ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Серые пчелы
Сочувствующий
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Микро
Последнее дыхание
Экспедитор
Звёздный Волк
Тета-исцеление. Тренинг по методу Вианны Стайбл. Задействуй уникальные способности мозга. Исполняй желания, изменяй реальность
Содержание  
A
A

Товарищ, видимо, проникнутый идеями Просвещения и исторического материализма, заблуждается. Для «оранжевых» революций не требуется «повести за собой народ» – постмодерн на дворе. «Использование фактора Запада» для Москвы несравненно важнее, чем интересы народа в вологодской глубинке. И нужен нашей «богатой, паразитической интеллигенции» именно переворот, а вовсе не «возникновение массовой оппозиции». Если бы «оранжевая» революция была чревата таким «возникновением», то ее бы расстреляли по приказу Кондолизы Райс.

Активно выступили те интеллектуалы, которые принадлежали к авангарду перестройки. Архитектор перестройки А.Н. Яковлев буквально в унисон с американской прессой бросает В.В.Путину едва ли не главное обвинение: “Создается впечатление, что в то время, как уголовщина ленинско-сталинского режима уходит в прошлое, вой мотора корабля власти остается старым, советским”. Вскользь он бросает и «черную метку» фашизма: «Россия больна вождизмом. Это традиционно. Царистское государство, князья, генеральные секретари, председатели колхозов и так далее. Мы боимся свободы и не знаем, что с ней делать. Я понимаю, что тысячу лет жить в нищенстве и бесправии – другого менталитета не создашь. Отсюда и появляются у нас фашистские группировки. „Идущие вместе“… Завтрашние штурмовики». Так же вскользь затрагивает и другой больной вопрос, в точности повторяя обвинение Запада: “Или чеченцы… Кто мы такие, чтобы судить-то их? Это они должны нас судить, а не мы. Это перевернутое имперское сознание! И виновата в этом власть. Власть как система, как феномен”301.

В различных политологических “клубах” оживленно обсуждался текст, написанный в жанре аналитической записки Виталием Найшулем (3 февраля 2005 г.). В нем он предупреждает о грядущей новой русской революции. А вот откровения еще одного неолиберального идеолога, Л.Радзиховского: “Мне совсем не симпатичны бандеровские традиции Западной Укрианы, но факт есть факт – националисты смогли соединиться с киевской интеллигенцией, соединиться во имя Украины и свободы. Браво, украинцы! Вам у нас учиться нечему. Нам у вас – есть чему”302.

Ловко соединяет Юлия Латынина демократичность и коррумпированность элитарной интеллигенции как идейную основу «оранжевой» революции: “Возможная победа Ющенко важна для российской оппозиции еще и тем, что даст ответ на вопрос: может ли в славянской стране демократическая оппозиция, некогда бывшая частью элиты и получавшая огромные коррупционные доходы, – а) выиграть выборы, б) прийти к власти, опираясь на поддержку взбешенного народа”303.

Целый трактат на вечную тему «Что делать?» написал прораб перестройки 3 степени Леонид Баткин. Он достаточно поучителен, чтобы привести из него большие выдержки: «Разумеется, речь идет о “бархатной” или “оранжевой” революции. Без выстрелов и крови, но при непременной массовости и выходе миллионов людей на улицу. Мы отстали от грузин и украинцев. Вызревавший при Ельцине режим российской бюрократии, гораздо откровеннее и наглее пролгавшийся при Путине, с 2004 года вступил в исторически новую фазу. Стало быть, необходимо разительное преображение облика, стиля и тактики демократических сил…

Я представляю дело так. В каждом регионе должна протянуться цепочка предвыборных собраний во всех городах и городках, которые делегировали бы участников для региональных совещаний демократически настроенных людей, безусловно, антипутинской и антинационалистической ориентации. Если где-то таких активных людей мало, надо договариваться с соседями и устраивать межрегиональные совещания…

