ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джулиан Троу. Ты ведь слышал это имя?

– Еще бы! Ну как, помочь с цыплятками? – Лу по-свойски ткнул актера в бок локтем, после чего повернулся к Лайему: – А как поживает твоя красавица женушка?

– Спасибо, Лу. Она в порядке.

Лу кивнул и отошел прочь, мурлыча себе под нос модную песенку.

Лайем хлебнул пива. Джулиан развалился на стуле, как лев под жарким солнцем, по-царски оглядывая свои владения.

– Я не думал, что застану ее… в таком виде… – неуверенно начал он.

– Раньше было еще хуже.

– Господи! – не сдержался Джулиан.

– Два дня назад она моргнула.

– Моргнула? Это хорошо?

– Это лучше, чем ничего.

– Хорошо, что вы позвонили мне. Таких врачей, как вы, даже у нас в Голливуде не отыщешь. Разве что…

– Я ее муж.

– Вы?

– Мы женаты уже десять лет, – пояснил Лайем. – Я уверен, что вы заметили у нее обручальное кольцо…

– Черт бы меня побрал, – прошептал Джулиан, стараясь не встречаться взглядом со своим визави. – Эй, Лу, принеси-ка мне пачку «Мальборо».

Лу заспешил к столику с сигаретами и коробком спичек.

– Приятно видеть еще одного курильщика в нашем городке. За последние годы мы почти все вымерли.

– Надеюсь, в переносном смысле? Спасибо, Лу. Джулиан закурил. Облако дыма окутало его лицо, но через сизую пелену Лайем заметил, что актер пристально Изучает его. Наконец Джулиан неторопливо сделал большой глоток пива и, отставив бокал, сказал:

– Вы, должно быть, очень любите ее. Я имею в виду… раз позвонили мне.

– Да, – тихо признался Лайем.

– Это заведение напоминает мне ту грязную забегаловку, где когда-то работала Кайла.

– Правда?

– Боже, как она была красива, – мечтательно улыбнулся Джулиан. – А эти добропорядочные христиане из Санвиля обращались с ней как с дрянью.

– Она говорила, что никогда не старалась к ним приноровиться.

– Кому такое могло бы прийти в голову? Этот городишко был как бельмо на глазу. Но всеобщее презрение оскорбляло ее, знаете ли. Она боялась, что ей придется закончить свои дни в нищете, как и ее матери. Кай готова была на что угодно, только бы вырваться из этого болота.

– Даже на замужество с вами?

– Или с вами, – мрачно парировал Джулиан. – Я понимаю, почему она приехала сюда. Ей нужен был такой человек, как вы… после меня.

– Что произошло между вами? – спросил Лайем. Этот вопрос долго мучил его, обжигал гортань, оставляя в ней горький привкус.

– Сами знаете, как это бывает, – вздохнул Джулиан. – Мы были влюблены… а потом разлюбили. Черт, мне было всего двадцать три! Я еще понятия не имел, кем хочу стать, но уже знал наверняка, что добьюсь успеха. Уходя, она сказала, что будет ждать, когда я приду за ней. Всегда будет ждать – так она сказала.

– А ваша дочь? Почему вы никогда не пытались встретиться с ней? – поинтересовался Лайем, пристально глядя на собеседника поверх бокала.

Джулиан вздрогнул от неожиданности, и Лайем подумал: «Господи, да он за все это время ни разу не вспомнил о Джейси! Сел в самолет, примчался сюда и ни на мгновение не задумался о том, что у него здесь дочь».

– Она была совсем крошкой, когда я видел ее в последний раз. Если честно, я не знаю, что чувствую по отношению к ней. Наверное, все станет ясно, когда мы встретимся.

Лайем предполагал, что богатые – а тем более богатые и знаменитые – отличаются от прочих людей. И все же такое безразличие взрослого человека к судьбе собственной дочери потрясло его до глубины души. Лайем не сводил с него пристального взгляда. Наконец на лице Джулиана отразилось что-то похожее на смущение или стыд.

– Она не знает, что вы ее отец, – сухо заявил Лайем.

– Что? Кай не сказала ей? Мне казалось, она должна была бы гордиться тем, что…

– Вы причинили ей боль, Джулиан.

– Да, черт возьми.

– Вы хотите сами сказать ей?

– Я? Нет.

– Мы живем в маленьком городке, – с облегчением продолжал Лайем. – Мне бы не хотелось, чтобы девочка узнала…

– Я буду нем как рыба. А если возникнут вопросы, можно сказать, что я здесь по поводу учреждения фонда «Загадай желание». Прошу вас, Лайем, давайте подождем и посмотрим, что станет с Кайлой, ладно? То есть если она не проснется…

– Хорошо. Подождем, – согласился Кэмпбелл.

