ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец-то он осознал, что кровь Боскаслов сильна и в нем. А ведь он когда-то не сомневался, что избежал буйной наследственности.

Он хотел обольстить Джулию, довести до блаженной покорности. Было все-таки одно преимущество в этой победе моемо многих лет разлуки: он приобрел достаточно опыта, чтобы оценить Джулию по-настоящему.

Ее дыхание стало частым и неровным. С каждым днем Джулия становилась все более отзывчивой. Она провела пальцем по его затылку.

– Означает ли это, что ты вернулся сегодня не по зову своего ужасного долга, а потому что я тебе желанна?

– Ты самая желанная… – Он выпрямился и ловко повернулся к ней спиной, в коридоре раздался звонкий стук туфель по каменным плиткам пола.

– Кто здесь? – раздался громкий шепот Гермии из-за разделявшего их кухонного стола. – Покажись, кто бы ты ни был.

– Это всего лишь мы, тетя Гермия, – удрученно вздохнула Джулия. – Мы просто, гм… выпускали кота наружу.

– Вижу. – Гермия уставилась на Хита. – А Боскасла ты тоже выпускаешь погулять? Или он остается на ночь?

Джулия, фыркнув, поинтересовалась:

– Ну как, Боскасл? Остаетесь ночевать?

– Да, остаюсь, – ухмыльнулся Хит в ответ. – Я остаюсь, Гермия. С вашего разрешения, дамы, я привел с собой подкрепление. Одного из моих слуг. – Он покачал головой, вспомнив, что Хэмм послушно сидит в экипаже, осуществляя дозор за незваными гостями.

– Еще один гость? – промолвила Гермия, высоко поднимая брови. – Что ж, послезавтра здесь вновь собирается клуб художниц. Вы оба можете…

– Клуб художниц? – мрачно произнес Хит.

Джулия не удержалась от смеха.

– Может быть, ваш спутник тоже попозирует для нас?

Хит с неохотой отодвинулся от нее. Было очевидно, что ему предстоит тоскливая ночь в обществе Хэмма. Но по крайней мере он знал, что Джулия в безопасности. В настоящий момент это было самым главным.

На следующий день Джулия едва успела приняться за завтрак, когда на пороге гостиной появился Хит. Она подняла глаза от стола и улыбнулась. Еще ночью Джулия догадалась, что его что-то гнетет, и когда они перешли к кофе и тостам, он подтвердил се подозрения.

– Итак, Оклер в Лондоне, – удрученным тоном промолвила она, после того как Хит закончил объяснение. – Страшно подумать: он давно находится в Англии, а никто этого не подозревал.

– Твоя интуиция была безошибочной.

– А Рассел так этого и не знает? – с тревогой осведомилась Джулия.

Несмотря на то что она больше не хотела выходить за Рассела, смерти ему она никак не желала.

– К этой минуте, возможно, уже знает.

– Значит, скоро вернется, – медленно проговорила она.

В бледном свете утра Хит мог отчетливо рассмотреть ее лицо, и у Джулии появилось ощущение, что его жгучий взгляд пронзает ее до костей. Хит принадлежал к типу мужчин, которые могут безжалостно и долго преследовать злодеев, спать не раздеваясь и явиться на следующее утро невозмутимыми и в безупречном виде.

– Он не отберет тебя у меня, – произнес он.

– Как твоя голова? – спросила она.

– С моей головой все в порядке. – Он опустил руку. – Ты понимаешь важность того, что я тебе сейчас рассказал?

– Думаю, что да, – медленно кивнула она. Глядя на его тревожное, но непроницаемое лицо, она с трудом верила, что происшедшее между ними вчера не было сном. – Я хорошо понимаю, что эту опасность нельзя недооценивать.

– Отлично, – грубоватым тоном подтвердил он.

Джулия знала, что существуют разные виды опасности. Опасность, которую представлял собой Оклер. Опасность любовной связи между ней и Хитом… муки совести.

По правде говоря, Хит был единственным мужчиной, который старался ее соблазнить, и делал он это весьма умело. Даже слишком. Ее муж не умел обольщать и не чувствовал в этом необходимости. А она была неопытной, упрямой молодой женщиной, которая вышла замуж, поддавшись порыву. Адам уделял ей мало внимания, но жестоким не был. Он был страстно честолюбивым, больше всего думал о карьере и, в конце концов, отдал ей свою жизнь.

