ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы не обязаны сегодня ехать с нами, – тихонько промолвила она. – Я буду в полной безопасности с Гермисй и Одемом.

Глава 12

Хит не мог позволить Джулии отправляться куда бы то ни было без него. Впрочем, с чем это связано? С охраной ее ради Рассела или с его собственными чувствами к ней? Ему слишком нравилось ее общество, чтобы быть спокойным. Однако раз начав игру, он вынужден доиграть ее до конца. Это его долг перед Джулией, пусть правила, по которым игра будет разворачиваться, ему неизвестны. Их обоих нельзя было назвать наивными и невинными, но в данном случае опыт не был благим преимуществом. Хит всегда любил вызов, вызов его уму и сообразительности. Игра на любовь была совершенно другой, более мощной, более опасной…

Несколько минут он стоял не шевелясь в уютной темноте собственного кабинета. Если бы он был пьющим, то сейчас напился бы и с удовольствием выпустил своих демонов на длинном поводке погулять по аду. Сколько силы хватит.

Но дела обстояли таким образом, что ему приходилось держать этих демонов в жесткой узде и не давать воли тайному влечению к Джулии, а значит, оставаться абсолютно трезвым. По крайней мере у себя дома он мог мирно подготовиться к этой битве, набраться сил для сопротивления соблазну, для борьбы с ним.

Мира хватило приблизительно на десять секунд. Громовые удары в парадную дверь и жизнерадостные мужские голоса объявили ему, что прибыли его братья, Грейсон и Дрейк.

Покой и тишина откладывались на неопределенное время. Семья была прежде и превыше всего.

Братья завладели гостиной, наполнив дом мужской энергией, беспечностью, озорными шутками. Старший, Грейсон Боскасл, маркиз Седжкрофт, развалился на белом атласном диване во всей своей надменной красе. Белокурый, мускулистый, общительный, он недавно женился и дал клятву исправиться: отказаться от пороков.

Их младший брат, лейтенант лорд Дрейк Боскасл, больше напоминал Хита и внешностью, и темпераментом. Высокий, поджарый, с короткими черными волосами и угловатым лицом, он разделял таланты Хита в области шпионажа и его страстную скрытную натуру. Он тоже приобрел вкус к приключениям и опасным женщинам. Дрейк был похож и не похож на Хита, непредсказуемый и взрывной элемент их семейства.

Все трое братьев обладали синими завлекающими глазами и сдержанной страстностью, делавшими их неотразимыми для женского пола.

– Чем обязан? – поинтересовался Хит, облокотясь на буфет. – Кому выразить благодарность за этот визит?

– Слухам, – усмехнулся четко очерченным ртом Дрейк. – Разнообразным слухам о тебе. Женщины семейства отправили нас на разведку…

Женщинами, которые подразумевались под этим общим понятием, были прелестная и бойкая жена Грейсона, Джейн Боскасл, и их сестры – Эмма и Хлоя. Крылышки последней, по не любопытство, были сильно подрезаны недавним браком с виконтом Стрэтфилдом.

Красивое лицо Грейсона оживилось дружеским лукавством.

– Ходят слухи, что ты, наш скрытнейший и скромнейший братец, почти ввязался в бунт.

Хит не ответил ни слова.

– А-а… – понимающе протянул Дрейк. – Здесь замешана женщина.

– Как всегда, – ухмыльнулся Грейсон.

Хит оттолкнулся от буфета.

– Вы оба – безнадежные глупцы, не потрудились даже разузнать как следует – там были замешаны две женщины. – Он сделал паузу и позволил себе сдержанную усмешку. – Одна из которых наша старая подруга, Джулия Хепуэрт.

Глаза Дрейка на мгновение встретились с его глазами, сообщив Хиту, что все уже известно.

– Дорогая Джулия, великолепная и рыжая. Если я правильно помню.

Грейсон опустил руки.

– Женщина, которая подстрелила тебя. А теперь заставила бунтовать на улицах?

– Боюсь, все гораздо сложнее, – Хит посмотрел на Дрейка. – По правде говоря, я думаю, Дрейк, тебе стоит ее навесит, Побыть в ее обществе час или два, пока я не приеду.

Дрейк подтянул кружевные манжеты.

– Ладно. Я никогда не отказываюсь от шанса посетить красивую женщину, даже в качестве местоблюстителя.

– Как и я, – сухо откликнулся Хит.

