ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я никогда не питала ненависти к вам.

– Слава Богу. Я это заслужил.

Она чуть не засмеялась.

– Какая мы с вами порочная пара. – Они оба были равно виноваты или равно невинны. Все зависело от того, как смотреть на ситуацию. – Но есть одна причина, по которой я никогда не смогу вас простить.

Она почувствовала, как он слегка повернулся к ней. Под обманчиво ленивой манерой скрывался настоящий воин. Жаркий трепет колыхнулся в глубине ее существа. Она не осмеливалась взглянуть на него.

– Что за причина? – требовательно спросил он. – В чем дело?

– В чем дело? – повторила она, глядя на молодую пару, обогнавшую их.

– Отвечайте, Джулия.

Она замедлила ход экипажа – неизвестно, куда мог завести их разговор. Конечно, было бы прекрасно прояснить отношения, но что станется потом?

Он потянулся, чтобы перехватить поводья. Его глаза всматривались в ее лицо, и в этот момент Джулию пронзило сочувствие к врагам, которых он допрашивал во время войны. Была в его изысканной красоте упрямая безжалостность. Его взор словно скальпелем взрезал ей душу.

– Прошлой ночью мы оба признались в поступках серьезных, которые должны были быть озвучены давно, – заговорил он. – Нет смысла продолжать прошлую глупость. Мы оба достаточно взрослые, чтобы принять правду.

Она прикусила нижнюю губку.

– Вообще-то я надеялась, что мы поведем себя цивилизованно и забудем об этом разговоре. Помнится, он оказался очень болезненным.

Но Хит отступать не собирался. Когда дело доходило до достижения намеченной цели, Боскаслы действовали беспощадно.

– Что вы не простили мне? – настойчиво повторил он.

Неужели она действительно надеялась, что он смилуется и станет вежливым? Нет. Она хотела, чтобы он все узнал. Правда сидела в ней как шип на протяжении многих лет, правда истерзала ее мучительным воспалением. Пусть же Хит вытащит этот шип, даже если потом она истечет кровью. Тем более что Боскасл, наверное, привык к таким операциям. Боскаслы славились кровожадностью в битвах.

Пролетка совсем остановилась в середине круга. Они прервали плавное движение модной прогулки. Несколько всадников, проезжая мимо, бросили на них любопытствующие взоры. Джулия не привыкла быть в центре внимания. Хит привык. Не было в их ролу мужчин, на которых не обращали внимания.

– Ладно, ваша королевская гордыня, – промолвила она. – Я вам скажу. И после этого вы век не захотите разговаривать со мной…

– Я в этом сомневаюсь, – выгнул он надменную бровь.

Она стащила перчатку с одной руки.

– Вы действительно хотите узнать?

Хит наклонился к ней:

– Джулия, мы не стронемся с места, пока я не буду это знать.

Она представила себе, как они сидят в пролетке целый год и слуги Боскаслов приносят им еду, а в холодное время – одеяла и жаровни, а на Рождество – сливовый пудинг.

– Ладно. – У нее мучительно сжалось горло. – Я не могу простить, что вы не стали воевать за меня. Что после всего, что произошло в библиотеке, не просили выйти за вас замуж.

– Не воевал за вас? – В синих глазах сверкнул гнев. – С кем мне надо было воевать? – возмутился он. – С вами?

– Да!

Он стиснул зубы.

– Вы же сказали мне, что не хотите меня видеть. Что я – дьявол, распутник, повеса какой-то… Вы заставили меня поклясться, что я оставлю вас в покое. – Он потрясенно покачал головой. – Вы заставили меня поклясться могилой матери, что я никогда словом не обмолвлюсь о том, что между нами произошло… что если мы когда-нибудь встретимся, я сделаю вид, будто мы незнакомы… что…

– Я не это имела в виду, – проговорила она тихим голосом. – Я очень хотела, чтобы вы меня преследовали, добивались меня, а потом подумала, что вы сочли меня слишком распущенной. Я подумала…

– Вы это серьезно? – расхохотался Хит.

– Боюсь, что да.

– А вы не могли сказать мне об этом пораньше? Скажем, пять или шесть лет тому назад? Когда можно было все изменить?

Она отпрянула. Что он пытается ей сказать? Что теперь ее слова ничего не изменят? Но если так, зачем они оказались прошлой ночью в ее спальне?

