ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Похититель ее сердца
Рубеж атаки
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Я большая панда
Служу Престолу и Отечеству
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
С того света
Вдохновляй своей речью. 23 правила сторителлинга от лучших спикеров TED Talks

– Я сейчас! – крикнула она и продолжала уже в трубку: – Каро, мне нужно идти. Почему бы тебе не приехать к нам с ночевкой?

– Я не могу. Дети…

– Оставь их разок со своим красавчиком. Ты же не приклеена к дому.

Кэролайн невесело усмехнулась:

– Пожалуй, ты попала в точку.

– Каро, мама не такая, как мы думали, – мягко сказала Руби. Кажется, она уже говорила эти слова, но тогда не в полной мере осознавала их силу. – Она… хранительница наших воспоминаний. У нес есть ключ к пониманию того, кто мы такие. Ты должна приехать.

Кэролайн помолчала, вздохнула и тихо призналась:

– Я боюсь.

Руби ее поняла. Еще неделю назад не поняла бы, но сейчас другое дело.

– Ничего с тобой не случится. – Руби помолчала, подыскивая слова. Очень важно было правильно сформулировать то, что она узнала об их семье. – Тебе кажется, ты должна носить все в себе и, если выпустишь хоть что-то наружу, рассыплешься па мелкие кусочки и не будешь знать, кто ты.

– На самом деле все не так. Скорее, это… как открыть глаза в темной комнате. Ты боялась, что ничего не увидишь, но на самом деле кое-что видно, и ты чувствуешь себя сильнее. – Руби засмеялась. – Кажется, мои рассуждения похожи на бред Оби Вана под кайфом.

– Вот это да! – Каро шмыгнула носом. – Кажется, моя младшая сестренка наконец повзрослела.

– Ну да, незадолго до менопаузы. Впрочем, я всегда была талантливой, лучшей в классе, помнишь?

– В вашем классе было десять человек.

– И трое из них вылетели из школы. Давай, Каро, приезжай к нам. Побегаем по берегу, как раньше, выпьем текилы, потанцуем. Давай наконец-то разберемся, кто мы есть.

– Руби! Ты меня слышишь? – На этот раз мать кричала во все горло.

– Мне нужно идти. Я люблю тебя, сестренка.

– Руби, ты заговорила, как старшая сестра. Я тобой горжусь. И завидую… Пока.

Руби повесила трубку и побежала вниз.

– Господи, что стряслось? В доме пожар?

На пороге кухни она резко остановилась, увидев Дина с букетом цветов, завернутых в фольгу.

– Oй…

К щекам Руби прихлынула кровь. Рядом с Дином стояла Нора и улыбалась.

– У нас гости, – сообщила она тоном любезной хозяйки.

Руби прикинула, как выглядит со стороны: она еще не почистила зубы и спустилась вниз в том, в чем спала, – старой футболке и пушистых розовых гольфах. Она была бы рада провалиться сквозь землю, но судьба не подарила ей такой милости.

Дин выступил вперед и протянул ей цветы:

– Ты все еще любишь маргаритки?

Руби кивнула.

– Нам нужно поговорить. – Он приблизился и, понизив голос, добавил с мольбой во взгляде: – Пожалуйста.

Несколько секунд они просто молча смотрели друг на друга. В конце концов мать, опираясь на костыли, подошла к Руби и взяла у нее из рук букет.

– Поставлю в воду.

Руби повернулась к Норе. У нее возникло ощущение, будто она попала в сериал, но потом сообразила, что мать сказала то, что и полагается говорить матери.

– Спасибо, мама

Она повернулась к Дину:

– Куда пойдем?

Он усмехнулся:

– Надень под футболку купальник. И теннисные тапочки. Я подожду тебя снаружи.

Он еще раз улыбнулся ей, поцеловал Нору в щеку и вышел. Руби слышала его шаги по посыпанной гравием дорожке. Она обернулась к матери:

– Это ты подстроила?

– Нет, конечно.

– Не очень удачная мысль.

– Руби Элизабет Бридж, у тебя меньше сообразительности, чем у улитки. Ступай к себе и переоденься. Если ты боишься встретиться с первой любовью, попытайся вспомнить, что когда-то он был твоим лучшим другом.

Руби не сумела придумать в ответ ничего умного, поэтому просто удалилась из кухни. В своей комнате она остановилась перед открытым чемоданом и посмотрела на одежду, которую привезла с собой.

«Купальник». Ну да, как же!