Оргкомитет, избранный на предварительных региональных совещаниях и получивший затем свои мандаты непосредственно от съезда, мог бы предложить участие в нем руководству “старых” партий и известным общественным деятелям, людям культуры. Мне кажется уместным распространить это на Э. Лимонова и его ребят, на правозащитников, на комитеты солдатских матерей, на союз адвокатов, на союзы журналистов, писателей и т.д., на независимых депутатов Думы. Я думаю, нужно привлекать и лидеров молодых коммунистов. Таким образом, съезд сформировался бы (в большинстве своем) из людей избранных – но отчасти и приглашенных…

Никого не отталкивать без серьезных оснований. Программы не нужны. За Россию без войны, без коррупции, без милитаризации, с отменой закона 122, с честными выборами. С тщательно просчитанным увеличением зарплат и пенсий (за счет Стабилизационного фонда и перекройки бюджета). С общественным независимым телевидением. Без возвращения к советским нравам. Без Путина… Этот перечень (чего мы хотим и что отвергаем) мог бы занять одну или две страницы…

Нужны действия. Перенос борьбы на улицу. Ориентация на ее настроения. На настроения тех, кто митингует, голодает, звонит на “Свободу” и “Эхо Москвы”. Нужен тотальный международный контроль за выборами. Нужна демократическая перемена власти. Остальное придет вслед за ней»304.

Здесь Баткин предлагает план создания «партии нового типа», решающей не классовые, а геополитическую задачу – окончательный демонтаж «империи зла». В эту партию он считает возможным собрать политически совершенно разные силы – от СПС до национал-большевиков! Примечательно, что последних он считает «антинационалистическими». Отсюда видно, что свержение В.В.Путина идеологи нашей либеральной интеллигенции считают задачей надклассовой и безусловно приоритетной по сравнению с задачами социальными.

Третья условно выделяемая группа, которая очень невелика по численности, но обладает большим революционным потенциалом и активно участвует в политическом процессе в РФ, это та часть постсоветской элиты, которая не может принять отхода от «ельцинского курса». И, конечно, не может принять того, что при В.В.Путине она частично оттеснена от кормушки и значительно – от политического влияния. Эту группу можно даже считать особой теневой «партией», представленной в центре, на местах и даже за пределами РФ. Можно считать ее и особой субкультурой, со своими мировоззренческими особенностями и своим стилем.

С.Земляной пишет: «Первый серьезный оппозиционный вызов Путину бросила ельцинская “семья” в ее расширенном составе, куда по сей день входит и лондонский сиделец Березовский. “Семья” группирует вокруг себя отставленных Путиным высокопоставленных чиновников из правительства и президентской администрации, обиженных им олигархов и работающих не за страх, а за деньги политтехнологов и медийных персон. Борис Ельцин уже сделал публичную заявку на возвращение к политической деятельности. “Семья” на сегодня является единственной силой, способной при благоприятном стечении обстоятельств осуществить в России самостоятельный антипутинский проект. Российские политические партии это сделать не в состоянии, да у них нет и никакого желания играть в оппозицию»305.

Элита – социальная прослойка очень закрытая, и о том, что в ней творится, имеется смутное и отрывочное представление. Во многом приходится полагаться на мнение политологов. Но мнение это довольно определенное. Часто встречаются реплики подобные этой: «Сегодня об организации бархатной революции в России мечтают многие, и немалая часть политэлиты (надо полагать, именно для этих людей, скучающих по бурным ельцинским временам, придуман в Кремле пугающий термин “пятая колонна”) не скрывает своего желания такую революцию поддержать»306.

Ю.Шевцов тоже замечает: «Во время “стояния на Майдане” в России можно было наблюдать формирование небольшой, но влиятельных группы “сочувствующих оранжевым”. В основном, речь идет о масс-медиа и части оппозиционно настроенных политических сил. Они есть в Белоруссии и их – подавляюшее большинство в элите России»307.

106
{"b":"1156","o":1}