ЛитМир - Электронная Библиотека

Ему необходимо поторопить ее к алтарю. Чувство к ней становилось слишком захватывающим и сильным, чтобы его можно было долго скрывать. Хит, гордившийся своим умением, можно сказать, талантом к скрытности, вдруг потерял всякий вкус к тайнам и обманам. За прошедшие день-два он ловил себя на том, что неоднократно стремится встать поближе к ней. Все в доме, от Гермии до служанок, знали, что Хит Боскасл сражен наповал и отчаянно урывает минуты, чтобы побыть с обрученной вдовушкой, нарисовавшей его в голом виде.

Его поведение нарушало все им же поставленные запреты. Впрочем, он заранее знал об этом, отдавая ей свое сердце: его ухаживание будет отнюдь не деликатным, а страстным, бурным, чувственным танцем, полным опасности и риска. У Боскаслов любовь всегда была непредсказуемой. Возможно, именно поэтому их потомство все делало со страстью.

Семейство понимало и не судило Хита, а, наоборот, предлагало поддержку. Он на это и рассчитывал. Они с братьями, когда росли, могли драться друг с другом до полусмерти, но помоги Господи тому, кто угрожал кому-либо из них.

Объяснить ситуацию Расселу будет гораздо труднее. Но в отличие от Джулии, признавшейся, что страшится предстоящего объяснения, Хит считал, что это задача трудная, но неизбежная. Он не собирался отрицать своих с ней отношений. Он готов был объявить об этом со всех крыш.

Хит лишь надеялся на то, что Рассел сможет отбросить личные чувства, по крайней мере пока они не схватят Оклера.

Он окинул взглядом обеденный стол, впивая смех, теплую дружескую атмосферу, жажду жизни. Еще не все родные собрались, но дом уже был полон. Пока не приехали сестры. Эмма находилась в Лондоне, занятая своими ученицами, а Хлоя пребывала в довольстве и благополучии со своим молодым мужем Домиником.

Дрейка и Девона ждали со дня на день, если этих негодников не задержит дуэль или хорошенькая женщина. Хит собирался привлечь их способности к обнаружению Оклера.

Дрейк прибыл на следующий день, то есть в четверг. Смуглый, полный жизни, взлохмаченный ветром дорог, он привнес в атмосферу поместья долю своей опасной энергии. От его присутствия по дому заходили волны возбуждения и предчувствия. Часом позже на пороге появились несколько юных соседок в сопровождении матушек. Они якобы просто наносили светский визит и притворялись, что понятия не имели о приезде Дрейка.

Служанки же особенно обожали младших Боскаслов, щедрых на бесстыдные комплименты. Даже слуги мужского пола проявляли отеческую гордость своими «бравыми молодыми лордами» и не терпели ни малейших упреков со стороны деревни. Хотя, конечно, Бог знает, да и вся округа в придачу, что эти братцы совершили немало грехов и проступков, заслуживающих порицания.

Первым делом Дрейк постарался застать Хита одного и выложил ему примерно сотню наводнивших Лондон памфлетов с карикатурами.

– Я назначил премию за оставшиеся. Все мои друзья и слуги их собирают. Джулия могла бы нас предупредить, что ты решил прославиться, Аполлон ты наш.

Хит горестно покачал головой.

– Проклятие! Полагаю, что теперь мне конец: в приличное общество меня не пустят.

– Но зато какой дебют в неприличном! – расхохотался Дрейк. – Одри предложила награду за оригинал рисунка.

– Она может.

Дрейк посерьезнел:

– Но боюсь, Рассел воспринял это плохо.

Хит бросил пачку памфлетов в огонь и медленно обернулся.

– Так он уже в Лондоне? Должно быть, следует за тобой по пятам?

– Не совсем.

– Тогда он наверняка знает обо мне и Джулии. Ну, что мы вместе.

– О, это-то он знает, – торопливо произнес Дрейк.

– И не помчался сюда? За нами? – Глаза Хита недоверчиво потемнели. – Это не похоже на Рассела.

– Крепись. – Дрейк взял кочергу и поворошил горящие памфлеты. – Он вскоре сюда явится.

– Почему же такая проволочка? – нахмурился Хит. – Занят своей любовницей?

– Я не назвал бы это проволочкой, – проказливо усмехнулся Дрейк. – Скорее, небольшое отклонение в сторону. Не найдя тебя в Лондоне, он в полной ярости явился ко мне, а я сообщил ему, что, кажется, вы с Джулией сбежали, чтобы тайно обвенчаться.