Рассел тоже не тратил времени на обольщение. Преследование… это да. Азарт погони… Но Джулия не ощущала, что он ее желает как женщину. А вот наследство отца было безусловной приманкой. Рассел был добр. Джулия понимала, что он чувствовал к ней некоторую привязанность, но, очевидно, с любовницей он испытывал совсем другую страсть. С ним Джулия никогда не ощущала себя такой привлекательной, как теперь. Может быть, он даже не сознавал, что они не подходят друг другу. Она хотела от брака большего, чем он мог ей предложить.

– Опасность, – продолжала она, поднимаясь, чтобы наполнить чашку. – После жизни в Индии я должна бы к ней привыкнуть. – Она наклонилась к лицу Хита.

Его щека пахла мылом для бритья. Ей мучительно захотелось вновь дотронуться до него, ощутить интимное прикосновение его тела.

– Ты никогда не сталкивалась с той опасностью, какой является Оклер, – внезапно произнес он с силой, поразившей ее своим жаром. – Ручаюсь за это.

– Я тревожусь о тебе, Хит. Пока я не увидела шрамы на твоем теле, я не представляла себе, какое он чудовище.

Она вернулась на свое место, а Хит проводил ее изучающим взглядом.

– Я попросил Дрейка помочь мне. Я поставил у дома своего человека.

– Еще одного сторожа? – скривилась Джулия.

– Это мой лакей. Он уже провел здесь ночь.

Джулия подошла к окну и, отодвинув тяжелую парчовую гардину, ахнула при виде массивной фигуры около дома.

– Я не вижу никакого лакея, Хит. Я вижу гиганта с окороками вместо рук, который мрачно хмурится на ступеньках у входа.

– Это Хэмм, – невозмутимо откликнулся Хит и отпил глоток кофе.

– Где ты его отыскал? В русском цирке?

– Неплохая догадка. В Пруссии, в академии. Но вообще-то он из Йоркшира. Он служил со мной в Португалии. – Хит поставил чашку и улыбнулся уголком рта. – Первоначально я нанял его в дворецкие.

– А затем понизил в должности?

– С обоюдного согласия. Экономка заявила, что задушит его голыми руками, если он разобьет еще одно блюдо.

Джулия опустила занавеску.

– Полагаю, что моей светской жизни он положит конец.

Хит положил руку на спинку стула.

– Пожалуй, так и будет. Ради этого он и поставлен.

Джулия попятилась от окна.

– Не знаю, что и сказать. У него устрашающий вид.

– Не делай преждевременных выводов.

И прежде чем Джулия успела возразить, он встал со стула и позвал Хэмма в дом. Когда Хит представил слугу Джулии, тот скованно кивнул.

– Он поможет, – шепнул Хит ей на ухо.

– Он громадный, – прошептала она в ответ.

Во время этого обмена мнениями Хэмм невозмутимо стоял навытяжку, а затем произнес:

– Мне позаботиться о камине, миледи? Огонь почти потух.

– Да… – Джулия заглянула за мощную фигуру Хэмма и увидела Гермию, только что открывшую дверь комнаты.

– Боже мой! Кто это? – воскликнула Гермия, оцепенев.

Грудь ее бурно задрожала.

– Хэмм, – пробормотала Джулия, поджимая губы, чтобы не расхохотаться.

Да уж, теперь она защищена как следует.

– Кто он? – повторила Гермия, обходя великана сторонкой.

– Это Хэмм, – подтвердил от окна Хит. – Его имя Хэмм.

– Чье? – недоуменно переспросила Гермия, потрясенно разглядывая застывшего у камина гиганта.

– Этого человека, – нахмурилась Джулия. – Его зовут Хэмм. Он солдат, ставший лакеем. Хит поставил его сторожем у нашего дома. Защищать нас.

Гермия продолжала молча изучать Хэмма.

– Не правда ли, он внушителен? – откашлявшись, промолвила Джулия.

Гермия растерянно дернулась.

– Что ты сказала, дорогая?

Хит прислонился к оконной раме и улыбнулся в ответ на досадливый взгляд, брошенный ему Джулией.

– Разве это не ужасно, тетя Гермия, отвлекать Хэмма от других обязанностей?

– Хэмм. – Гермия тряхнула головой. – Я хочу сказать «хм». Хорошо обученный лакей – это настоящее сокровище. И он действительно имеет устрашающий вид. Как это любезно со стороны Боскасла. Если эти двое будут меня охранять, я смогу наконец спать спокойно.

46
{"b":"11558","o":1}