ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Боли в ногах, в частности в коленях, типичны для пожилых людей. Тщательное наблюдение показало, что они начинали ходить со слегка согнутыми коленями. Таким образом, способность воспринимать статическую нагрузку, вызванную весом тела, утрачивалась. Мышцы бедра при этом находились в состоянии хронического утомления и становились болезненными. Кроме того, в области, расположенной под надколенником (коленной чашечкой) и сзади от коленного сустава, то есть там, где прикрепляются сухожилия крупных мышц, возникает болезненность, а иногда может развиться воспалительный процесс. Хирургическое вмешательство, выполняемое в этих случаях с применением артроскопии, как правило, оказывается безуспешным. Успех в этих случаях может быть достигнут лишь путем преодоления peфлекса «красного света». Только тогда функция нижних конечностей полностью восстанавливается.

Можно привести и много других примеров нарушения функции. Все они приводят к сокращению различных групп мышц, которые, возникнув при реакции ухода, становятся привычными. Эти нарушения функции не являются заболеваниями, типичными для общепринятой медицины. Их надо рассматривать как «болезни адаптации», согласно терминологии Г. Селье. Я полностью согласен с Г. Селье. Этих заболеваний не было бы, если бы у людей была способность приспосабливаться к стрессам с помощью разумного использования соматических упражнений. В этих случаях наши мышцы смогли бы вырваться из-под контроля нижерасположенных отделов головного мозга и вернуться под контроль коры больших полушарий. Тогда вернулась бы способность произвольно управлять этими мышцами.

Каким образом реакция ухода становится привычной для нашего тела

Привыкание – это простейшая форма обучения. Оно возникает благодаря постоянному повторению реакции. Когда реакция возникает снова и снова, то происходит своего рода «обучение» на бессознательном уровне. Привыкание – это медленный непрерывный процесс адаптации, который постепенно развивается в центральной нервной системе.

Когда у вас постепенно развиваются нарушения осанки, характерные для реакции ухода, вы подсознательно ориентируетесь на ту осанку, которая, благодаря привыканию, «запечатлелась» в вашей нервно-мышечной системе. Человек, который стоит, сутулясь, как пожилой человек, постепенно привыкает к этому. Здесь нет ни срыва, ни дегенерации каких-либо структур.

Эти изменения вызваны нарушением адаптации нервно-мышечной системы.

Очень важно понять это. Если у человека действительно нарушены какие-либо структуры, а не функции, то мы мало что можем для него сделать. Мы можем лишь предложить ему палку или какую-нибудь форму опоры. Но если человек сутулится то это – дурная привычка, которая выработалась в результате постоянного повторения определенных рефлексов. И эта дурная привычка может быть исправлена. Можно вновь обучить такого человека произвольно управлять своими мышцами. Раньше он обладал этими навыками, но потом разучился и забыл их.

Большое количество научных исследований было посвящено вопросу о привыкании млекопитающих к реакции ухода. Центральная нервная система у всех млекопитающих, включая людей, построена по одному и тому же принципу. Это в большой степени облегчало исследования. Результаты этих исследований показывают, каким образом рефлекс «красного света» накладывает отпечаток на осанку человека.

Млекопитающие сильно отличаются от других животных по способу выработки рефлексов. У низших животных рефлексы протекают по принципу «все или ничего», без каких-либо градаций или оттенков. У людей и других млекопитающих рефлексы имеют уровни – от низких до очень высоких. Этот широкий диапазон реакций может быть изучен и откалиброван путем измерения степени сокращения мышц, происходящего во время рефлекторных реакций.

Они зависят от ряда факторов, характерных для человеческого организма. Прежде всего, степень выраженности реакций зависит от тех отделов головного мозга, которые лежат выше его ствола. Эти отделы могут изменять первоначальную реакцию. Первый из факторов, вступающих в действие, – это ожидание. Описанию этого фактора в данной книге посвящена целая глава. Ожидание может либо ослабить, либо усилить реакцию ухода. Например, у лабораторных животных, испытывающих страх, реакция на отрицательные внешние воздействия гораздо сильнее.