Почему она раньше не заметила, что взяла только черное? Или она всегда так одевается? На каждой футболке красовалась какая-нибудь надпись. Больше всего Руби нравилась белая с изображением водопроводчика, склонившегося над сломанным унитазом. Его приспущенные штаны открывали изрядную часть зада. Подпись под рисунком гласила: «Скажи крэку нет».

Малоподходящий наряд для встречи с первой любовью…

В конце концов на самом дне чемодана она отыскала простую безрукавку персикового цвета и джинсы, обрезанные по колено. Носки Руби надевать не стала, почистила зубы, зачесала волосы назад (слава Богу, что мама ее подстригла!), взяла солнечные очки и поспешила вниз.

Нора, сидя за кухонным столом, пила чай и решала кроссворд, как будто это было самое обыкновенное утро.

– Желаю приятно провести время, – бросила она, не поднимая головы.

– Пока.

Руби вышла из дома и сразу обратила внимание на запах роз и солоноватый привкус моря в воздухе. Раскаленные на солнце камни и высохшие водоросли создавали этот неповторимый аромат. Дин ждал ее у забора, рядом с ним стояли два велосипеда. Руби остановилась.

– Ты, очевидно, считаешь меня любительницей заниматься спортом до седьмого пота?

Дин протянул ей розовый велосипедный шлем с переводной картинкой куклы Барби. Руби скрестила руки на груди.

– Я не собираюсь этого делать!

Он улыбнулся:

– Что, слишком стара, чтобы ездить на велосипеде? Или форму потеряла?

Черт бы его побрал! Он знает, что она не устоит перед вызовом. Руби схватилась за руль и оседлала велосипед.

– Я не каталась с тех пор… – Она запнулась. – Давно не каталась.

Улыбка Дина угасла. Он тоже вспомнил тот день, когда Руби пригласила его на велосипедную прогулку и… разбила ему сердце. Она некоторое время смотрела на него, пытаясь понять, о чем он думает, но не смогла. Его мысли были от нее скрыты.

– Ладно, поехали, – сказала она наконец.

Дин двинулся первым. Руби хотелось смотреть на него или ехать с ним рядом, но она до смерти боялась, что пропашет носом гравий и в конце концов о ней расскажут на канале «Дискавери» в разделе дорожных катастроф.

В конце подъездной дороги Дин свернул и поехал в гору. Руби старалась не отставать. К тому времени как они достигли конца улицы, пот катился с нее градом и заливал глаза, мешая видеть. С таким же успехом она могла крутить педали под водой. А еще ей было жарко, очень-очень жарко.

Она бы с удовольствием пожаловалась, но так запыхалась, что не в состоянии была произнести даже короткое слово «стой», не говоря уже о «ты, задница!».

Руби чувствовала, что сердце уже сбивается с ритма, и в это время они свернули за угол.

Холм Левинджер.

Дальше они уже летели как на крыльях, мчались рядом по широкой двухполосной дороге. Мимо проносились золотистые пастбища, обсаженные яблонями. Дин откинулся назад, раскинул руки… И Руби словно перенеслась в прошлое. Им снова было по четырнадцать, вернулось то лето, когда они оба научились ездить без рук. Тогда каждая ссадина на колене была вроде нашивки за храбрость. Они вместе съезжали по этому холму, не прикасаясь к рулю, из приемника неслось «Нас ничто не остановит» в исполнении группы «Звездный корабль».

Холм стал более пологим, дорога делала длинный витой поворот и вела ко входу в юродской парк «Траут-Лейк».

Можно было догадаться, что он привезет ее именно сюда.

– Дин, так нечестно, – тихо сказала Руби, сомневаясь, что он ее слышит.

Но он услышал.

– Помнишь поговорку? В любви и на войне все средства хороши.

– И что же у нас?

– А это тебе решать. Вперед! Кто быстрее доберется до парка?

Не дожидаясь Руби, Дин поднажал на педали и покатил по бесконечной извивающейся улице, обсаженной деревьями. Здесь даже жарким летним утром было сумрачно и прохладно, па дороге лежали густые остроконечные тени.

Руби прибавила скорость, обогнала Дина и поехала первой. Он тихо засмеялся у нес за спиной, и Руби поняла, что они думают об одном и том же: о девчонке, которой она была когда-то. Бывало, она ни в чем не желала проигрывать, даже в этой гонке «до парка», где ставкой служил поп-корн.

52
{"b":"11552","o":1}