ЛитМир - Электронная Библиотека

В гостиной расположился клуб художниц леди Далримпл. Оглянувшись вокруг, Хит мигом сообразил, что совершил ужасную ошибку, легкомысленно недооценив слова Джулии. Когда только он научится не оставлять подобное без внимания?!

Комната была преобразована в самодельную художественную галерею. Атласный диван и хрупкие позолоченные чайные столики были сдвинуты в сторону и укрыты белыми простынями, освободив место для полукруга мольбертов, столиков для рисовальных принадлежностей и стайки стрекочущих дам в муслиновых, предохраняющих от краски балахонах.

Хит застыл в дверях: больше дюжины дамских головок разом повернулись в его сторону. Сидевшая в уголке Джулия подняла глаза от большого альбома для этюдов. Махнув карандашом, она громко провозгласила:

– О, посмотрите, это же лорд Боскасл. Он, должно быть, пришел нам попозировать для Аполлона… Давайте тепло поприветствуем его.

Хит круто повернулся, намереваясь сбежать, но леди Далримпл вскочила со стула и поймала его за полу сюртука. Боскасл почувствовал, как его бесцеремонно затаскивают обратно в комнату, словно рыбу, попавшую на крючок.

– Не стесняйтесь, Боскасл.

– Я не стесняюсь. Просто не склонен выставлять себя напоказ.

Джулия откашлялась и громко произнесла:

– Нет ничего позорного в том, чтобы тело человека послужило художественной цели.

– Вы не хотите снять рубашку? Для художественной цели! – пронзительным голосом заявила какая-то матрона из-за огромного мольберта.

Хит растерянно заморгал:

– Я… снять…

– Вы ведь не раз делали это раньше. Не так ли? – сказала мисс Дарлингтон, сидевшая справа.

– Надеюсь, не перед такой большой аудиторией, – пробормотал тихий знакомый голос сбоку.

Хит внутренне застонал. Этот ехидный голосок принадлежал жене его старшего брата Грейсона, острой на язык Джейн, маркизе Седжкрофт. Только не хватало, чтобы этот позор наблюдал член его семейства. Теперь ему будут вспоминать это вечно.

Он бросил возмущенный взгляд на Джейн:

– В первый… и в последний раз… я позировал в твоем доме. И насколько помню, ощущение было не самым приятным.

Джейн лукаво усмехнулась:

– Только из-за того, что домоправительница обнаружила тебя и художницу, кажется, мисс Саммерс, в позе… не слишком артистической.

– Это неправда, – возразил он, чувствуя на себе взгляд Джулии. – Просто моя тога размоталась, и мисс Саммерс предложила помочь мне привести ее в порядок.

– Мой дорогой деверь, – продолжала Джейн притворно сладким голоском. – Только представь себе, скольким благотворительным предприятиям ты поможешь, позируя нам. Мне самой нужно было предложить.

Хит посмотрел на нее скептически.

– Я был бы гораздо счастливее, сделав денежный взнос. По правде говоря, Джейн, я лучше поручу моему секретарю выписать…

– Если вы могли позировать Элоизе Саммерс, – промолвила Джулия, глядя на него поверх своего альбома, – то, несомненно, можете попозировать и для нас. Ну же, Хит, не упрямьтесь.

– А благотворительный взнос сделаете потом, – добавила леди Далримпл.

Взрыв возбужденного щебета пробежал по кругу.

– Поверить не могу, что среди нас Боскасл.

– Вы видели его глаза? Мне нужно будет смешать не меньше дюжины оттенков, прежде чем взяться за кисть.

– Неужели он действительно будет нам позировать?! Как я смогу передать его мужественные формы, это лицо? Дамы, мои карандаши смутились от такой дерзости.

Хит попятился на несколько шагов к двери.

– Прошу меня извинить. Я совершенно забыл о том, что ваш клуб собирается здесь сегодня утром. Простите мое вторжение. Пожалуйста, продолжайте… без меня.

– Вторжение? – взвизгнула одна из художниц-любительниц, размахивая щетинистой кистью. – Вы хотите сказать, что не останетесь?

– Разумеется, он останется, – сурово произнесла леди Далримпл, поспешно преграждая ему путь. – Вчера вечером он обещал Джулии, что будет позировать.

Хит нахмурился, соображая, можно л и убрать с дороги женщину габаритов и возраста Гермии, не нанеся ей ущерба.