Это явление широко известно. Если детям рассказывают страшную историю, а в этот момент кто-то издает за их спиной резкий звук, то они отвечают на это сильной двигательной реакцией. Все театральные режиссеры и кинорежиссеры хорошо знают, что эффект ожидания в ходе спектакля или фильма сильно воздействует на публику. У зрителей после такого нагнетания эмоций и внезапных событий на сцене отмечается сокращение брюшных мышц. Люди в таких случаях вскакивают, иногда непроизвольно вскрикивают.

В противоположность этим реакциям, протекающим на высоком уровне, у людей могут возникать реакции и на более низких уровнях. Такие реакции можно распознать только с помощью специальных аппаратов, измеряющих электрическую активность мышцы при сокращении (электромиограмма). Заслуживают интереса научные работы, выполненные в Канаде, которые показывают, что у людей, решающих трудные задачи, напряжение, определяемое с помощью электромиографии, возрастает при страхе неудачи. Когда задача решена, то электромиографические показатели возвращаются к нормальным уровням. По данным одного из экспериментов, электромиографические показатели были получены при исследовании мышц лба, очень чувствительных к рефлексу «красного света». В это время испытуемым рассказывали захватывающую детективную историю. По ходу рассказа напряжение мышц возрастало. После того, как сюжет достигал кульминации и в опасной ситуации наступала развязка, напряжение уменьшалось, возвращаясь к первоначальному уровню.

Следует, однако, отметить некоторые важные исключения. Если историю внезапно прерывали на середине, то развившееся в мышцах напряжение сохранялось в течение нескольких часов. Канадские исследователи пришли к выводу, что такая реакция присуща всем людям. Напряжение, возникающее при выполнении трудной задачи и сопровождающееся страхом неудачи, не уменьшается после выполнения задачи, если у человека нет ощущения, что задача выполнена. Если же в конце опыта экспериментатор хвалил испытуемого, то напряжение в мышцах падало. Однако, если экспериментатор критиковал испытуемого, то напряжение сохранялось. Его называют «остаточным напряжением».

В соответствии с результатами исследований, выполненных канадскими учеными, стало ясно, что нервно-мышечная система человека обладает способностью адаптироваться к более высоким уровням напряжения в мышцах при реакции ухода. Очевидно, что если чувство напряжения и страха существовало раньше, то реакция испуга возникает быстрее.

В одном из опытов больных, находившихся в состоянии сильной тревоги, сравнивали с людьми, находившимися в нормальном состоянии. И тех, и других подвергали внезапному воздействию громкого звука. Электромиография показывала, что еще до начала эксперимента мышцы больных были сокращены больше, чем мышцы людей из контрольной группы. Сразу же после воздействия сильного звука значительные различия в реакции между сравниваемыми группами не прослеживались. Такие различия появлялись позже. Мышцы людей, находившихся в нормальном состоянии, возвращались к первоначальному состоянию через полсекунды после резкого звукового сигнала. У людей, бывших в состоянии тревоги, мышечное напряжение не только оставалось, но и продолжало увеличиваться.

К сожалению, жить в развитом обществе – это значит жить под воздействием отрицательных стрессов. Тревога и беспокойство господствуют в индустриальном обществе. Каждый сталкивается с нерешенными проблемами и живет как бы «подвешенном» состоянии. Каждый живет, испытывая страхи, сменяющиеся новыми страхами. Каждый испытывает тревогу: тревогу за жизнь, тревогу за семью, тревогу за материальное благополучие, тревогу за свое положение в обществе, тревогу за безопасность жилища, за безопасность страны, за безопасность человечества в целом. Наши начальники и работодатели, наши поставщики, банки, кредитные компании, налоговая инспекция, а также газеты, телевидение – все они служат источниками нашей тревоги и беспокойства. Наши опасения постепенно накапливаются, усиливая привычное сокращение мышц в области челюстей глаз, бровей, шеи, плеч, рук, груди, живота и ног.

15
{"b":"11555","o":1}