ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Экспедитор. Оттенки тьмы
Проклятый. Hexed
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?
Земля живых (сборник)
Долина драконов. Магическая Практика
Одиночество в Сети
BIANCA
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа

– Элоиза не похожа ни на одного из нас, – вымолвила Марибелла. – У нее есть принципы, которым она всегда будет верна.

– О некоторых из них она забыла из-за меня, – трезво заметил Дрейк. – Ты об этом хотела мне сказать?

Милдред встретила его испытующий взгляд. А у Дрейка появилось ощущение, что она приоткрыла ему ту сторону своей натуры, которую никому обычно не показывает, чтобы защитить себя. И она очень красива – как все о ней и думают. Однако такая женщина не для него. Возможно, все дело в том, что они слишком похожи – он, лорд Дрейк Боскасл, и Марибелла Сент-Айвз. Оба циничные, всегда начеку, всегда делают вид, что ничего не чувствуют, прикрываясь деланным безразличием.

Она покачала головой:

– Я просто хотела сказать, что наши с Элоизой дорожки могли никогда не пересечься. Возможно, она не станет хорошей любовницей. Потому что будет печься о тебе и беспокоиться за тебя, как курица-наседка. И независимо от того, сколько бриллиантов и чудесных ночей любви ты ей подаришь, она будет испытывать тоску по тому, чего ей так недостает в жизни.

Дрейк промолчал. Слишком хорошо он знал женщин, чтобы притворяться сейчас, что не понимает, о чем толкует Марибелла-Милдред. Или чтобы сделать вид, что не согласен с нею.

– Я лишила ее шанса зажить нормальной жизнью, раскрыв обман Ральфа, – с грустью продолжила Милдред. – И если бы я не пришла к ней, не вовлекла бы ее в дело мести, жизнь ее не изменилась бы так круто. Она бы спокойно вышла замуж. Не за Ральфа, конечно.

Лицо Дрейка помрачнело.

– Да за то, что ты сделала, тебя надо рыцарским званием наградить, а не критиковать, – заметил он.

Милдред молча посмотрела на Дрейка, и вдруг на короткое мгновение он разглядел в этой решительной, бескомпромиссной женщине слабость, ранимость, о существовании которых и не догадывался. Он понял, что вся ее показная независимость – не более чем внешняя оболочка. Щит, которым она прикрывается в целях самозащиты.

– Элоиза заслуживает свадьбы, которую у нее украли, Дрейк, – сказала Марибелла. – Элоиза создана для того, чтобы выйти замуж и рожать детишек. – Она печально усмехнулась. – Ну вот, на этом моя проповедь заканчивается, как и наши с тобой отношения.

Дрейк улыбнулся. Обычно он прерывал отношения с женщинами, придя с ними к какому-то обоюдному согласию, однако с Марибеллой его отношения так и не начались.

– Будь приветлива с Девоном, хорошо? – попросил Дрейк.

– Я видела его в окно, и у меня сложилось впечатление, что этот человек в состоянии позаботиться о себе, – заметила Марибелла.

– Что ж, в таком случае оставляю тебя на его попечение. – Дрейк повернулся к двери.

Ему не терпелось вернуться к Элоизе, заняться поисками подходящего для нее дома.

– Кстати, я хочу, чтобы мои подарки ты оставила себе, – сказал он.

Марибелла рассмеялась:

– Я так и собиралась поступить.

Дрейк все спрашивал себя, сколько пройдет времени, прежде чем Элоиза поймет, что кучеру дано указание везти их к дому Торнтонов как можно дольше. Вероятно, прошло не так уж много, потому что, едва он успел сунуть палец ей в лиф, как Элоиза прервала их горячий поцелуй, прошептав:

– Как-то очень странно мы едем. – Она выглянула в окно кареты через плечо Дрейка. – Несколько минут назад мы уже проезжали мимо этого торговца пирожками.

– Удивительно, как быстро эти торговцы умудряются перемещаться от угла к углу, – пробормотал Дрейк, прижимая ее к подушкам.

– В таком случае дом, возле которого он стоит, тоже перемещается с места на место! – воскликнула Элоиза. – Видишь ли, мы уже в третий раз проезжаем мимо этого китайского магазинчика. Или ты хочешь сказать, что он тоже двигается вместе с нами?

Дрейк едва сдерживал усмешку.

– Может, тебе что-то не нравится?

– Ты что, попросил кучера ехать помедленнее? – возмутилась Элоиза.

Дрейк слегка передвинулся, чтобы загородить Элоизе вид на улицу.

