ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шесть столпов самооценки
Миф. Греческие мифы в пересказе
Знаки ночи
Кафе маленьких чудес
Омон Ра
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Дурная кровь
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки

– Я погибла, если она в ближайшее время не вернется домой, – задумчиво проговорила она. – Ее жених будет в ярости, а его мать… Боже мой, что я скажу завтра утром его матери?

Сэр Гейбриел изумленно посмотрел на нее.

– Вы опять говорите о мисс Торнтон? – спросил он.

Взглянув на него, Элоиза нахмурилась. Это невежливо, но дольше она не могла притворяться равнодушной.

– Да, – едва не крикнула она ночному гостю. – Она убежала – как и ее брат. Она должна через несколько недель выйти замуж, но Вчера на балу она повстречалась с одним мужчиной…

– Перси Чапменом? – перебил ее Гейбриел.

Элоиза обреченно кивнула. К чему ей сейчас жалеть себя? Вот если она попадет в тюрьму, тогда сможет предаваться жалости к себе целыми днями напролет.

– Да, полагаю она сейчас именно с этим человеком, – промолвила она.

Казалось, Гейбриел едва сдерживает усмешку. Он довольно привлекательный мужчина, подумалось Элоизе, хотя она уже и пришла к выводу, что он тоже порядочный повеса. С Перси его могло сближать одно: он тоже играл в азартные игры и дрался на дуэлях. И судя по тому, как сэр Гейбриел на нее смотрел, он тоже был опытным ловеласом и соблазнял женщин.

– Я не знаю, что делать, – сказала она, тряхнув головой. – Возможно, джентльмен, который привез домой мисс Торнтон и меня, понятия не имел о том, где найти его светлость. Но я тоже не знаю, где он может быть. Имя этого джентльмена Дрейк…

Сэр Гейбриел недоверчиво посмотрел на нее.

– Дрейк? – переспросил он. – Так вы же толкуете о моем кузене! Конечно! Хорас попросил Дрейка помочь ему. Я сам тому свидетель.

– А у вашего кузена есть фамилия?

От его громкого смеха с каким-то зловещим звучанием по спине Элоизы побежали мурашки, у нее появилось неприятное предчувствие беды.

– Разумеется, есть, и я вам ее назову, – ответил он. – Его фамилия Боскасл. Моя тоже, но так уж вышло, что он поднялся на несколько ступеней выше по фамильной лестнице, чем я. Лорд Дрейк Боскасл… – медленно проговорил сэр Гейбриел, в глазах которого мелькнуло ироническое выражение. – Покойный брат Хораса был близок со стариной Дрейком.

Элоизу охватил ужас. Выходит, еще один бриллиант выпал из ее короны в бесконечной череде неудач? Лорд Дрейк Боскасл, один из печально известных братьев виконтессы. Она оскорбляла и нападала на единственного человека в Лондоне, на которого ей было необходимо произвести хорошее впечатление.

А что, если лорд Дрейк рассказал леди Лайонс о событиях прошедшего вечера за семейным ужином? Интересно, обсуждаются ли в этой семье попытки обольщения? И почему она ему позволила сделать такую попытку?

– Я слышала о вашей семье, – едва слышным голосом промолвила она.

– Есть такие, кто о ней не слышал? – холодно спросил он.

Элоиза кивнула, в голове у нее зашумело. Интересно, брат Дрейка Боскасла тоже, часто впутывался в скандалы? Или они все испорченны? Дрейк Боскасл. Дрейк, Дрейк, Дрейк… Кстати, интересно, какой же он по счету брат? Старший, имя которого Элоиза постоянно забывала, женился в прошлом году после какого-то скандала, связанного со свадьбой. Или это был четвертый брат? Один из братьев умер, так, кажется? Элоиза судорожно рылась в уголках своей памяти, пытаясь припомнить все подробности о семье Боскаслов, которые она когда-либо могла слышать.

Выходило, что все Боскаслы мужского пола были признанными ловеласами, известными в высшем обществе и в полусвете. Об одном из них дурная слава поползла всего несколько месяцев назад.

В одной из бульварных газет появилась карикатура на кого-то из братьев Боскаслов. На карикатуре были изображены обнаженные детали его естества. Элоиза застала Талию и ее подруг потешающимися над этим постыдным рисунком и приказала им выбросить его. Теперь она жалела, что не разглядела карикатуру подробнее. Впрочем, разумеется, она и не вздумала бы искать сходство между изображенным на рисунке человеком и тем мужчиной, с которым целовалась сегодня на балу.

– Полагаю, Дрейк мог бы знать, где находится лорд Торнтон, – задумчиво промолвил сэр Гейбриел.

– А вы можете хотя бы предположить, где сейчас можно разыскать вашего кузена? – спросила Элоиза, кусая верхнюю губу.

