ЛитМир - Электронная Библиотека

– Шутлива, – пробормотала Гермия задумчиво. – Что ж, тогда все хорошо.

– Да, все хорошо.

Гермия поколебалась, потом сделала еще один шаг в комнату. Джулия протянула руку за спину и поправила шаль, чтобы та не сползла с рисунка. Гермия будет шокирована, если увидит то, что Джулия только что изобразила.

– А ты принимала Одема?

– Этого старого негодника? Я больше никогда не стану с ним разговаривать. Он пытался поцеловать меня на виду у слуг! Можешь себе представить? Кстати, мадам Турнье спрашивала, сможешь ли ты встретиться с ней в конце недели. Будешь ли свободна?

Джулия, опустив глаза, изучала ковер и вспоминала губы Хита… как он ее целовал… маленький шрам на верхней губе. Она знала, что сегодня увидит Хита во сне. Приснится ли ей, как он ее целует? А может, привидится и нечто большее?

– Так будешь? – нетерпеливо повторила Гермия.

– Что – буду? – растерянно дернулась она.

– Будешь свободна? У тебя же примерка подвенечного платья, Джулия. Ты хоть помнишь, что обручена с Расселом и вы должны пожениться, когда он вернется?

Джулия виновато подняла глаза. Вопрос о том, как поделикатнее отменить свою помолвку, сейчас не занимал ее мысли, хотя, конечно, ей придется это сделать. Главным были бесстыдные поцелуи Хита. Джулии пришло в голову, что они оба перешли сегодня опасную черту и ей следовало бы чувствовать раскаяние.

– Конечно, я помню об этом… но…

– Ты передумала? – тяжело вздохнула Гермия. – Я догадалась. Ты ведь горевала по мужу и по отцу, когда приняла предложение Рассела.

– Ох. – Джулия почувствовала, что шаль сползает со стола и сильнее откинулась назад. – Я не понимаю, о чем ты. Давай переменим тему. Ладно? Сегодня Одема здесь не было, а значит, он опять терзал тебя предложением руки и сердца.

– Ничего подобного, – с досадой откликнулась Гермия. – Это означает…

Рисунок соскользнул со стола. Гермия нагнулась, чтобы его поднять, но рука ее замерла в воздухе, потому что Джулия испустила отчаянный вскрик:

– Нет! Пусть лежит. Не трогай его. Не напрягай спину.

– С моей спиной все в порядке.

– Все-таки не нужно рисковать, – промолвила Джулия, наклоняясь, но Гермия успела разглядеть рисунок углем.

Там было все. В черном, белом и сером. Все подробности тела Хита в их великолепии и преувеличенной красоте. По крайней мере те детали, которые Джулия наполовину запомнила, наполовину вообразила. Сверхпреувеличенные. Грешные. Зрелище, способное свести с ума любую женщину.

На какое-то мгновение Джулия решила, что Гермия упадет в обморок. Но ради всего святого, это была ее тетушка, которой она практически призналась, что влюблена в Хита. Что, впрочем, не извиняло ее хулиганской картинки. На лице пожилой дамы отразились, сменяясь, миллион эмоций, которые, к счастью, у нее не было сил и дыхания высказать. Наконец она откашлялась и произнесла, поджав губы:

– Надеюсь, Джулия, в дальнейшем ты будешь лучше прятать его. На аукционе он может стоить целое состояние.

Глава 18

Проводив Джулию в ее особняк, Хит задержался на несколько минут на каменных ступеньках входа. Было чудом, что он не растаял в льющейся с неба мороси. Ему страшно не хотелось отпускать этот вечер. Не хотелось нарушать чары нескольких последних часов, позволить чему бы то ни было угрожать связи любовного притяжения, установившейся между ним и Джулией.

Стоя у подножия лестницы, он изобретал тысячу поводов последовать за ней. Хорошо ли закрыто ее окно? Заперла ли она как следует свою дверь? Ему легко было бы войти в ее комнату. Может, ей понравится, если он проверит ее платяной шкаф на предмет проникновения чужаков?

– Не думаю, что в этом есть нужда, – ответила она.

В ясных серых глазах светилось веселое недоверие к его предостережениям. А он чувствовал себя как родитель, охраняющий дитя. Впрочем, в страсти, трепещущей между ними, не было ничего родительского. Она ревела и рвалась с цепи, как мифический зверь.

«Заставь ее пылать».

