ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В столицах весьма велика и прослойка прозападной интеллигенции, прежде всего гуманитарной. Здесь она представляет собой массовый социальный слой. Эта группа сыграла большую роль в событиях 1991 и 1993 гг. За последние десять лет изменений в сознании этой группы не произошло. Активизировать эту уже пожилую когорту “ветеранов антисталинского фронта” также не составит большого труда, и организационная работа в этом направлении идет интенсивно.

Эта прослойка сможет выставить столь тяжелую артиллерию (вроде Е.Боннэр, М.Ростроповича и В.Войновича), что перечить ей не станет и большая часть научной элиты. Научную элиту подогрели планами назначенного В.В.Путиным министра ликвидировать две трети государственных научных учреждений (похоже, что это решение уже является одним из залпов “оранжевой Авроры” и предназначено для того, чтобы обозлить научную интеллигенцию РФ).

Вероятно, подтолкнуть падающий режим В.В.Путина согласится и очень небольшая, но активная в СМИ часть “левой” интеллигенции, в которую войдут тяготеющие к троцкизму сторонники “альтернативной глобализации” (перманентной революции против капитала), часть ортодоксальных марксистов с их догмой классовой борьбы пролетариата, “не имеющего отечества”, а также “наследники 1968 года” (бунтари постмодерна). Они поддерживали слом советской государственности, но оказались враждебными и нынешней антисоветской государственности.

Наконец, большую долю столичного населения представляет собой деклассированное агрессивное мещанство. Эти “люди из подполья” были массовкой антисоветской революции именно как революции потребителей. Их идеал – “прилавки, полные продуктов”, их бытийный (и бытовой) враг – государство с его мобилизационными проектами. В том, что такой проект станет неизбежен в случае конфликта власти с Западом, никто не сомневается.

Социальную базу противников «бархатной революции» в РФ составляют массивные социальные слои РФ – как раз те, кто скептически приняли реформу Горбачева-Ельцина, но не могли организоваться для сопротивления ей.

Это те, кто больше всего пострадали от этой реформы, но понимают, что смена власти с целью ускорения реформы представляет для них фундаментальную угрозу. Это – вся обедневшая, но еще не деклассированная масса трудящихся города и деревни. Она уже почти утратила иллюзии относительно намерений и возможностей нынешней власти в восстановлении хозяйства и государственности РФ, однако высоко ценит ту передышку и ту относительную стабильность, которые обеспечил ей нынешний режим.

Эта передышка дает людям шанс собраться с мыслями и нащупать тот тип политической самоорганизации, который позволит отстоять достаточно независимую государственность, а затем восстановить и приемлемое жизнеустройство. Для этих людей перехват власти, который в данный момент означал бы возвращение к ее рычагам хищников-космополитов, является не просто «бульшим злом», чем нынешний режим, но катастрофой. Она на много лет похоронила бы всякие надежды на возрождение той страны, в которой только и может существовать культурно-антропологический тип, что живет на пространстве Евразии.

Надо подчеркнуть, что здесь мы говорим об объективных предпосылках к тому, чтобы это большинство трудящегося населения РФ отвергло соблазны «бархатной революции». Из этого вовсе не следует, что объективные предпосылки автоматически реализуются, тем более в форме политического действия. В критические моменты важна не численность (масса) социальной группы, а ее активность. В общем сторонники «оранжевой» революции проявляют бульшую активность, имеют более развитые навыки самоорганизации и налаженные средства коммуникации между собой, на них работает большинство российских СМИ, они опираются на поддержку мощных и опытных внешних сил.

На все население РФ оказывается интенсивное воздействие телевидением, которое до сих пор программируется той частью гуманитарной интеллектуальной элиты, что в момент «бархатной революции» окажется, скорее, на стороне «революционеров», а не свергаемой ими властной команды. Телевизионный эфир насыщен антигосударственными (и «антипутинскими») смыслами, образами и намеками. В целом массовое сознание дезориентировано, и без контрнаступления в электронных СМИ основная масса населения РФ займет, скорее всего, безучастную позицию или будет колебаться в зависимости от хода событий.

