ЛитМир - Электронная Библиотека

Хит встретился глазами с пожилым йоркширцем. Именно Хэмм вместе с Расселом вызволили Хита из маленького португальского монастыря, где он прятался после побега, после пережитых пыток. Тело Хита еще носило шрамы, но ум нашел блаженное забвение. Хэмм потерял на войне обоих братьев и отца. Он никогда не говорил о них, но Хит знал, что он по-своему тихо горюет о них.

– Еще слишком рано, – промолвил Хит. – Я думаю, у него много неотложных дел, которые важнее, чем письма домой.

Хэмм кивнул, взгляд его был странно непроницаемым.

– Сэр Рассел может сам о себе позаботиться, милорд, – произнес он, помолчав. – Он всегда это умел.

Глава 13

Гермия без предупреждения вошла в спальню Джулии. Ее темно-золотое креповое платье с длинными рукавами отражало мерцающий блеск свечей.

– Святые небеса, Джулия, положи наконец свой глупый альбом для рисования. Ты еще не одета, а мы через несколько минут должны ехать.

– Хм?.. – Джулия не подняла на нее глаз.

Недовольство на ее лице лишь усилилось, по мере того как она всматривалась в рисунок, установленный на приподнятых коленях.

– Это преступление, – промолвила Гермия без всякого предисловия и плюхнулась на постель.

Джулия вздохнула.

– То, что я не одета соответственно или что вы ворвались без стука?

Гермия попыталась взглянуть на рисунок.

– Ни то ни другое. Я говорю о бесстыдном преследовании Одемом женщины моих лет.

Джулия прикрыла рисунок руками.

– По-моему, это очень мило.

– Мило? Этот старый негодник! Что ты там рисуешь такое секретное, Джулия? Покажи мне. Голого мужчину?

– Голого мужчину! Надо же!

– Голого Хита Боскасла?

– Право же, Гермия! Все, что я могу сказать, – это слава Богу, что он уехал домой хоть на час. Я едва могу перевести дыхание.

Гермия поджала губы, а Джулия нагнулась и бережно убрала альбом в сундук с медными скрепами, стоявший в ногах ее кровати.

Джулия решила, что позднее нужно будет подыскать другое место для храпения альбома. Она совершенно не доверяла хитроумной Гермии… и ее любопытству.

Соскользнув с постели, Джулия тщательно оправила свое белое платье из переливчатого шелка.

– Вы видели мой сапфировый браслет?

– Не пытайся переменить тему, Джулия. Когда Хит здесь, я чувствую себя в безопасности, моя дорогая. Защищенной.

– А я нет. – Она вытащила тонкую шерстяную шаль с бахромой из-под массивной фигуры Гермии. – Если хотите знать, я чувствую себя под угрозой.

– Под угрозой? – Брови Гермии недоверчиво приподнялись. – Да он убьет всякого, кто посмеет к тебе приблизиться. Или ты имеешь в виду совсем иную угрозу?

– Проклятие! – пробормотала Джулия. – Где этот чертов браслет?

– На столе, перед тобой. Так чем Хит угрожает тебе?

Джулия застегнула браслет и, поколебавшись, взяла с постели тонкие перчатки до локтя.

– Ситуация неуютная и неловкая для нас обоих.

В зеленых глазах Гермии сверкнуло понимание.

– А по-моему, он чувствует себя с тобой очень даже ловко и уютно.

Джулия смотрела па перчатки, словно вспоминая, как их надевают.

– Боюсь, что Рассел шантажом принудил Хита охранять меня.

– Шантажом? Ты хочешь сказать, что у Хита криминальное прошлое, которое угрожают разоблачить?

– Я не имею в виду ничего подобного. Просто Хит слишком благородный. – А Рассел понятия не имел, что делает, снова сводя их вместе.

– Как это можно быть слишком благородным?

Джулия с усилием натягивала перчатки.

– Мне бы хотелось убедить его, что ему нет необходимости оставаться здесь дольше. Может быть, вы поможете?

– Я не стану делать ничего подобного, – возразила Гермия. – Мне приятно его общество и тебе, Джулия, тоже. Я привыкла видеть в нем нашего собственного Аполлона. Возможно, с дьяволинкой, но какая женщина станет против этого возражать?

Гермия поднялась, прошествовала к двери и замерла в ожидании.

