ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда (примерно в 2 часа дня) в Передовом базовом лагере стало ясно, что отряд „заброски“ на Южную седловину достигнет своей цели, мы все почувствовали огромное облегчение. Погода продолжала оставаться ясной; необходимые для штурма припасы были сосредоточены у подножия пирамиды Эвереста, и, хотя мы не могли предвидеть, каков будет ветер, не было более причин для дальнейших отсрочек. Нужно было выходить на штурм. После совещания с Томом Бурдиллоном и Чарльзом Эвансом, который, к счастью, стал себя чувствовать хорошо, мы решили в тот же вечер выступать вверх и дойти до лагеря V. Быстро приближался решающий момент, и мы обязаны были теперь выполнить свою задачу, следуя блестящему примеру тех, кто подготовил нам путь.

Глава XIV

ЮЖНАЯ СЕДЛОВИНА. ВТОРОЙ ЭТАП

Когда вечером 22 мая мы дошли до лагеря V, ветер уже заметно усилился. Вокруг нас взметались снежные вихри, и холод казался еще более пронизывающим. К тому времени как мы устроились в палатках, ветер разбушевался не на шутку и с каждой минутой все усиливался. Ночь была крайне беспокойной. Конечно, значительно хуже она прошла для группы заброски на седловину, ночевавшей в лагере VII.

На следующее утро, когда я готовился к выходу, в палатку заглянул Да Тенсинг. Вопреки нашим самым тщательным расчетам мы все же считали необходимым забросить в лагерь VII больше грузов, чем это было в силах нашей группы, и я потребовал, чтобы еще два человека присоединились к нашей группе. Добровольцем вызвался Да Тенсинг, всегда готовый прийти на помощь, и с ним молодой Чангджиу. Да Тенсинг, доблестный ветеран, был сильным альпинистом и хорошо знал предстоящий нам путь, так что никаких возражений с моей стороны не последовало. Они предпочли выйти прямо из Передового базового лагеря, где были более комфортабельные условия для ночевки, и сейчас стремились скорее выйти в путь.

В 8 час. 30 мин. утра, надев кислородный аппарат открытого типа, я вышел из лагеря с двумя шерпами из первого штурмового отряда – Да Намгьялом и Анг Тенсингом (по прозвищу Балу). По сравнению с тем, когда я поднимался к Джорджу Лоу десять дней назад, путь изменился до неузнаваемости. Мы шли сейчас по крепкой, хорошо протоптанной тропе, ведущей к подножию крутой стены. На самой стене, хотя и встречались технические трудности, путь был значительно легче. В снегу были протоптаны глубокие следы, превратившиеся в удобные „лоханки“, а на ледовых участках вырублены широкие ступени. Ненадежные перила швейцарцев были заменены прочной манильской веревкой, которая не была еще засыпана снегом. При этих условиях мы достигли довольно быстро, меньше чем за два часа, местоположения лагеря VI. Для нагруженных шерпов, поднимавшихся без кислорода, это было прекрасным достижением. Мне лично восхождение давалось нелегко, и, пока мы сидели, отдыхая, на опустевшей бивуачной площадке, я сомневался – удастся ли мне добраться до штурмовой группы или хотя бы до лагеря VII; это было неприятное предчувствие. Чарльз Эванс и Том Бурдиллон догнали нас, когда мы тронулись дальше, и почти с удовлетворением я отметил, что и им приходилось нелегко. Каковы бы ни были причины моего плохого самочувствия вначале, я должен сказать, что последующие триста метров показались мне гораздо менее утомительными. Чувствуя себя лучше, я уже был в состоянии подумать о несчастных шерпах. Они мужественно продолжали подниматься, но уже явно чувствовали влияние высоты и не могли придерживаться моего темпа.

Путь между лагерями VI и VII был также очень крутым, но в общем менее извилистым. На коротком участке маршрут, выбранный Джорджем Лоу, прилегал вплотную к большому ледяному склону стены у самого края ледника Лходзе. Я заметил, что в этот момент мы находились примерно на уровне нижних скал Женевского контрфорса. Затем следовал длинный траверс обратно к середине обледенелого склона, немного ниже громадного ледяного обрыва, и после нескольких шагов вверх по крутому льду мы добрались до начала другой веревки, свисавшей над вертикальным участком, по которому следовало обойти обрыв. Пока мы отдыхали над этим препятствием, я смотрел вверх и обнаружил, что как раз над нами возвышается тот растрескавшийся выступ, который я так часто рассматривал за последние недели из Передового базового лагеря. Поднявшись далее по ледовым ступеням, мы прошли затем по полкам, приближаясь к все еще скрытому от нас лагерю.

