ЛитМир - Электронная Библиотека

Дин тронул брата за локоть:

– Он на кухонном столе, я принесу.

– А-а… – Эрик сразу успокоился и снова откинулся на подушки. – Как ты думаешь, скоро они вернутся?

– Со дня на день.

Эрик задышал ровнее, и Дин понял, что брат уснул. Он снова лег на траву и закрыл глаза. Солнце согревало кожу, и при желании можно было вообразить, что это обычный летний день, как бывало раньше, что они целый день плавали в бухте, устали и теперь заснули на берегу.

Дина разбудил звук подъезжающей машины. Не меняя позы, он сонно помахал рукой и окликнул:

– Привет, Лотти.

Лежать на траве в полудреме было приятно, и он не стал вставать.

– Так вот как ты встречаешь свою знаменитую невесту, у которой пока даже нет кольца?

Дин быстро открыл глаза. Над ним, подбоченясь, стояла Руби. Он поспешно встал, сгреб любимую в объятия и начал целовать, наверстывая упущенное за время ее отсутствия.

Руби со смехом отстранилась:

– Эй, оставь что-нибудь до после свадьбы, и желательно побольше! Как же здорово вернуться домой! – Держа Дина за руку, Руби наклонилась к Эрику. – Привет, Эрик, – тихо сказала она.

Веки больного вздрогнули и приоткрылись.

– Привет, Салли.

Руби нахмурилась. Дин прошептал:

– Ему становится хуже. Он то и дело забывает, где находится. Кстати, мы видели вас с Норой в «Шоу Сары Перселл». Вы держались отлично.

Руби усмехнулась:

– Было довольно интересно – на свой лад, конечно, в стиле «репортеры-не-отстают-от-тебя-даже-в-туалете». Оказывается, быть знаменитостью – не бог весть какое удовольствие. Я отказалась от предложения сделать комедийный сериал на телевидении.

– Отказалась?

– Зато подписала контракт на книгу, точнее роман. Думаю, этим я могу заниматься и здесь.

– Привет, ребята! – раздался голос Норы. Помахав им, она подошла ближе и тронула Дина за плечо: – Как Эрик?

Дин покачал головой и беззвучно ответил одними губами: «Плохо».

Больной снова открыл глаза:

– Нора, это вы?

Нора присела перед ним на корточки. Если она и была потрясена его состоянием, то не подала виду.

– Да, это я. – Она взяла его за руку. – Я здесь.

– Я знал, что вы должны скоро приехать. Вы не видели мой ластик? Наверное, его Салли спрятала.

– Нет, не видела. Правда, – произнесла Нора охрипшим голосом. – Между прочим, ты знаешь, какой сегодня день?

Эрик посмотрел на нее вопросительно:

– Понедельник?

– Сегодня четвертое июля.

– Мы устроим вечеринку?

– Конечно!

– С бенгальскими огнями? – полусонным шепотом спросил Эрик.

– Ты немного поспи, а я попрошу твоего брата пока заняться барбекю.

– Дин не умеет жарить барбекю, он все роняет на угли.

– Раньше вы всегда позволяли мне готовить рыбу.

Нора погладила его по голове:

– Я помню. Эрик, может, ты присмотришь за Дином?

– Ладно. – Он посмотрел на младшего брата и усмехнулся. – Главное, сними мясо с огня до того, как оно загорится.

Нора поцеловала больного в щеку и встала. За это время он успел заснуть. Она повернулась к Дину, в ее глазах стояли слезы. Дин взял Нору за руку, протянул другую невесте, и некоторое время все трос стояли молча.

Наконец Руби сказала:

– Давайте готовиться к вечеринке.

– Спасибо, – от души поблагодарил Нору Дин.

Июнь еще не уступил место июлю, но вечеринка с фейерверком и бенгальскими огнями – как раз то, что нужно Эрику.

Пока женщины собирали на стол, Дин сходил в дом и включил стереосистему. Музыка всегда занимала важное место на их пикниках. Он выставил старомодные черные колонки на подоконник и развернул их во двор. Потом настроился на волну станции, специализирующейся на старомодных шлягерах, и врубил звук на полную мощность. Сегодня нет нужды напоминать о быстротекущем времени. Лучше они на один вечер перенесутся в прошлое – скажем, на десять лет назад.

Словно в ответ на его мысли, из динамиков полилась песня «Деньги за так» в исполнении группы «Дайер стрейтс».

