ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пилигримы спирали
Когда тебя нет
Замуж за варвара, или Монашка на выданье
Разбуди в себе исполина
Девушка, которая играла с огнем
Вне сезона (сборник)
Ненавижу эту сучку
Я супермама
Инстаграм: хочу likes и followers

Будильник зазвонил ровно в пять часов. Мария уже не спала. Она сидела в постели, глядя в темноту слипающимися глазами. Машинально она отключила будильник.

День второй с Бешеным Псом Стоуном.

Она раздраженно вздохнула. Сунув ноги в домашние тапочки, она прошаркала к комоду и, плеснув воды в фаянсовый таз, быстро умылась и почистила зубы. Потом собрала в кулак непослушные вьющиеся волосы и свернула их в тугой строгий пучок. Только самым мелким завиткам удалось увернуться от ее безжалостной опытной руки.

Вчера она совершила ошибку, которую не намерена повторять. Она позволила показать Бешеному Псу слабость своего характера. Больше такого не должно повториться. Как она могла позволить ему напугать себя? Она уже повзрослела, с тех пор как испытывала любовь к Стивену. Больше никому не удастся причинить ей боль, тем более человеку, похожему на Стивена, – лгуну и неудачнику. Страсть больше не манила ее своим соблазняющим голосом. Мария и так довольна своей жизнью здесь, на ферме, где она была в безопасности. Какому-то ленивому бродяге с беспечной улыбкой не запугать ее. Она его не боится, твердо внушила она себе. Просто ее раздражает его присутствие. Здесь ему не место, пусть убирается. Все должно оставаться как прежде. Тихо. Надежно. Упорядоченно.

Трюк с грецкими орехами не сработал. Она придумает что-нибудь еще. Она будет давать ему задания одно противнее другого, пока он не завоет и не бросится вон отсюда. Она уже придумала, что поручит ему сделать сегодня.

Улыбаясь, она подошла к шкафу, открыла дверцы с зеркалами и сунула руку в его глубину. Ей все равно, какое платье надеть. С того дня, когда она вернулась домой, она не носила ничего, кроме коричневого – цвета, который помогал ей чувствовать себя незаметной. Никто не обращает внимания на женщину в коричневом.

Мария надела платье из грубой шерсти кофейного цвета и застиранный передник. Завязав на шее ленты коричневой, в белую полоску, шляпки, она вышла из спальни. Постучав в дверь отца, она стала спускаться вниз по лестнице.

Через несколько минут в печке на кухне уже горел огонь, а на плите варился кофе. Достав тяжелую чугунную сковородку, она поставила ее на конфорку. Пока сковородка грелась, она вынула из металлического буфета остатки маисового хлеба и сваренные вкрутую яйца, добавила пикули и кружку сидра. Завернув все в чистую тряпку, положила сверток в плетеную корзинку и вышла из дома.

На крыльце она чуть не столкнулась с Бешеным Псом.

Сначала она увидела голую волосатую грудь и хотела отвести глаза, но ее взгляд непроизвольно скользнул вниз и остановился на веревке, которой он подпоясывал свои мешковатые подштанники. Краска залила ей щеки.

– Мисс Трокмортон, – приветствовал он ее, почесывая свою голую грудь, – какой приятный сюрприз!

Мария вздернула подбородок. «Только бы не смотреть на его грудь», – подумала она, встретившись с приветливым взглядом его серых глаз. Он улыбнулся, и вокруг глаз собрались морщинки, а усы приподнялись. Она набрала в легкие воздух и напряглась, сунув ему в руки корзинку:

– Вот. Ваш завтрак.

– Спасибо. – Он сказал просто «спасибо», но в холодном воздухе раннего осеннего утра его голос прозвучал удивительно тепло.

Марию пробила дрожь.

– Замерзли?

От его наблюдательности ей стало не по себе, и она вдруг почувствовала себя уязвимой.

– Нет, – отрезала она, – не замерзла. И вообще не ваше дело. – Она скрестила руки на груди и вперила в него суровый взгляд. – Оденьтесь и ждите меня здесь через час. Работа на ферме начинается рано.

– Если бы я ненавидел только рано вставать! – рассмеялся он. – Полагаю, вы придумали для меня какую-нибудь особо заманчивую работу на сегодняшнее утро.

– Разумеется, – ответила она, сумев не выдать своего удовлетворения.

Нахальная улыбка исчезла с его лица.

– Какую же?

– Надо почистить свинарник.