Откуда-то сверху раздался призыв, который ветер относил в сторону. С Южной седловины, разгруженные и веселые, как ученики воскресной школы на пикнике, спускались носильщики. В этом месте разойтись обеим группам было нельзя, к тому же участок отличался сложностью, о чем свидетельствовала очередная веревка, раскачивающаяся несколькими метрами выше. Поэтому мы охотно остались ожидать на месте, воспользовавшись этим для передышки. Последним спускался Чарльз Уайли. Я поздравил его с успехом, хотя и не знал еще подробностей его замечательного подвига, совершенного им накануне. Пересиливая ветер, Чарльз крикнул мне: „Клянусь Юпитером, Джон! Верхняя часть гребня грандиозна! Если вам хоть немного повезет, вы сможете наверняка разбить верхний лагерь очень высоко“. Эти слова воодушевили меня, в чем я в тот момент очень нуждался. Последние тридцать метров до лагеря оказались даже круче, чем я ожидал. Косой траверс вел к подножию рассеченного трещиной выступа, основание которого мы обогнули слева. Еще около пятнадцати метров весьма крутого склона, еще одна веревка, еще ступени во льду. Палатки оставались скрытыми от нас до последней минуты, и было приятной неожиданностью увидеть их на обширной площадке с громадным утесом позади; они были закрыты от Западного цирка высоким клинообразным сераком. В то время как мы перебирались через трещину, отмечающую линию возможного отрыва этого серака от склона горы, Да Тенсинг и Чангджиу уже сбросили свои грузы и спускались обратно. Они пожелали нам счастливого пути. Подъем от лагеря V занял около трех с половиной часов.

Восхождение на Эверест - i_080.jpg

Фото 34. Вид с Южной седловины по направлению к Нупдзе. Справа на переднем плане видны остатки лагеря швейцарской экспедиции 1952 г.

Площадка, на которой стояли палатки, была необычной. Выдаваясь над общей поверхностью склона, спадающего с пика Лходзе, этот балкон должен был поразить швейцарцев, когда они обнаружили его в ноябре прошлого года. О существовании его не подозреваешь, пока не подойдешь вплотную. На всем обширном пространстве стены Лходзе эта площадка является единственным местом, где есть возможность установить более двух палаток. В предыдущие ночи здесь удалось разбить до восьми палаток. Пройдя несколько шагов к южному краю площадки, я увидел гребень Нупдзе, который просматривался отсюда почти в профиль и вряд ли был выше лагеря VII. Острый, как лезвие ножа, он невольно притягивал к себе взор. В нем было что-то устрашающее. В этом гребне на высоте около 7600 м, не более чем в тысяче метров к югу от нас, заметно выделялась зазубрина. Во время периода акклиматизации мы часто смотрели через нее, так как эта низшая точка стены Нупдзе – Лходзе. Однажды, поднявшись на 900 м. над нашим первым Базовым лагерем в Тхьянгбоче, мы с Майклом Уордом впервые увидели Южную седловину и верхнюю часть Эвереста. Теперь мне хотелось, посмотрев в обратном направлении, узнать знакомые места. Однако для этого наша высота была еще не достаточной.

С северного края балкона открывался эффектный вид на верхнюю часть Эвереста. Вершинный гребень, тянувшийся над полосой бурых скал западного склона, был виден отсюда в сильно сокращенном раккурсе, и потому казалось, что до него рукой подать. В этот день над ним бушевал ветер, и всякая попытка штурма была бы невозможной. Длинный флаг снежной пыли тянулся над всем протяжением Юго-Восточного гребня. В противоположность этой обманчивой близости Южная седловина казалась невероятно далекой. Только сейчас я действительно понял, что нами пройдена лишь половина пути до седловины. Об этом мне уже неоднократно говорил Джордж Лоу, рассматривавший вершину с этой же точки; однако, находясь в Западном цирке, сгорая от нетерпения и полный оптимизма, я упорно не хотел с этим соглашаться. Устал я сравнительно мало и ближайшие полчаса посвятил фотографированию, пока не подошли оба „штурмовика“. Во время отдыха в лагере VI они заменили патроны с натронной известью в своих кислородных аппаратах закрытого типа новыми, найденными в снегу в этом лагере.

50
{"b":"11556","o":1}