– И все? – несколько растерянно произнес Грейсон. – Так вот просто, и… – Лицо его прояснилось. – Тут происходит нечто более запутанное. И Дрейк это знает. Когда я наконец научусь? Вы, сладкая парочка, вечно путаетесь в интригах. Господи Боже! Только не говорите мне, что та, которая тебя подстрелила, шпионка.

Хит запрокинул голову и расхохотался:

– Не угадал. Я исполняю роль ее эскорта и охраны ради Олторна. Кстати, мы могли бы проиграть войну, если б такие женщины, как Джулия и твоя жена, работали против нас…

– Хорошо, что напомнил, – перебил его Грейсон, оставив дальнейшие расспросы. – Ты придешь сегодня на вечер, который устраивает Джейн?

– Нельзя ли перенести визит? Дело в том, что сегодня я сопровождаю Джулию и ее тетушку в театр. Вместе с графом Одемом.

– Со странным дядюшкой Одемом? – недоверчиво переспросил Грейсон. – Этот стареющий повеса все еще взбрыкивает?

Хит, забавляясь, усмехнулся:

– Думаю, мы все можем кое-чему у него поучиться.

Дрейк неторопливо встал с кресла.

– Мне пора. Будут еще какие-нибудь указания?

– Что нам известно о бароне Брентфорде?

– Возможно, меньше, чем следовало бы, – нахмурился Дрейк. – Нам давно пора поинтересоваться, что он собой представляет.

Две минуты спустя Дрейк Боскасл нанял кеб у дверей модного городского дома и, выполняя обещание, поехал к Джулии, оставив Хита и Грейсона одних.

– Что натворил Брентфорд на этот раз? – с глубоким неудовольствием поинтересовался Грейсон.

– Он проявил слишком много дружелюбного внимания к Джулии нынче вечером после лекции.

– Он как-то раз и на Джейн заглядывался, – промолвил Грейсон, вытягивая ноги. – Это было перед тем, как он попытался обольстить Хлою. К счастью, Джейн уже достаточно увлеклась мной и не откликнулась на его ухаживания. Остальное – история.

– Естественно, – ухмыльнулся Хит.

– Так расскажи своему более взрослому и более мудрому брату, – продолжал Грейсон, складывая руки на плоском животе, – почему ты проявляешь такое внимание к женщине, прострелившей тебе плечо? Говори.

– Ты имеешь в виду Джулию?

– В тебя вроде бы больше никто из дам не стрелял. Признавайся. Кто она тебе?

Наваждение. Потребность. Желание, так тесно вросшее в его прошлое, что он не может отделаться от него, не повредив самой своей сущности.

– Полагаю, она моя обязанность.

– Странное определение, – скептически посмотрел на него Грейсон.

– Нет, это действительно так. Мне поручено ее охранять.

– Объясни толком.

Что он и сделал, весьма благодарный брату, что тот выслушал без насмешек, не прерывая рассказ ехидными замечаниями. Хорошо, что он частица полного страстей клана Боскаслов и всегда может положиться на их общую преданность. Ему самому пришлось полжизни потратить на вызволение братьев и сестер из разного рода неприятностей и постоянно защищать нею эту злосчастную ораву.

А теперь он также попал в историю самого худшего пошиба. Влип в сердечное дело, в опасное увлечение, которого до сих пор удавалось избегать.

– Грейсон, я прошу у тебя совета.

– Да-а. Ты это делаешь впервые. Обычно все бывает наоборот. Это к тебе, Хит, мы обращаемся за указаниями и холодным анализом.

– Полагаю, что я слишком глубоко погряз в этом, чтобы советовать себе самому.

– Хит Боскасл, шпион высшей марки, просит совета у одного из первых лондонских повес? Правда, исправившегося, – вслух рассуждал Грейсон. – Что ж, а кого тебе еще спрашивать? – До него вдруг дошло, и он выпрямился. – Ты говоришь, что Джулия помолвлена с этим распутником? С этой шлюхой мужского рода?

– Ты о сэре Расселе Олторне? – растерялся Хит. Он думал, что любовные подвиги Рассела были хорошо скрываемым секретом. – Грейсон, ты уверен, что мы говорим об одном и том же человеке?

Грейсон только презрительно фыркнул.

– Я тебе никогда об этом не рассказывал и сомневаюсь, что Олторн подозревает, но я владелец его дома. И не хочу, чтобы это стало общеизвестным. Понятно? Сбор арендной платы выглядит как-то… по-купечески, хотя я этих денег никогда не касался.

29
{"b":"11558","o":1}