Роза ждала возвращения зятя. Она вязала в гостиной и завидев его, бросилась навстречу. Она хотела что-то сказать, утешить, но Лайем прервал ее.

– Пожалуйста, не сейчас.

Что бы она ни собиралась сказать, все было бы неуместно. Лайем прошел мимо нее и поднялся по лестнице в комнату Джейси. Девочка крепко спала, откинув руку в сторону, словно и во сне тянулась к трубке стоявшего на туалетном столике телефона.

– Ты всегда была, есть и будешь моей дочерью, – тихо прошептал он.

На следующее утро Лайем проснулся рано и осторожно вылез из постели, чтобы не разбудить Брета, мирно посапывающего во сне. Он наскоро принял душ, вытащил из гардероба кое-какую одежду, сложил ее в спортивную сумку и, оставив на кухонном столе записку Розе и детям с пожеланием удачного дня, вышел из дома.

Рассвет надвигался на Ласт-Бенд с неотвратимостью Судного дня. Тонкие розовые лучики окрасили запорошенные снегом макушки деревьев. Витрины магазинов и кафе чернели, как пустые глазницы.

Лайем приехал в больницу, оставил машину в гараже и поднялся в палату Микаэлы. Сощурившись от света ламп, он выключил их, раздвинул занавески, снова повернулся.

Микаэла лежала все так же неподвижно. Ее лицо было бледно, тонкие руки лежали вдоль тела; на одеяле, прикрывающем ее до самого подбородка, не виднелось ни морщинки.

Из его груди вырвался сдавленный вздох, и только тогда он понял, что уже давно боялся вздохнуть от страха, что Джулиан опередил его и разбудил Микаэлу раньше его. Впервые ему показалось важным – жизненно необходимым – успеть первому оказаться с ней рядом.

– Привет, Майк, – прошептал он, прежде чем зажечь свечу и включить музыку. Сегодня он выбрал композицию Андреа Бочелли, напоминающую о сладостной грусти бытия.

Он расстегнул сумку и достал из нее голубой кашемировый свитер, который Микаэла купила ему во время их последней поездки в Ванкувер. Очень осторожно он положил его ей на грудь.

– Ты узнаешь мой запах, Майк? Мой.

Он закрыл глаза и отчетливо вспомнил последний день их пребывания в Ванкувере. Они долго ехали вдоль канадской границы, чтобы попасть на модное шоу, и в этом темном театре, среди огромной толпы незнакомых людей, держались за руки, как влюбленные дети.

– Ты купила мне свитер на следующий день, помнишь? Я отговаривал тебя, потому что он очень дорогой. А ты ответила, что нет ничего такого, что было бы слишком хорошо для меня. – Его голос дрогнул, и он взял ее за руку. – Но я пришел сюда сейчас не для того, чтобы говорить об этом. Не понимаю, почему мне раньше не пришло в голову принести тебе свой свитер. Вчера ночью я проснулся в холодном поту от страшной мысли: я подумал обо всех, кроме самого себя. Обо всех, кого ты любила и любишь, но не о себе. Ты всегда говорила, что в этом заключается моя сила – я думаю о других прежде, чем о себе. Но в этом также и моя слабость. Мы оба это знаем.

Он взял ее за руку, с горечью осознавая, насколько она холодна и безжизненна, и прижал к губам.

– Я позволял всем делиться с тобой воспоминаниями, чтобы пробудить тебя к жизни, потому что боялся, что они обладают властью над тобой. Я боялся… сломаться. Должен признаться, я до сих пор боюсь, но не в силах прожить больше ни дня без того, чтобы не победить этот страх. Кажется, я ни о чем, кроме вас с Джулианом, думать не могу. Он влюбился в молоденькую девочку с большими надеждами на будущее, в ту, которая чувствовала себя привольно на первых страницах модных журналов и сумела очаровать целую страну. Я влюбился в медсестру с печальными глазами и сердцем, жаждущим теплого прикосновения. Огромная часть твоей жизни была мне неизвестна, и от этого я чувствую себя… потерянным. Такое ощущение, что вся наша с тобой жизнь была нереальна. – Он глубоко вздохнул. – Когда я думаю о нас, на ум приходят только какие-то мелочи. Например, как мы катались на горных лыжах в прошлое Рождество и ты говорила, что надо поскорее бросить этот безжалостный вид спорта, от которого замерзают волосы в носу.

31
{"b":"11553","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Запад в огне
Продать снег эскимосам
Земля перестанет вращаться
Каждому своё 3
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Всё о Манюне (сборник)
В каждом сердце – дверь