ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господи Боже! Что случилось? – воскликнул он, протягивая ей руку. – Вас толкнули?

– Я уронила шляпку, Боскасл. Не паникуйте.

– Не паникуйте? – пробормотал он, помогая ей встать на ноги. – Скажите это лучше сотням людей, сметающим все на пути, как стадо слонов. Почему я дал себя уговорить на эту лекцию?

Гермия выпрямилась. Щеки ее раскраснелись, шляпу она зажала в кулаке.

– Где Джулия?

– Выбралась наружу через заднюю дверь, если хватило здравого смысла. – Он крепко держал Гермию за руку. – Давайте присоединимся к ней.

– Извините, – пробормотала Джулия, когда гессенский сапог наступил ей на большой палец правой ноги. Ее несло людским потоком в пыльный мрак заднего коридора вместе с группой испуганных слушателей лекции. – Не могли бы вы сойти с моей ноги?

– Простите, мадам, – ответил грубоватый голос. – Я не вижу, куда ступаю.

– Там дверь, выходящая в аллею! – крикнула женщина из задних рядов толпы. – Три ступеньки вверх.

– Я, кажется, не могу дышать, – в отчаянии произнес невидимый мужчина. – Я всегда ненавидел темноту.

– Есть еще выход отсюда, – прошептал на ухо Джулии культурный мужской голос. – Держитесь за мою руку, и я вам помогу.

Джулия заколебалась. Она совершенно потеряла из виду Гермию, но знала, что та с Хитом и можно спокойно доверить тетушку его заботам. Владелец вежливого голоса говорил как джентльмен. Молодой джентльмен. В его предложении спасти ее Джулия не могла заподозрить никаких низменных мотивов, кроме простой доброты.

– Я ничего не вижу, – прошептала она в ответ.

Он сжал ее запястье рукой, одетой в кожаную перчатку.

– Не волнуйтесь. Я могу найти дорогу.

Она вперила глаза в кромешный мрак.

– Здесь темно, как в могиле.

– Ребенком я любил бродить по пещерам. Я никогда не боялся и не боюсь темноты. Кстати, меня зовут Рейфел. Барон Брентфорд.

* * *

Хит обхватил одной рукой полную талию Гермии, а другую поднял, защищая ее от града тухлых яиц и камней, которыми уличные хулиганы швыряли в толпу. Это были не искренние недовольные, а просто головорезы, наслаждавшиеся расхристанной яростью и возможностью украсть пару кошельков.

– Солдатские пенсии? – орал какой-то мужчина, запуская в Хита кочаном гнилой капусты. – Я вам покажу пенсии!

Хит отклонился, своим телом защищая Гермию от мерзкого снаряда.

– Где, черт возьми, наш экипаж? – бормотал он, проталкиваясь через возбужденную толпу. – И где, черт бы ее побрал, Джулия?

Гермия оправила свою накидку рыжеватого бархата.

– Вы думаете, она нашла экипаж раньше нас?

Хит, поджав губы, бросит; взгляд вдоль освещенной газовыми фонарями улицы. Куда она могла подеваться? Почему он не велел своему кучеру оставаться на месте? Настоящие протестующие начали смешиваться с карманниками и хулиганами. До сих пор никто всерьез не пострадал, но Хита тревожило исчезновение Джулии. Настроение толпы с каждой минутой становилось все неприятнее. Вооруженная гнилыми овощами и дубинками орава озверевших хулиганов сплотилась, чтобы перевернуть пустую карету.

Кучер скорчился за фонарным столбом и появился, только когда из-за угла выехал фургон с полицейскими. Едва размахивающие дубинками патрульные высыпали из него и побежали по улице, хулиганы рассыпались по переулкам и проездам.

– Скорее полезайте сюда, – раздался в этот момент знакомый голос.

Хит быстро повернулся и увидел, что рядом с ними останавливается легкий черный экипаж.

– Это Одем, – выдохнула Гермия и потянула Хита в сторону улицы. – Мой старинный враг оказался наконец полезным. Как вы думаете, может, он и Джулию спас?

– Сомневаюсь, – ответил Хит, тревожно оглядываясь по сторонам. – Она могла спастись через заднюю дверь зала. Но может быть, мой кучер приехал пораньше и нашел ее.

– Надеюсь. – Гермия содрогнулась и окинула взглядом бурлящую толпу.

Яйцо пролетело над их головами и разбилось о тротуар.