Взгляд Гейбриела остановился на ее губах. Если бы Элоиза не думала сейчас только о том, как бы упросить Гейбриела помочь ей, она бы услыхала свой тихий внутренний голос, который советовал ей не доверять Гейбриелу.

– Он сейчас на закрытом вечере в одном доме на Брутон-стрит, – медленно проговорил Гейбриел. – Вообще-то я собирался вернуться туда, так что я мог бы передать ему ваши опасения. Кстати, для того чтобы сберечь время, вы могли бы… В общем, я полагаю, что вы могли бы поехать туда со мной.

– Сэр, вы не слишком много себе позволяете? – угрожающе произнес Фредди, с тревогой посмотрев на Элоизу. – Вы так не считаете, мисс Гудвин?

– Прошу тебя, Фредди, следи за своей речью, – отозвалась Элоиза.

Она поняла, что этим вечером переступила все границы дозволенного. Недопустимо, даже опасно выходить из дома посреди ночи, да еще в сопровождении незнакомого мужчины. Но если она не привезет домой Талию или на худой конец ее брата, тогда репутация ей уже вообще не понадобится. Больше всего она боялась, что девушке причинят серьезный вред, и она, Элоиза, окажется в этом виновата.

Элоиза надела накидку и перчатки, принесенные ей Хестоном. Экономка, миссис Барнс, и двое других слуг, разбуженные громкими голосами, прятались в тени холла, с тревогой глядя на Элоизу. Она кивнула им с видом солдата, отправляющегося на поле брани.

– Будьте очень осторожны, мисс, – озабоченно качая головой, промолвила миссис Барнс. – Подумать только, все эти тревоги из-за какой-то испорченной девчонки!

Глава 6

Как правило, полковник сэр Гейбриел Боскасл о своей совести не слишком задумывался. Если он грешил, то обычно с женщиной, не возражавшей против этого, а когда он играл, то всегда выбирал себе противника, равного себе. Да, может, он и не один из этих необузданных и столь популярных в Лондоне Боскаслов. Но в его жилах, как и в жилах всех членов дьявольской семейки, течет горячая кровь, и он внес свою лепту в череду греховных обольщений, которыми так славились мужчины этого семейства.

Как-то так получилось, что год за годом он и Дрейк то и дело оказывались соперниками, увиваясь за желанной дамой. Но лишь прошлым вечером Гейбриелу пришло в голову, что их сталкивают не столько различия, сколько схожесть. Их соперничество было вполне терпимым, даже отчасти озорным. Хотя следует признать, что, к неудовольствию Гейбриела, Дрейку всегда удавалось обойти его на финишной прямой.

А ведь с настоящим мастером состязаться очень трудно, особенно если он так предан делу развлечений, как Гейбриел. По иронии судьбы после этого утра они больше никогда не встретятся на площадке для дуэли, потому что сделают вид, что их честь не задета. Бог свидетель, ни он, ни Дрейк не захотят стрелять друг в друга. А вот в Хораса он был бы не прочь выстрелить и сильно подозревал, что и Дрейк испытывает такое же желание.

А еще, возможно, Дрейк, унесенный потоком страсти к своей новой любовнице, и вовсе забыл о предстоящей дуэли. Гейбриел видел Марибеллу Сент-Айвз лишь однажды, когда она ехала в карете, и был абсолютно сражен ее красотой. Однако ему не удалось преодолеть строй телохранителей, окружавших ее, чтобы представиться.

– Не могу выразить словами, как я тронута тем, что вы выразили желание помочь мне, – услышал Гейбриел голос мисс Гудвин, которая уселась на сиденье экипажа напротив него. – И надеюсь на ваше благоразумие, – с тревогой добавила она.

– Я никому не скажу ни слова, – заверил ее Гейбриел.

Он действительно не хотел никому ничего рассказывать, и чем больше Гейбриел смотрел на Элоизу, освещенную скупым лунным светом, тем более хорошенькой она ему казалась. Особенно ему нравились ее блестящие темно-каштановые кудри, рассыпавшиеся по плечам. Гейбриел чувствовал, что под ее скромным нарядом прячется роскошная фигура. Наверняка его кузен это тоже заметил. Мимо внимания Гейбриела не прошел легкий румянец, окрасивший ее щеки, когда они заговорили о Дрейке. Дьявол побери, да он и сам был бы не прочь иметь такую компаньонку! Или любовницу вроде Марибеллы Сент-Айвз, женщины, которая сделала изучение искусства любви своим призванием.

10
{"b":"11559","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Двадцать три
Отец Рождество и Я
Как устроена экономика
Вторая жизнь Уве
Спецназ князя Святослава
Верные враги
Я енот
Пчелы