ЛитМир - Электронная Библиотека

Он имел в виду Хита? Счел его ее мужем? Взгляд Джулии прошелся по мужественной широкоплечей фигуре, спешившей к ним через улицу. Одно предположение о том, что она принадлежит Хиту, затопило ее грешным удовольствием. Какую бы они составили пару! Неужели был шанс пожениться, если б война не развела их? Господи, о чем она думает! Он всего лишь сказал, что жалеет, что они никогда не были любовниками… Ничего больше.

– Боже мой, вовсе нет. Он не муж мне.

– Ваш жених?

Она смущенно засмеялась, отодвигаясь в сторону. Вокруг них во всех направлениях сновали люди. К тротуару подъехал еще один фургон патрульных.

– Нет, и не жених. Послушайте, нас сию минуту арестуют. Право, вам следует удалиться.

– А-а, ваш покровитель? – Карие глаза понимающе расширились.

Джулия сжала губы, она не находила слов. Как ей объяснить сложные отношения с Хитом совершенно незнакомому человеку? Она сама их толком не понимала, да и Хит, наверное, тоже.

– Что ж, пожалуй, его можно назвать моим покровителем.

Незнакомец кивнул, изучая ее с новым, слегка оскорбительным интересом.

– Это… Все в порядке. Вам не стоит смущаться. Я человек светский.

Джулия задохнулась от возмущения. Теперь он решит, что она содержанка, женщина легкого поведения. Только этого ей не хватало.

– Я в этом не сомневаюсь, милорд, но это не делает нас равными.

– Пожалуйста, зовите меня Рейфел.

– Хорошо. – Она нервничала все больше, досадуя на сложившуюся ситуацию.

К ним направлялись двое полицейских, помахивая дубинками. Еще более грозным было выражение неудовольствия, омрачившее лицо Хита, надвигавшегося на барона. Это заставило Джулию задуматься: Хит славился тем, что отлично умел скрывать свои чувства.

Однако сейчас его гнев был очевиден, первобытный и яростный. Спаситель Джулии тоже его заметил. Он отпустил ее руку и попытался слиться с тающей толпой. А потом Джулия ощутила, как он напрягся, и с ужасом посмотрел на нее.

– Боскасл, – пролепетал он, явно не испытывая радости. – Вы под покровительством Боскасла?

– В некотором роде… – Она огляделась вокруг, смутно понимая, что Брентфорд сбежал.

Минутой позже рука Хита обвила ее талию. Глаза их встретились, и волна жаркого томления затопила ее. Где-то в глубинах мозга она еще пыталась сообразить, почему так отзывается на его близость. Разве на Рассела она реагировала так же? Конечно, нет. Но обаяние Боскасла было легендарным.

– Я искал вас повсюду, – произнес он железным тоном.

Тревога, светившаяся в его глазах, противоречила сердитой интонации. Она же не нарочно заставила его беспокоиться. Господи Боже! Ведь не она устроила эту потасовку.

– Я вышла через заднюю дверь с этим человеком…

– Это я заметил, – холодно произнес Хит. – Он вам представился?

– Какой-то барон. – Она прекрасно сознавала, что Хит не убрал руку с ее талии.

В этой близости чувствовался собственник. Хит прищурился, соображая, и вдруг презрительно сказал:

– Барон Брентфорд. Как же, как же. Я знал, что где-то видел его раньше. Он в упор рассматривал вас во время завтрака в саду. Он известный распутник, Джулия.

– Я так и поняла. Как я понимаю, вы его недолюбливаете?

– Недолюбливаю? – Он бросил взгляд на улицу. – Этот гадкий маленький ублюдок поцеловал мою сестру Хлою в парке, укрывшись за экипажем. Перед свидетелями.

– Господи! Какой преступник!..

– Хлою за участие в этом отправили в ссылку. Брентфорд едва сохранил жизнь. Мой братец Грейсон требовал его голову.

– Однако она до сих пор на месте. Я имею в виду его голову.

– Пожалуйста, подвиньтесь, милорд. – Один из полицейских узнал Хита и дружески его предупредил. – Боюсь, сейчас все может обернуться весьма неприятно. Мы не хотим, чтобы молодая леди стала свидетельницей жестких действий.

– Благодарю вас, – произнес Хит и потащил Джулию за собой, мимо полицейского фургона. – С Брентфордом я разберусь позже.

– Он не сделал ничего дурного, просто помог мне выбраться наружу.