Органичными противниками «оранжевой революции» являются большинство «технарей» – инженеров, конструкторов, квалифицированных рабочих. В отличие от немногочисленной научной элиты, они не могут эмигрировать на Запад и конкурировать там на рынке труда. Восстановить свой высокий в прошлом социальный статус они могут только при восстановлении отечественной наукоемкой промышленности и отечественного научно-технического потенциала. Эти люди по роду своей профессии являются державниками и патриотами и считают, что со временем смогут найти тот тип политической организации, в рамках которого они будут оказывать давление на власть, без революции поворачивая ее на приемлемый для России курс. «Оранжевая» революция, за которой будут стоять Каспаров с Немцовым, пресекла бы такое развитие событий.

Противниками «оранжевой революции» являются большинство работников государственного аппарата среднего и нижнего звена – все те, кто тянет лямку, сохраняя и латая уничтожаемые реформой системы жизнеобеспечения. В подавляющем большинстве это люди «местные», консервативные, множественными связями связанные с оседлым населением России и стран СНГ. Их усилиями обеспечен высокий кредит доверия В.В.Путину, на их шее въехали во власть бонзы «Единой России». Насколько определенной является их позиция, видно из той ненависти, с которой о них говорят СМИ, оказывающие идеологическую поддержку назревающей «оранжевой революции».

Противниками «оранжевой революции» являются большинство офицеров вооруженных сил, МВД и ФСБ (хотя здесь это большинство не столь подавляющее, как в предыдущих случаях – сказались чистки последних 15 лет, а также целенаправленное коррумпирование офицерского состава правящей верхушкой). Офицерский корпус, унаследованный от СССР, обладает, как выяснилось, неустранимым государственным инстинктом. И этот инстинкт будет воспроизводиться, пока не сменится два-три поколения преподавателей в военных училищах и академиях, а это слишком большой срок.

Если в результате «оранжевой революции» в РФ установится власть космополитической клики, представляющей интересы глобальной элиты, то нынешнее офицерство ей будет совершенно не нужно – придется искусственно, с помощью «генетической инженерии», выводить новый для нашей земли сорт, «гориллу российскую». Таким образом, патриотические установки офицерства сочетаются со шкурными групповыми интересами, а это и есть наиболее сильная мотивация при выработке позиции.

Наконец, в высшем эшелоне властной верхушки РФ уже созрела существенная по размерам группа лиц, которая имеет мало шансов сохранить свое место в элите при утрате Россией статуса независимой державы. Не сбылись ожидания, что Запад будет относиться к властной верхушке зависимой РФ столь же благожелательно, как к «борцам за свободу» в СССР. Те немыслимые привилегии и льготы, которые установили Ельцину и его окружению, уже не распространяются на его преемников. У соратников В.В.Путина есть все основания полагать, что в случае ухода из власти они не получат режима наибольшего благоприятствования для их жизни ни здесь, ни на Западе.

Кроме того, в окружении В.В.Путина много лиц, перешедших свой Рубикон в выполнении заданий, к которым на Западе относились неодобрительно. Такие задания давались почти во всех сферах. Это и «дело ЮКОСа», и «разгон НТВ», и «тайная поддержка белорусского диктатора», и «нарушение прав человека в Чечне», и т.д. Во всех этих делах было задействовано много высших чиновников и офицеров. Многие из них выполняли такие задания охотно и творчески, им невозможно будет оправдаться перед демократической инквизицией. Даже те из них, кто переправил свои теневые сбережения на Запад, в душе с ними уже распростились. Эти люди никому не нужны, кроме России, а ей они могут сослужить службу, которая смоет прежние грехи. Их шанс в том, чтобы организоваться и сорвать попытку «оранжевой революции».

109
{"b":"1156","o":1}