ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Далее С.Васильцов и С.Обухов выражают полное согласие с той трактовкой «оранжевых» революций, которая ранее была дана целым рядом других авторов и приведена в предыдущих главах этой книги: «Политические деятели, сложившиеся в советскую эпоху, подлежат при этом смещению с занимаемых ими ключевых государственных постов. Даже если они проявили себя патологическими антисоветчиками и антикоммунистами. Даже если они ковриком расстилалась под ногами американских хозяев… Запад, как это неоднократно бывало, демонстрирует свою жесткую прагматичность: все, кто так или иначе испытал на себе воздействие советской цивилизации, для него опасны и обречены уйти… Таким образом, речь идет о целостной системе действий по трансформации российского общества. О новом витке глобализации. Об очень серьезном шаге в деле преобразования всего мирового порядка, особенно в его нынешнем „слабом звене“ – России».

Изложение же собственного взгляда С.Васильцова и С.Обухова на замысел назревающей в РФ «оранжевой» революции нам представляется внутренне противоречивым и даже вызывает недоумение. Они пишут о наиболее вероятных, на их взгляд, возможностях объяснения этой угрозы:

«Первая. Путин и в самом деле стал в глазах Запада личностью, уже сделавшей все, на что она была способна.

Второе. Не исключено, впрочем, что муссирование угрозы «цветных смут» для России преследует совсем иную цель. Оно провоцируется самим же путинским кланом. Задача проста – накрепко ассоциировать фигуру Путина с российской государственностью. По типу: «Не будет Путина – погибнет Россия». Цель такой операции понятна. Главное здесь нейтрализовать оппозицию, а если удастся, то и «приручить» ее.

Третье. Возможен, наконец, и еще один сценарий. «Оранжевая революция», а точнее говоря – уличный переворот, вызывается самой же властью. А затем с помпой задавливается ею же. Тем самым путинский режим наконец-то получает в свое распоряжение столь желанную для него «маленькую, но победоносную войну». В данном случае – войну гражданскую, может быть, прямо на московских улицах.

Четвертое. В принципе возможен и такой вариант. Массовое уличное движение начинают эксплуатировать сразу несколько политических сил, представляющие, в основном, разные ответвления партии власти. Возникает не протестная масса, а хаос управляемых толп. Общество идет вразнос.

Какая из этих перспектив окажется реальной, покажет время. Хотя наиболее реальным выглядит второй сценарий, «сдобренный», быть может, элементами третьего.

Тем не менее, каждая из перечисленных вероятностей предельно опасна для России. Хотя бы уже потому, что путинский режим давно доказал свою полнейшую неспособность реализовывать на практике любую сколь-либо масштабную общественно-политическую операцию. Результат всегда получается с точностью до наоборот».

Если бы речь не шла о докладе аналитического центра главной левой партии, не стоило бы распутывать логические неувязки всей этой конструкции. Вот, по мнению авторов, самый вероятный вариант: муссирование угрозы провоцируется самим же путинским кланом. Как это? Всего страницей выше эти же авторы пугали нас переходом к «прямому иностранному управлению российской экономикой» и планами искоренения всего российского населения – они что, тоже принадлежат к путинскому клану? А в начале раздела мы видели, как сам Зюганов «муссирует угрозу» – так и он тоже? Считает ли КПРФ, что угрозы «цветных смут» не существует, а есть лишь наивный шантаж путинского клана с целью «приручить оппозицию»? Определитесь с вашими оценками, товарищи!

Далее следует еще более экстравагантное предположение – муссирование и шантаж путинского клана могут быть «сдобрены» реальным уличным переворотом, вызванным самой же властью, а затем с помпой подавленным ею же. Как говорится, масоны отдыхают!

Оказывается, путинский режим желает иметь «маленькую, но победоносную войну», причем «войну гражданскую, может быть, прямо на московских улицах». Вы что, товарищи левые аналитики, белены объелись? Допустим, ваша творческая фантазия не знает предела, но ведь речь идет о вполне конкретном явлении – «оранжевой» революции. Где и когда в формулу такой революции входила гражданская война на улицах столицы, к тому же с помпой выигранная властью?