Джулия удрученно покачала головой.

– Наш персональный Аполлон.

– Ты не находишь его невыносимо красивым?

– Это сомнению не подлежит. – Но безусловно, именно это и было частью ее проблемы. Красивый, неотразимый, а в нужные моменты нежный. Джулию огорчало, что, несмотря на возраст и жизненный опыт, она легко поддавалась его обаянию.

Гермия приостановилась наверху лестницы. Ее грудь бурно заколыхалась под барочным жемчужным ожерельем.

– Бог в руках стоит двух на Олимпе. Я была бы очень расстроена, если бы ты отказалась от его охраны.

Джулия спустилась по ступенькам в холл и заметила смуглого интересного мужчину, одиноко стоявшего в полутемной, увешанной гобеленами нише. При ее приближении он повернулся на каблуках. Рука в печатке сжимала гладкие перила красного дерева. Джулия помедлила и молча попыталась его разглядеть.

Приятное удивление мгновенно сменилось острым разочарованием. С первого взгляда его можно было легко принять за Хита. У него была такая же густая черная шевелюра и дьявольская элегантность, беспечная мужественность, от которой захватывало дух. Мощные плечи, обманчивая худощавость фигуры, так выгодно подчеркивающая модный вечерний костюм. И глаза. Эти темно-синие глаза Боскаслов, которые оценивали и завораживали женщину той деликатной жаждой, от которой у них перехватывало дыхание. Джулия почувствовала, что ее рассматривают взглядом знатока, лестным и не оскорбительным.

– Здравствуйте, Джулия, – произнес Дрейк.

Он показался ей мужественным, доброжелательным и… волнующим в самом хорошем смысле этого определения.

– Я брат Хита – Дрейк. Вы меня помните?

– Конечно, помню. Очень приятно видеть вас спустя столько лет. Вы выглядите так же хорошо… – Она чуть не сказала, что он выглядит почти таким же бессовестно привлекательным, как его брат. – В общем, очень и очень хорошо.

Его взгляд вновь с явным удовольствием прошелся по ее окутанной шелком фигуре.

– Вы тоже. Очень и очень хорошо.

Она рассмеялась. В его глазах плясали искорки игривой чувственности, которая должна сводить женщин с ума. Он был похож на старшего брата, хотя черты лица жестче, овал шире и привлекательность скорее грубоватая, чем изысканная. Дрейк точно попадал в категорию опасных, но привлекательных повес. Она вообразить себе не могла, каково это – вырастать в доме с такими неотразимыми и неукротимыми братьями. Одного Боскасла за глаза было довольно.

– Вы мой телохранитель на вечер? – поинтересовалась она.

– Это так бросается в глаза? – Он улыбнулся. – Ах, я-то надеялся выдать себя за вашего спутника.

Она с облегчением вздохнула. Интуиция подсказывала, что она может ему доверять.

– Ваш брат дышит мне в затылок, как дракон. Клянусь, этот человек никогда не перестает быть бдительным. У него глаза на затылке, он может видеть сквозь двери.

Дрейк с удовольствием рассмеялся:

– Хит такой. Мы зовем его Сфинкс. Во всей Англии нет ищейки сообразительнее.

– Да, – промолвила она, виновато отводя глаза. – Я это знаю.

Он весело ухмыльнулся, как будто они сразу стали союзниками. Похвала его загадочному братцу объединила их.

– Если он станет совсем невыносимым, вы всегда можете снова его подстрелить.

– Мне этого никогда не забудут.

Он улыбнулся ей заговорщицкой улыбкой и взял под руку. Сильная ладонь поддержала ее локоть.

– На вашем месте я бы гордился собой. Нам всем время от времени очень хочется его пристрелить.

Глава 14

Хит стоял в глубине частной театральной ложи. Глаза его привыкали к полумраку. Тяжелый запах пролитого эля, недоеденных апельсинов и свечного воска из партера наполнял спертый воздух. На каждом шагу попадались бесчисленные лакеи, так что он с трудом добрался до верхних лож. Однако, судя по всему, время своего появления он рассчитал точно: зеленый бязевый занавес готов был закрыться.

Представление только что завершилось, новая ирландская актриса, мисс О'Нейл, покорила зал, и зрители разразились бурными овациями.

31
{"b":"11558","o":1}