***

К четырем часам Бешеный Пес понял, что его обманывали. Всю жизнь ему говорили, что свиньи – умные животные. Но, провозившись в течение шести часов в свином дерьме, он понял, что подобное мнение – чистейшей воды выдумка. Свиньи оказались самыми тупыми и грязными животными на земле.

Он воткнул лопату в большую кучу навоза и оперся на черенок. Хозяйка снова пытается его убить непосильной работой. Он на мгновение закрыл глаза и почувствовал на своем лице некогда приятное, а теперь обжигающее тепло солнца. Надвинув на глаза шляпу, он вдруг подумал о том, может ли человек спать стоя.

Кабан ударился боком об его ноги, и Бешеный Пес, не устояв, шлепнулся лицом прямо в кучу навоза. Когда он поднял голову, то увидел на уровне своих глаз аккуратно зашнурованные парусиновые ботинки.

– Подать вам руку, мистер Стоун?

Стиснув зубы, Бешеный Пес пытался выбраться из зловонной кучи. Сквозь грязную завесу он увидел мисс Трокмортон, маячившую над ним, словно коричневый стервятник. Она стояла за низким забором, уперев в бока руки. Полосатая шляпка бросала тень на ее лицо, но ничто не могло скрыть ее торжествующей улыбки. Она сияла, словно солнце. А глаза сверкали холодным блеском.

Она опять злорадствует.

Он не дал ей опомниться. Бросившись вперед, он схватил ее за руку своей грязной, липкой от навоза рукой и, подтянувшись, встал.

– Спасибо, мисс Трокмортон, – поблагодарил он, встав прямо перед ней, – что протянули мне руку помощи.

Она посмотрела на свою грязную руку и испачканную юбку, и ее лицо исказила гримаса ужаса. В следующее мгновение в ее взгляде на Бешеного Пса читалось уже не торжество – бешенство.

– Мне следовало бы знать...

Он усмехнулся и сдвинул испачканную шляпу на затылок.

– Да уж конечно.

– Вы закончили?

Он кивнул и обвел рукой свинарник:

– Корыта вычищены, вода для питья налита, подстилки свежие, навоз собран в кучи, а ваши чертовы свиньи такие же розовые, как ягодицы младенцев.

– Хорошо.

– А лучше всего то, что я все еще здесь. – Он похлопал ладонями, разбрызгивая грязь.

Она не успела вовремя отскочить, и брызги попали ей на платье.

– Извините. – Он широко улыбнулся. – Вам не следовало подходить так близко к свиньям.

– Я не думала, что их будет на одну больше.

– Похоже, у меня появилась привычка доказывать, что вы ошибаетесь.

Она ничего не ответила. Просто зло на него смотрела. Он хотел стереть грязь со штанов, но лишь размазал ее.

– Боже, от меня воняет... – улыбаясь, он поднял на нее взгляд, – дерьмом.

– Не переживайте. Не так уж и воняет по сравнению с тем, что было раньше. Ужин будет готов через полчаса. Приходите вовремя, чтобы забрать его.

Она ушла, прежде чем он успел ответить. Бешеный Пес смотрел ей вслед. Она шла прямо, будто палку проглотила, руки со сжатыми кулаками прижаты к бокам. Он не видел ее лица, но уверен, что она очень раздражена. Ее полные губы наверняка превратились в узенькую бледную линию от негодования.

Может, она и выглядела как большая суровая птица, но ее бедра под застиранной юбкой покачивались весьма соблазнительно.

Сбросив шляпу, он подошел к колонке и стал мыться под неприятно холодной струей. Жаль, что он потерял свою бритву в Абилине. Неплохо бы побриться.

Он выжал мокрую рубашку и огляделся. Он все еще не мог понять, что его держит здесь, на ферме. Вкалывать как обычный работник и терпеть выходки мисс Застегнутой-на-все-пуговицы против его природы.

Он уже давно мог бы продолжать путь в Сонору.

Но что его ждет в Соноре? А тут он развлекается, доставая чопорную хозяйку. Давно ничего не доставляло ему такого удовольствия, как испытывать ее выдержку, тем более что она – удивительно достойный противник с хваткой настоящего бульдога.

Поднявшись на крыльцо, он остановился перед дверью. Не успел он постучаться, как дверь распахнулась.

На пороге стоял улыбающийся Расе.

– А вот и ты, сынок. А я уже собрался идти за тобой. – Бешеный Пес покрепче выжал рубашку и надел ее.

9
{"b":"11551","o":1}