Наконец, четвертый вариант, когда «возникает не протестная масса, а хаос управляемых толп». В-первых, если толпы управляемые, то почему же хаос? Как раз порядок. Во-вторых, «оранжевые» революции осуществляются на таком этапе, когда действует вовсе не «протестная масса», а управляемая толпа с вполне определенными требованиями – передачи власти ее предводителям. И что в таком случае будут требовать в РФ «разные ответвления партии власти»? И разве эти ответвления и их лидеры «так или иначе не испытали на себе воздействие советской цивилизации и не обречены уйти»? Каждый раздел этого доклада находится в вопиющем противоречии с предыдущим, как будто в каждом разделе говорится о совершенно новом фантастическом явлении, причем неизвестно каком.

Озадачивает и вывод, что любой из вероятных вариантов «предельно опасен для России». Неужели нет нам спасения? Скажите, каков план действий КПРФ – ведь какую-то лазейку нам история оставила? И почему опасность исходит из того, что «путинский режим доказал свою неспособность реализовать на практике любую операцию?» Ведь если неспособен, то и прекрасно – не сможет он организовать гражданскую войну в Москве, а если и сможет, то не сможет с помпой подавить революцию.

Завершается доклад разделом «КПРФ перед лицом „разноцветного“ шантажа». Иными словами, авторы отбрасывают три «наиболее вероятных» варианта и возвращаются к исходному тезису – КПРФ должна определиться не по отношению к угрозе, а по отношению к шантажу. Ведь когда применяют слово «шантаж», то подразумевается, что ему не следует подчиняться. Теперь, в заключении, тезис о шантаже приобретает еще более противоречивый характер. Он выглядит так: «Не вызывает сомнений, что власть приложит все силы к тому, чтобы вывести протестное движение из-под первенствующего влияния Компартии. Дабы преобразовать его в ту самую организованную толпу, на гребне которой и совершаются „цветные революции“… Что делать в этих условиях правящему режиму? В перспективе, как было сказано, использовать шантаж „оранжевой революцией“ и под патриотическими лозунгами ломать оппозицию».

Если задача власти состоит в том, чтобы, шантажируя общество «оранжевой» угрозой, ломать оппозицию, то непонятно, зачем ей «преобразовывать протестное движение в ту самую организованную толпу, на гребне которой и совершаются „цветные революции“? Что собирается свершать власть на гребне этой толпы? А если что-то и свершится, то, значит, это был вовсе не шантаж, и левые аналитики дезориентировали общество, отвлекли его внимание от реальной угрозы.

Не будем затрагивать здесь внутренние программные вопросы КПРФ, поднятые в докладе, упомянем лишь один тезис, связанный с нашей темой. Авторы пишут: «Коммунисты ни в коем случае не должны уходить с улиц. В любом городе и селе есть масса „больных“ проблем, коммунисты призваны стать во главе их решения… Не будем забывать, что любое массовое движение всегда действует по своей собственной, вполне определенной, логике. Партии необходим особый, соответствующий моменту, язык: емкий, краткий, образный и близкий для человека улицы».

Это многозначительный абзац. Итак, от категорий классовой борьбы КПРФ отходит и предлагает нового социального субъекта – человека улицы. Это скачок в царство свободы. На каком же языке будут с ним говорить коммунисты ХХI века? Определение интригует – это особый язык: емкий, краткий, образный и близкий для человека улицы. Судя по набору определеннй, это язык матерный.

По мнению аналитиков КПРФ, любое массовое движение всегда действует по своей собственной, вполне определенной, логике. Почему же тогда коммунисты должны оставаться на улице? Видимо, чтобы наконец-то приобрести какую-то логику, пусть и логику человека улицы – иначе понять невозможно. И как могут коммунисты «стать во главе решения» больных проблем любого города и села? Они что, уже повсюду пришли к власти? И разве больные проблемы решаются на улице?

116
{"b":"1156","o":1}