Он сам только что не выдыхал пламя, сжигая до угля все, на что падал его взгляд.

Выдержка и самообладание всегда были его сильной стороной. Ведь так? Или он просто никогда раньше не сталкивался с настоящим соблазном?

Он недовольно уставился на небольшой экипаж, ожидавший его на пустынной улице. Хит собирался поехать домой за свежей одеждой и книгами, которые развлекли бы его во время ночного бдения в доме Джулии. Он будет отсутствовать совсем недолго, и с ней ничего не должно случиться за это время.

К несчастью, его отсутствие будет слишком кратким, чтобы остыла страсть к ней. Его мысли снова вернулись к происшедшему в шезлонге. Он терзался воспоминаниями о ее бурном отклике на его ласки, о том, каким отзывчивым и нежным было ее тело. В его руках она была словно жидкий огонь, жарче любой другой женщины, какую он когда-либо знал. Он был знаком с ней много лет, но теперь хотел узнать лучше.

Он поспешил выйти на улицу, затем полуобернулся и с тоской посмотрел на оставленный дом. Что делать, если Рассел вернётся раньше, чем он, Хит, полностью и окончательно покорит Джулию? Он удрученно подумал, что они с Греисоном не учли этот критический момент.

Разумеется, Грейсон не колебался бы предпринять все возможное для достижения поставленной цели. И когда речь шла о Джулии, Хит чувствовал, что готов пустить в ход темную сторону своей души. Джулия принадлежала ему. Рассел ее предал. Плохо, что и говорить, но в сердечных делах азартные игры неуместны. После сегодняшнего вечера не осталось сомнений, что Хит должен и будет обладать ею.

Он свернул к своему экипажу и увидел, как шевельнулась в нем занавеска. Взгляд его вопросительно дернулся к испытанному в переделках кучеру, спокойно сидевшему на облучке. Лицо его было полуприкрыто от дождя капюшоном. Кучер слегка кивнул, показывая, что все в порядке.

Хит залез внутрь.

– Добрый вечер, Боскасл, – приветствовал его знакомый хриплый голос. – Хорошая погода для водоплавающих птиц. Не так ли?

Хит успокоенно расслабился. Он давно не виделся с полковником Хартуэллом. Они встречались, когда Хит был еще неопытным разведчиком, легким кавалеристом патрулировал инкогнито и ломал голову над шифрами противника. Хартуэлл был частым гостем на совещаниях у Веллингтона. Ходили слухи, что он все еще был приписан к военному министерству, хотя в каком качестве, Хит не знал.

Хартуэлл показался ему сильно постаревшим. Волосы его стали совсем серебряными, но темно-серые с прозеленью глаза смотрели по-прежнему остро и проницательно.

– Вы выглядите лучше, чем при нашей последней встрече, – произнес Хартузлл, помолчав.

Он имел в виду того, избитого, полумертвого Хита, каким нашли его Рассел и его люди после героической осады штаба Оклера.

Хит уселся напротив Хартуэлла.

– Благодарю вас, я чувствую себя гораздо лучше. Мы сегодня куда-то отправляемся?

– Всего лишь к вам домой. Я подумал, что нам нужно поболтать и восполнить пробелы прошлого.

Поболтать! Грудь Хита заныла в тревожном предчувствии. Обычный разговор можно было провести в клубе за картами или бокалом бренди. Он задумчиво потер верхнюю губу.

– Что случилось? Рассел погиб?

– Нет. Но этот чертов идиот на полпути в Бретань. Идет по ложному следу.

Хит посмотрел в окошко. Особняк Джулии остался позади, за тонкой завесой дождя. Легла ли она уже в постель? Заперла ли двери, подставив под ручки кресло, как он ей велел? Или она сейчас раздевается и вспоминает то, что они проделывали в галерее?

– Оклера нет во Франции, – продолжал Хартуэлл. – И никогда не было.

Хит повернул к нему голову. В нем нарастала паника. Он ведь оставил Джулию без защиты.

– Он здесь? Оклер сейчас здесь?

– Да.

Это была ловушка с самого начала.

Женская интуиция Джулии оказалась до ужаса точной. Расселу так хотелось снова поиграть в героя, что он попал прямо в расставленные Оклером сети. Хит с трудом поборол желание остановить экипаж и бегом помчаться назад, в дом Джулии. Сердце его забилось гулко и часто, в такт грохоту колес экипажа по мокрым булыжникам мостовой.

44
{"b":"11558","o":1}