– Он держал руку у вас на плечах.

Когда они бегом бросились к экипажу графа, какой-то дьявольский порыв подзудил ее сказать:

– Ваша рука сейчас обвила мою талию.

Его синие глаза с упреком и некоторым лукавством глянули ей в лицо, и Хит, тряхнув головой, с вернувшимся хорошим настроением заметил:

– Да. Вы, знаете ли, очень на нее похожи.

Джулия помедлила на ступеньках кареты. Что, собственно, он имел в виду?

– Похожа на кого?

– На мою сестру. Умеете находить неприятности.

– Я в жизни не искала никаких неприятностей, Боскасл, – насупилась она и затем добавила: – Мне и не надо было их макать. К несчастью, они сами меня всегда находили.

Хит откинул голову на спинку сиденья и уставился в окошко. Колеса гулко стучали по булыжной мостовой. Он надеялся, что кучер избежит встречи с разбегающимися хулиганами. Теперь, зная, что Джулия вне опасности, он мог предаться роскоши тщательно проанализировать случившееся. Этот хитрый ублюдок Брентфорд улизнул, едва завидев приближение Хита. Будучи не только негодяем, но и трусом, барон, когда узнал его, поспешил уклониться от столкновения. Что было неудивительно.

Барон Брентфорд, красавец холостяк, чуть было не погубил репутацию младшей сестры Хита. Впрочем, Хлое помощи в этом не требовалось. Она уже подошла к опасной черте собственными проступками. Она только что не рассылала печатные приглашения на свидание каждому подходящему в мужья холостяку Лондона. Но если бы она не кончила свои игры счастливым замужеством с виконтом Стрэтфилдом, братья Боскасл призвали бы Брентфорда к ответу.

Граф Одем постучал тростью по крыше, и карета тронулась с места. Гермия, задыхаясь, откинулась на спинку противоположного сиденья.

– А вы что здесь делаете, Одем? – осведомилась она с некоторой неохотной благодарностью.

– Я подумал, что вам понадобится помощь, – ответил граф, качая головой. – Эта лекция должна была кончиться потасовкой. Я вам это предсказывал.

– Жалею, что никто не предсказал этого мне, – сказал Хит, скрещивая руки на груди.

Ему никогда не доводилось попадать в такие передряги. Теперь наверняка придется прочесть об этом в завтрашних газетах.

– Вам незачем было приезжать, Одем, – не слишком уверенно продолжала Гермия. – Боскасл – наш телохранитель. Он защищал меня, как рыцарь королеву.

– Посмотрите на яичное пятно у него на рукаве, – указал граф.

Хит поймал мгновенную ухмылку, промелькнувшую по лицу Джулии, и, к своей досаде, почувствовал, что сам еле сдержал такую же. Ей, наверное, показалось очень забавным волнение, с которым он ее разыскивал. Хит откашлялся.

– Одем, окажите мне любезность, приказав кучеру остановиться у моего дома, после того как мы благополучно доставим дам домой.

– Но вы не можете сегодня вернуться к себе! – воскликнула Гермия. – У нас есть планы на вечер. Мы едем в театр, не так ли, Одем?

– Действительно, – хмурясь, откликнулся граф. – И это гораздо лучший вид развлечения для двух мягкосердечных дам. Вы со мной согласны, Боскасл?

Хит ощутил неожиданное давление теплых, затянутых в перчатку пальчиков на своем колене. Он растерянно опустил глаза и увидел, как рука Джулии быстро вернулась на ее колени. Жаркая волна прокатилась по его телу, столь же незваная и тревожная, как прикосновение огня к голой коже. Он поднял взгляд на Джулию, надеясь, что она не заметит, не прочтет в его глазах мучительное желание. От нее, возможно, ему удастся это скрыть… но не от себя.

Встретившись с ним глазами, Джулия заколебалась в нерешительности, рот ее слегка приоткрылся. Ему следовало бы попросить ее не касаться его так вызывающе. Она что, не понимает, как его к ней влечет?

– Я тут подумал… Я думал…

– О чем? – Она явно догадалась, что у него на уме.

Прошлой ночью он признался в том, что желает ее. Не должна она дотрагиваться до него подобным образом, разве она не знает, чем это может кончиться? Самым пугающим было то, что он и сам этого не знал. Смущенная и настороженная, Джулия нахмурилась. Вот и хорошо.

28
{"b":"11558","o":1}