной.

– Просто поспать?

– Ну, пожалуйста...

– Почему бы и нет? – Он разделся догола и заполз под одеяло, прижав ее к себе.

Она легла щекой на его грудь и вздохнула с облегчением.

– Прости, что испачкала твою постель.

– Не беспокойся. Ты не первая женщина, которая так поступила.

– Я не хочу, чтобы ты сравнивал меня с другими женщинами.

– Ладно. – Она обняла его и удовлетворенно вздохнула.

– Мне нравится текила... – И заснула.

Глава 24

Мария медленно просыпалась. Она не сразу вспомнила, что произошло вчера, а когда вспомнила, у нее снова стало тяжело на сердце.

Вытерев со щеки след одной-единственной слезинки, она почему-то подумала, что еще очень долго будет вот так просыпаться с мыслями о своих родителях и своем сыне– о тех, кого любила и потеряла. И хотя боль не утихла, она впервые за долгие годы поняла, что сможет жить дальше, и придет день, когда она снова будет улыбаться.

Приподнявшись на локтях, она посмотрела на лежавшего рядом мужчину. Пробивавшиеся через окно лучи солнца окутывали его золотистым ореолом. Он лежал на спине, одна рука свисала с кровати, другая лежала на груди.

Она любила его.

Ей уже не нужно, чтобы отец подсказал ей, какие она испытывает чувства. Его улыбка, его смех, его нежность, его честность – вот те невидимые нити, которые связывают их крепче стальных канатов.

Она вспомнила, что он сделал для нее вчера, и ей безумно захотелось отплатить ему за все хорошее. Но она не знала, что ему нужно, что он оценил бы.

А как же любовь?

Такая мысль пришла ей в голову неожиданно и поразила своей простотой. А с ней ее душой вновь овладела надежда.

Может, за его внешностью лихого парня скрывается такое же одиночество, от которого страдает она? И он тоже устал быть один? Не может ли случиться, что однажды он даже научится любить ее?

«Боже, пожалуйста, пусть он останется...»

Слезы навернулись ей на глаза, но она не стала их смахивать. Она больше никогда не будет бояться плакать. Не будет прятаться, возводить вокруг себя эмоциональные барьеры. С нынешнего дня она станет смотреть на жизнь открытыми глазами и бороться за свое счастье.

Она отдаст ему все, что сможет отдать: свое сердце, душу и тело.

Что еще она могла сделать?

Бешеный Пес немного поменял положение и поглубже зарылся в теплые простыни. Ощущение невероятно приятное. Незнакомый запах защекотал ему ноздри, выводя из состояния полусна. Он отбросил в сторону руку и потянулся.

49
{"b":"11551","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Единственный и неповторимый
Как прожить вместе всю жизнь: секреты прочного брака
Я большая панда
Черная полоса везения
Сладкая горечь
Знаки ночи
Драйв, хайп и кайф
Возвращение в Эдем
Nutella. Как создать обожаемый бренд