– Обвенчаться? Тайно?

– Ну-у, я не сказал именно такие слова. Я всего лишь намекнул, что семейство владеет старинным фамильным замком в Роксбери. А каждый дурак и его матушка знают, что это по дороге в Гретна-Грин.

Хит уставился в невысокое пламя камина и одобрительно улыбнулся хитроумию брата.

– Так ты поблагодаришь меня за это? – поинтересовался Дрейк. – Теперь есть время подумать или действительно сбежать куда-нибудь с Джулией. Как тебе будет угодно.

– Не в моем характере убегать, но спасибо тебе.

– Всегда к твоим услугам. – Дрейк опустил кочергу.

– Надеюсь, что ты говоришь это всерьез.

Дрейк удивленно выпрямился.

– Конечно, всерьез. Не хочу портить тебе настроение, но ты слышал что-либо об Оклере?

– Нет. И полагаю, что недооценивать его опасно. Хотелось бы мне понять, что он намеревается делать и почему.

– Это-то, по-моему, очевидно. Два шпиона на противоборствующих сторонах. Ты его одолел. Он не простил оскорбления.

– Нет, это что-то большее, – медленно проговорил Хит. – Я знаю, что это так, но не знаю, в чем именно дело.

– Скоро приедет Девон, – помолчав, сообщил Дрейк, пристально глядя на брата. – С чем бы тебе ни пришлось столкнуться, на этот раз ты будешь не один.

Глава 29

Вечером в пятницу в амбаре бродячие актеры представляли пьесу «Она сдается, чтобы победить». Следуя семейной традиции, слуг пригласили на спектакль, и они удобно расселись в задних рядах, радуясь, что их включили в праздничное развлечение. Хит не мог смотреть пьесу. Игра актеров была чудовищной, реплики или подавались не вовремя, или пропускались вообще. Однако зрители смеялись, и Джулия в том числе. Это было бездумным развлечением, облегчением, и если не радость, то смех доставляла самая плохая игра.

Хит получал удовольствие только оттого, что сидел рядом с Джулией, плечом к плечу, в плохо освещенном амбаре на связках сена. Там, где они сидели, было достаточно темно, так что он мог время от времени прикасаться к ней и украдкой целовать. Именно такой представлял он себе их дальнейшую жизнь. Его рука обвила ее талию. Большой палец игриво касался крутого бедра.

– Как замечательно слышать твой смех, Джулия.

– Как я могу не смеяться? – шепотом ответила она. – Актеры чудовищно плохи. Одна из них в последнюю минуту заболела, и роль миссис Хардкасл играет мужчина. Мне кажется, что она… что он забыл побриться..

Хит с улыбкой взглянул на сцену, но был слишком заинтересован женщиной, сидящей рядом. Она выглядела такой очаровательной в серебристом шелковом платье с ниспадающей с плеч шалью. Ему нравилась изящная линия ее спины и то, как переходил изгиб талии в высокую нежную грудь. Он вспомнил тот последний раз, когда они занимались любовью, и тело его отозвалось таким взрывом похоти, что амбар мог бы вспыхнуть огнем.

Пьеса закончилась довольно рано. Гермия и Джулия рука об руку медленно направились к дому, со смехом обсуждая представление. Джейн и Одем восхищались залитым луной садом, волкодавы следовали за ними по пятам.

Хит шел сзади с Дрейком и Грейсоном. Он мог видеть стоявшие на краю имения фургоны бродячей труппы. Многие из актеров еще оставались в амбаре, разбирая декорации. Поместье старшего брата было единственным местом на свете, где Хит чувствовал себя в безопасности и мог расслабиться.

– Мы с Гермией собираемся отнести актерам немного угощения, – сказала ему Джулия.

– Я понаблюдаю за вами из окна, – крикнул он вслед ее удаляющейся фигуре.

Грейсон с ухмылкой повернулся у нему.

– Ты и в самом деле считаешь, что между домом и амбаром ее настигнет смертельная опасность?

Он услышал, как фыркнул Дрейк.

– Этого никогда нельзя знать заранее. Вдруг на нее выпрыгнет лягушка из фонтана?

– Или, – добавил Грейсон, – она может провалиться в грязь, и никто больше ее не увидит.

62
{"b":"11558","o":1}