– Мне и сейчас не нужно было говорить вам это.

– Вы бы вышли за меня замуж… если бы я отправился к вашему отцу и попросил вашей руки?

– Не знаю, – тяжело вздохнула она. – Да, вышла бы. Конечно, вышла. Я убежала бы с вами в Китай, если б вы позвали.

Он снова покачал головой с совершенно растерянным видом.

– Но ведь я просил вас вновь увидеться со мной, и вы отказались.

– Я боялась, что просто вынудила вас сделать предложение, что вы не любите, а просто поступаете как настоящий джентльмен.

Хит выдохнул весь воздух из легких и поудобнее взял поводья, отобранные у нее. Чувствуя его опытную руку, лошади уверенно двинулись вперед. Джулия искоса наблюдала за ним. Обсуждение прошлого им обоим явно давалось с трудом.

– Джулия, – негромко произнес он. – За прошедшие годы у меня появилось достаточно опыта в общении с женщинами, чтобы понять вашу логику. Или вашу нелогичность.

Она вздохнула.

– Теперь вы, должно быть, думаете, что я не только распущенная, но и глупая. Дурочка без всякой морали и к тому же языкатая. Что я…

– Почему вы вышли замуж? – настойчиво спросил он, вспомнив, как разозлился, как чуть не отплыл в Индию, узнав о ее предстоящем замужестве.

Он, как безумный, проскакал полпути до пристани, прежде чем сообразил, что Джулия будет обвенчана и побывает в постели с мужем еще до того, как он прибудет на Восток. Что она запретила ему даже разговаривать с ней снова.

– Я вышла за него, потому что он сделал мне предложение, а вы – нет.

– Я просил вас бежать со мной, – мрачно заметил он.

– Я решила, что вы это не всерьез, – тихо откликнулась она. – А вы действительно этого хотели?

– Возможно.

Она подняла брови:

– Возможно? Звучит не слишком уверенно.

– Я думал, что через год вы вернетесь, – хмуро промолвил он.

– Таков был первоначальный план, – ответно нахмурилась она. – Я думала, что вы намерены воевать в Индии рядом с вашим братом Брэндоном.

– Я так и хотел, но… – Лицо его потемнело, словно он готов был взорваться. – Но вместо этого Рассел уговорил меня отправиться в Португалию.

– Рассел?

Глаза Хита сверкнули огнем.

– Он убедил меня, что мы с ним станем героями.

– Вы и стали героями, – мягко проговорила она. – Он был прав.

– Он спланировал нам блестящую военную карьеру, – пробурчал Хит.

– Он очень хорошо умеет планировать.

Хит зло прищурился.

– Настоящий мастер этого дела. Потому и получил все эти медали.

Джулия огляделась вокруг. Лошади были неспокойны, будто чувствовали мрачное настроение возничего. Неудивительно, что Хит всегда жестко держал себя в руках. Было просто страшно смотреть, как нарастает в нем ярость. Разумный человек постарается уйти подальше, не дожидаясь взрыва.

А что было делать ей? Успокаивать его?

– Вообще-то вы оба герои, – улыбнулась она ему самой лучезарной улыбкой, на какую была способна.

Но Хит лишь хмуро посмотрел на нее.

– Герои? Мастера планирования интриг? Может быть, это верно, а может быть, и нет. Как видите, свою жизнь я спланировал не слишком хорошо. В любом случае какая теперь разница?

– Я хочу сказать, что вы оба своего добились. У вас обоих блистательная военная карьера… была, есть и будет.

Хит фыркнул.

– Возможно, Рассел с самого начала знал, как я к вам отношусь.

Она только рот раскрыла от удивления.

– Вы и вправду так думаете?

Он пустил лошадей резвым галопом и произнес тихо и яростно:

– Конечно, не думаю. Просто я лучше себя чувствую, когда есть на кого свалить вину. – И он выругался себе под нос.

А не поинтересоваться ли у него, как он относится к ней теперь? Так же, как раньше? Но может ли такой вопрос задать обрученная женщина другу своего жениха? Тем более посреди Гайд-парка. Кроме того, он продолжал ругаться вполголоса и выглядел таким сердитым, таким расстроенным… таким красивым. Она никогда не видела Хита таким злым. Соблазнительно было разозлить его еще больше.

39
{"b":"11558","o":1}