– Возможно, кучер всего лишь старается выбрать дорогу посвободнее.

– Возможно, это ты всего лишь стараешься увести разговор в сторону, – передразнила его Элоиза. – И сколько же времени мы должны были вот так кататься?

Дрейк приподнялся на локте, его синие лукавые глаза были полны тепла и нежности.

– Сколько можно, – промолвил он. – Если хочешь знать правду, я вообще не хотел отпускать тебя.

Покачав головой, Элоиза принялась приводить в порядок платье. Дрейк едва удержался, чтобы не остановить ее. Она была столь желанной для него, что он испытывал соблазн забыть о своем обещании и отнести ее в свою постель.

– Ты даже не жалеешь о своем поступке, не так ли? – спросила Элоиза.

– Если я о чем и жалею, то лишь о том, что ты догадалась, что мы ездим кругами.

– Неужели ты действительно велел кучеру ездить вокруг одного и того же места?

– Да нет, я не был так многословен.

– Это еще хуже! – воскликнула Элоиза. – Ты так напрактиковался в нехороших поступках, что он понимает тебя с полуслова.

Дрейк помолчал, с удовольствием глядя на Элоизу.

– Означает ли это, что я должен сейчас отвезти тебя домой? – наконец спросил он.

– Да, означает!

– Ты уверена?

– Да…

– Мы могли бы купить на углу пирог и съесть его пополам. – Его голос зазвучал ниже, Дрейк погладил подбородок Элоизы с таким видом, словно хотел и ее заразить своим настроением.

– Ты, – возмущенно заговорила она, отводя, однако, глаза, чтобы скрыть улыбку, – очень порочный человек.

Убрав руку, Дрейк с сожалением вздохнул и слегка постучал в крышу кареты. Элоиза посмотрела ему в глаза.

– Это было совсем нетрудно, не так ли?

– Да, – недовольно проворчал Дрейк. – Было. И есть.

Карета остановилась. Только сейчас Элоиза поняла: они не только приехали в нужное место, но она перестала быть той Элоизой Гудвин, которая несколько часов назад уехала из дома лорда Торнтона. Сможет ли она хотя бы притвориться, что ничего не изменилось?

– Я провожу тебя в дом, Элоиза.

– Слуги поднимут шум…

– Придется им выучиться подчиняться мне, если я найму их, – заметил Дрейк.

Слуги, подумала Элоиза, и не смогут противиться ему дольше, чем она. Собственно, все они уже стали жертвой обаяния Боскаслов. Да они боготворить его будут за то, что он спас их от грозящей им нищеты. Впрочем, она тоже будет боготворить его, только по другой причине.

Поднявшись, Элоиза бросила прощальный взгляд на карету. Дом казался тихим и спокойным. А ведь Элоиза опасалась, что слуги встретят их у дверей с лавровыми венками, чтобы поприветствовать человека, который, как они надеялись, станет их новым хозяином.

– Странно, – проговорила она, словно только что осознала это, – кредиторы почему-то перестали к нам приходить. Но есть у меня ужасное предчувствие, что утром перед свадьбой Талии я проснусь, а в доме останутся одни полы.

Дрейк распахнул перед нею дверцу кареты.

– Этого не будет, – промолвил он с медленной улыбкой. – Еще три дня назад я обо все договорился с кредиторами.

– Ты?! Ты оплатил долги Торнтона? – Она изумленно посмотрела на Дрейка. – Но зачем?

От его дьявольской улыбки ее сердце забилось быстрее.

– Затем, чтобы моя дорогая компаньонка, преисполненная чувством долга, могла оставить свое место и уйти отсюда без оглядки. Честно говоря, мне не по нраву, что ты так трепетно относишься к своим обязательствам перед Торнтонами. Впрочем, я готов заплатить за твою полную независимость, Элоиза.

Глава 26

От старых привычек трудно избавиться. Элоиза так долго жила тихой жизнью, что невольно почувствовала себя неловко, когда Дрейк, крепко сжимая ее руку, повел ее к передней двери. Элоиза постучала. Через мгновение Фредди распахнул дверь. Поймав на себе изумленный взгляд молодого лакея, Элоиза на мгновение замешкалась и залилась краской смущения.

Впрочем, густо покраснеть ей пришлось еще раз, когда Дрейк на глазах у Фредди повернул ее к себе лицом и крепко поцеловал на прощание.

52
{"b":"11559","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Осень
Украшение китайской бабушки
Своя на чужой территории
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
AC/DC: братья Янг
Лавр
Нелюдь. Время перемен
Американские боги
Метро 2033: Площадь Мужества