Когда Дин спустился во двор, все было готово. Кукурузные початки очищены, зерна завернуты в фольгу, готовый салат помещен в фаянсовую миску, лосось порезан и выложен ломтиками на блюдо вместе с кольцами сладкого лука и кружочками лимона.

Песня кончилась, началась другая. Мадонна запела «Я от тебя без ума».

Дин положил руку на плечо Руби и привлек ее к себе, они стали покачиваться под музыку.

– Эта мелодия будит столько воспоминаний… Давай потанцуем.

Начав танцевать, они словно перенеслись в прошлое. Закрой Дин глаза, он бы увидел школьный спортзал, украшенный блестками и искусственными цветами, Руби в голубом иолиэстровом платье на тонких плетеных бретельках, ее длинные волосы, ниспадающие на спину… Но он не стал закрывать глаза и оглядываться в прошлое, отныне он намеревался смотреть только вперед.

Музыка снова сменилась, но этот раз запел Шон Кэссиди. Нора, прихрамывая, подошла к молодым людям и стала пританцовывать на месте. Эрик в шезлонге по мере сил хлопал в ладоши, отбивая такт.

Остаток дня прошел под непрерывный смех. Они разговаривали, вспоминали прежние времена, строили планы на будущее. Ели с бумажных тарелок, поставив их на колени. Даже Эрик проглотил несколько кусочков лосося. Когда совсем стемнело, принялись взрывать хлопушки и запускать фейерверк.

Руби, стоя на краю откоса спиной к воде, написала в небе белыми огнями: «Руби любит Дина». Нора рядом с ней вывела: «Я люблю моих девочек и Летний остров». Обе засмеялись и помахали братьям.

Эрик повернул голову к Дину, их взгляды встретились, и Дина кольнул страх. Брат выглядел усталым и безнадежно постаревшим.

– Малыш, я люблю тебя, – прошептал Эрик.

Мужчины сидели в темноте, казалось, мир вдруг уменьшился и в нем остались только они двое. Музыка и смех женщин смолкли. Внезапная тишина представлялась бесконечной, черной и опасной.

– Я тоже люблю тебя, Эрик.

– Дино, я не хочу никаких похорон. Устройте вечеринку вроде сегодняшней, как в прежние времена, а потом развейте мой прах по ветру с «Возлюбленной ветра».

Дин на минуту вообразил, как будет стоять на палубе, смотреть на серый пепел, плывущий по волнам, и вспоминать голубые глаза, которые никогда больше на него не взглянут…

Дыхание Эрика стало затрудненным. Он закрыл глаза.

– Я не могу найти тетрадь по практике.

– Не волнуйся, я найду.

Больной снова открыл глаза, но, казалось, не мог сфокусировать взгляд.

– Позови маму, ладно? Мне нужно с ней поговорить.

Дин похолодел.

~ Она ведь здесь, правда?

Он быстро кивнул, вытирая слезы:

– Конечно, здесь.

Эрик улыбнулся и откинулся на подушки.

– Я знал, что она приедет.

– Я за ней схожу.

Казалось, Дину понадобилась целая вечность, чтобы пересечь маленький участок лужайки. Пока он шел, к нему вернулись звуки – музыка, смех, шум волн. По радио звучала песня «Для того и нужны друзья».

Руби засмеялась и протянула руку.

– Пошли, Дино. Ты еще не написал мое имя.

Дин не мог поднять руку. У него возникло странное ощущение, будто он распускается, как вязаный свитер, и достаточно малейшего движения, чтобы от него ничего не осталось.

– Он зовет маму.

Нора ахнула и быстро прикрыла рот рукой. Руби уронила бенгальский огонь. Искры рассыпались по траве, она тщательно затоптала их.

Все трое в гнетущем молчании направились к Эрику. Дин теперь слышал абсолютно все, вплоть до шороха травы под ногами.

Руби первая опустилась перед Эриком на колени. В ее глазах блестели слезы.

Эрик улыбнулся:

– Ты раскрепостилась…

Язык у него заплетался. Дин нахмурился, не понимая, о чем идет речь, но Руби, по-видимому, поняла.

– Да, Эрик.

Она наклонилась и поцеловала его в щеку.

– Позаботься о моем брате.

– Обязательно.

Эрик вздохнул и снова закрыл глаза. Дин подошел ближе к Руби и сжал ее руку.

– О Господи… – прошептала она.

Дин догадался – она думает о том, как все они переживут смерть Эрика.

67
{"b":"11552","o":1}