– Господи! – воскликнул Одем из экипажа. – Прямо какое-то поле битвы. Забирайтесь внутрь.

Дверца экипажа распахнулась, и ливрейный лакей графа поспешил помочь Гермии подняться по складным ступенькам. Хит, заглянул внутрь, и лицо его потемнело от тревоги. Ему нужно вернуться, чтобы отыскать Джулию. Если с ней что-то случится, можно винить только себя.

– Одем, вы не видели Джулию?

Граф, нахмурившись, наклонился вперед.

– Нет, не видел. Только не говорите, что бросили ее одну в этой сумятице.

Хит шагнул назад и коротко сказал:

– Увозите Гермию домой.

– Никуда мы не поедем, – решительно объявила Гермия, – пока не найдем Джулию…

– Проезжайте быстрее. – Констебль с обветренным лицом появился сзади. – Что за чертовщина… это не вы ли, лорд Боскасл?

Хит мрачно улыбнулся патрульному с Боу-стрит. Этот человек был одним из информаторов Хита и вообще добрая душа.

– Да, я. И не спрашивайте, как я здесь оказался. Просто помогите мне найти… – И с облегчением протиснулся мимо констебля. – Это она.

Слава Богу! Он медленно выдохнул, чувствуя, как наконец уходит из тела напряжение… которое тут же вернулось, но уже по другой причине.

Он увидел рядом с Джулией стройного худого мужчину и настороженно прищурился. Рука мужчины охраняюще обнимала ее за плечи, а тело служило ей обороной против буйной толпы. Джулия выглядела не испуганной и, пожалуй, не слишком расстроенной пережитым.

– С ней все в порядке? – нетерпеливо осведомилась Гермия из экипажа.

Хит отбросил досадное ощущение, сжавшее сердце. Что это было? Страх за нее? Высокомерная горечь уязвленной гордости, что не смог ее защитить? А может быть, ревность? Простая ревность из-за того, что ее обнимает посторонний мужчина? Это нелепо, ведь она через несколько недель выйдет замуж за его друга. Тем не менее буря негодования поднялась в его душе.

– С Джулией вроде бы все хорошо, – услышал он собственный голос. – С ней какой-то мужчина.

– Мужчина? Незнакомец? Господи, только этого не хватало, – простонала Гермия. – Перестаньте хмуриться и спасайте ее.

Он выдавил из себя улыбку.

– Я не уверен, что она хочет, чтобы ее спасли. – Но она будет спасена, хочет того или нет.

Она не только заставила его пережить сущий ад, но еще и нашла другого защитника.

Джулия осторожно высвободилась из-под руки своего спасителя. Он был милым молодым человеком, разве что слишком настырным и самовлюбленным. Он, кажется, полагал, что она слабая и хрупкая, как хрустальная статуэтка. Что было мнением приятным, хотя и неверным. Чего-чего, а стеклянной хрупкости в ее натуре не было вовсе. Джулия была создана из более стойкого материала, вроде хорошего английского известняка с доброй прожилкой гранита. Разумеется, она могла разбиться, но лишь после сильного удара. Она подозревала, что пережила подобный удар, но не внешне, а внутри, где трещинки не были видны. Однако новых ударов ей, пожалуй, не вынести. Даже меловые скалы Дувра рассыпаются с течением времени.

Увидев стоявшего на мостовой Хита, она вздохнула с облегчением. Удивительно, как этот человек мог одновременно страшить ее и давать ощущение безопасности. Как ужасно сознавать, что она уже научилась чувствовать его присутствие на расстоянии. Зато когда его не было рядом, она терялась.

Она вновь выскользнула из-под руки своего спасителя, которая каким-то образом опять легла ей на плечи, пока она отыскивала взглядом Хита и Гермию.

– Теперь я должна идти. – Она повернулась и коротко посмотрела в карие глаза мужчины.

Его темные локоны были взлохмачены, а припухлый чувственный рот романтика создавал образ галантного барона, пришедшего на помощь в трудную минуту… и прилипшего, как пиявка.

– Благодарю вас за то, что сыграли роль моего ангела-хранителя.

Он посмотрел мимо нее в сторону улицы. Хит как раз обогнул экипаж и быстрым, решительным шагом направился к ним.

– Это ваш муж? – осведомился барон с тяжким вздохом человека, привыкшего проигрывать в любви.

27
{"b":"11558","o":1}