– Я ничего подобного не обещал. Джулия, это вы так неправильно все представили?

Она старательно копалась в коробке с угольными карандашами.

– Я представила вас как греческого бога. Думаю, вы должны быть польщены.

Он ухитрился проскользнуть мимо Гермии, но она смогла снова его ухватить.

– Используйте дворецкого.

– Он нам уже позировал, – заметила пожилая дама с нарумяненными щеками. – Мы решили изобразить его в качестве Гермеса.

Джулия с хитрой улыбкой уставилась в свой альбом.

Хит попытался снова попятиться к двери, но на пороге за его спиной стоял седовласый Пейтон с подносом угощения для дам и сочувственно кивал.

– Сдавайтесь, милорд, – полушепотом произнес он. – Они беспощадны и не отстанут, пока не вынудят вас согласиться. Поверьте моему слову. Изящная сдача в плен легче, чем долгий побег.

– Ну пожалуйста, Хит, – нежнейшим голоском попросила Джулия.

Он не доверял подобному тону. Сахарная сладость такого обращения скрывала дьявольскую суть Джулии.

– Позировать не буду, – произнес он, решительно расправляя плечи. – И больше не просите. Я пришел в этот дом не для того, чтобы… меня эксплуатировали. И это мое последнее слово!

– Дорогой, не поднимете ли вы немного штанину? – ласково обратилась миссис Хемсуэлл к мощной фигуре, высящейся посередине комнаты.

Красивое лицо Хита застыло в презрительной гримасе.

– Нет! – рявкнул Хит в ответ. – Я и так чувствую себя круглым дураком. Каким-то рождественским гусем, выставленным на продажу.

– Но вы совсем не похожи ни на одного рождественского гуся, которого мне когда-либо подавали, – пробормотала Джулия, покусывая кончик карандаша.

Невестка Хита, Джейн, ухмыляясь, согласилась с ней:

– Точно.

Мисс Дарлингтон подняла голову:

– Он очень напоминает мне призового жеребца, которого дядюшка приобрел на частном аукционе.

Хит сбросил на пол белую шелковую простыню, которую Гермия уже перекинула ему через плечо.

– Аполлону это надоело. Честно говоря, он готов обратиться к Зевсу, чтобы тот запустил сюда несколько молний.

– Но это ради благотворительности, Боскасл, – нахмурилась леди Далримпл.

– Попрошу вас, Боскасл, – прищурила правый глаз Джулия, – снова немного напружиньте плечо. Я неправильно провела линию.

– И повернитесь к нам спиной, чтобы мы могли лучше рассмотреть вид сзади, дорогой, – прощебетала леди Далримпл.

– Что вы хотите рассмотреть? – Брови Хита взлетели вверх.

– Мне хотелось бы большей плавности линий. Некоего движения… – проговорила Джейн, критически разглядывая свой набросок.

– Мне тоже! – рыкнул Хит. – Движения из этой комнаты вон!

– Дамы, – глаза Джулии искрились веселым озорством, – полагаю, нам надо предоставить нашему божеству возможность немного размяться. Он стал слишком напряженным.

– Я закостенел, – через некоторое время пробормотал Хит, вновь натягивая простыню на обнаженное плечо, остальную одежду он снять категорически отказался, несмотря на долгие мольбы дам. – Так мы закончили?

– Ни в коем случае, – откликнулась леди Далримпл, опуская карандаш. – Это прекрасно, что мы залучили вас к нам. Портрет Аполлона – самый важный экспонат нашей коллекции.

Хит шагнул с импровизированной трибуны.

– Сию минуту я чувствую себя скорее Аидом. Если хотите знать мое мнение. Дайте-ка мне посмотреть на эти шедевры.

– На мой вы не должны смотреть до окончания работы, – возразила Джулия, прижимая альбом к груди.

Но Хит перегнулся через спинку ее стула и заглянул в набросок.

– По справедливости вы обязаны дать мне посмотреть. Хоть одним глазком.

– Только глазком, – промолвила она, широким жестом открывая лист с рисунком.

У него глаза полезли на лоб. Он потрясенно уставился на ее безыскусный набросок.

– Боже святый!.. Я же…

– Аполлон как есть, – злорадно промолвила Джулия. – Я правильно схватила ваши пропорции? Мне ведь нужно было использовать воображение, чтобы нарисовать скрытые части вашего тела.

24
{"b":"11558","o":1}