ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если позиция право-либеральных политиков ясна и логична, то намерения лево-центристских и националистических организаций понять пока трудно. Вот, на левом интернет-сайте pravda.info выложена статья о том, что «на этапе революционной борьбы, когда будут решаться общедемократические задачи, российские левые должны консолидироваться со всеми оппозиционными силами, в том числе и с экс-премьером Михаилом Касьяновым». Какова программа Касьянова? Каковы основания для того, чтобы левым заключать с ним не просто союз, но даже «консолидироваться»? Основания смехотворные: «его аппарат состоял из действительно высококлассных профессионалов с преимущественно левыми взглядами… Здесь достаточно упомянуть главного экономического советника Касьянова, знаменитого Михаила Делягина, чтобы составить впечатление о том, какая была бы политика Михаила Михайловича, будь у него свобода рук в кадровых вопросах… Так или иначе, сегодня мы – революционные левые – и сторонники Касьянова имеем общего противника в лице кремлевского режима. Почему бы нам тогда не объединить силы для решения общих задач?»347 Ничего себе логика. Шамиль Басаев тоже имеет «общего противника в лице кремлевского режима» – достаточное ли это основание для консолидации с ним?

Вот самая радикальная из этих организаций – национал-большевики. Очевидно, что сама доктрина «оранжевых» революций не вяжется ни с одним словом этого их самоназвания. Если они примут в ней активное участие на стороне «Сороса и Вулси», то это будет означать, что мы имеем дело с подставной организацией «зубатовского» толка.

Между тем национал–большевики были в восторге от «оранжевой» революции на Украине. В заявлении НБП говорилось: “Мы приветствуем неожиданный, но исключительно взрывчатый союз украинских демократов и либералов с националистами. Так держать, товарищи! Против мрачных мертвецов Кучмы и Януковича. Мы приветствуем под оранжевым знаменем начавшуюся украинскую революцию живых против мертвых. НБП следит за вами с напряженным вниманием. Ваш пример вдохновляет нас. Если получится у вас, получится и у нас. А если у вас не получится, то получится у нас”.

Рейтинг нацболов «накачивает» и сама власть. Е.Холмогоров пишет: «В том, что со стороны значительной части политической элиты идет игра на сознательное разложение государства, не остается сомнений, если обратить внимание, допустим, на целенаправленную раскрутку “национал-большевиков” Эдуарда Лимонова из положения полумаргинальной партии на роль действительного силового центра новой оппозиции. Лимонов бросает своих мальчишек на штурм кабинетов непопулярных (да что уж там, действительно ненавидимых) социальных министров. За эти штурмы суд назначает им явно несоразмерные и жестокие срока наказания, в то время как “вождь” остается безнаказанным и регулярно получает эфир на телеканалах, на которых давно уже и муха не пролетит без дозволения сверху. А тем временем пострадавшие от рук лимоновцев социальные министры продолжают делать заявления, за которые заслуживают куда более серьезного наказания, чем погром кабинета»348.

Сейчас нацболов нахваливают те, кто, казалось бы, должен был быть их заклятыми врагами. «Никого значительнее нацболов сейчас я не вижу, хотя во многом и не разделяю их идеологии. Но сегодня они являются наиболее опасной, а следовательно, с моей точки зрения, полезной в противостоянии существующему режиму силой», – заявил Б. Березовский349.

Неясной остается позиция сравнительно новой лево-патриотической организации «Родина», хотя некоторые аналитики (Ю. Крупнов) считают, что именно это движение станет лидером «оранжевой» революции. Крупнов отмечает, что Д. Рогозин 27 декабря стоял в оранжевом на Майдане Незалежности в Киеве рядом с Ющенко, потом выступил на оппозиционном «Пятом канале» и поддержал «оранжевую» революцию. Выступая на «Эхе Москвы», он заявил, что залог победы лидера «оранжевых» был в том, что «он построил свою кампанию как кампанию антикоррупционную, антиолигархическую». Затем Рогозин продолжил в том же духе уже по поводу России: «Мы сегодня ощущаем, что коррумпированность российской власти превращает эту власть в посмешище… Не будет у нас разумной, сильной, последовательной внешней политики до тех пор, пока мы в самой России будем терпеть власть, которая демонстрирует серость, безынициативность, неграмотность, непрофессионализм и отсутствие просто желания управлять государством»350.

Радикально «оранжевую» позицию занимает видный представитель «Родины» М.Делягин. Он дает убийственный прогноз: «Трясти страну начнет уже осенью». Его спрашивает корреспондент, почему «некоторые крупные предприниматели и экономисты, в частности, Евгений Ясин, сейчас заговорили об угрозе экономического кризиса… Причем…с плохо скрываемой радостью и надеждой на смену власти». Делягин отвечает: «Их радость и даже злорадство понятны: ведь кризис сметет власть силовой олигархии и, вероятно, приведет к уходу президента. Хотя и не в этом году, а, скорее, в 2006-м или 2007-м, но сейчас не вызывает сомнений, что никаких президентских выборов в 2008 году не будет».

Причины кризиса он видит так: «Главная причина в том, что государство объявило войну на уничтожение собственному народу. И здесь уже поздно перекладывать вину на министров или губернаторов: дело сделано, „монетизацией льгот“ России объявлена война на уничтожение… Второй фактор приближающегося кризиса – агрессия государства против бизнеса… Отношения между властью и бизнесом, которые в ельцинские времена можно было охарактеризовать как коррупционные, сейчас являются отношениями грубого силового рэкета, причем хаотического. Коррупция и взяточничество переросли в прямой грабеж…

Протестный потенциал регионов силен. Региональным элитам вряд ли удастся организовать серьезное сопротивление, но они могут устраивать «гадости» – каждая в своем отдельно взятом регионе. Потому что ведь государственная власть объявила войну не только населению и бизнесу, но и региональным элитам тоже, отнимая у них политическое влияние и ничего не давая взамен».

Но дело не в прогнозе, а в том, что «лекарство» от кризиса Делягин видит именно в «оранжевой» революции. В ее избавительную силу верит и С. Глазьев. При этом ни Делягин, ни Глазьев никогда не излагали свое видение целей и движущих сил «оранжевых» революций в Грузии и на Украине. А ведь очевидно, что и цели, и движущие силы просто несовместимы с тем патриотическим направлением, которому привержены эти политики (как они сами заявляют). Возможно, здесь кроется какая-то интрига, смысл которой станет ясен только тогда, когда «оранжевая» революция действительно вспыхнет в РФ.

Неопределенной является трактовка «оранжевой» революции и у «евразийца» А.Дугина. Это примечательный факт – много заметных политиков избегают вслух признавать то, что давно стало общеизвестным. А.Дугин выступил с манифестом, в котором ухитрился как бы взлететь над схваткой. Он пишет: «В политической жизни России стала явно обозначаться картина нового расклада сил и новой модели противостояния. Это Россия-1: Россия Путина… – и Россия-2: “Россия оранжевая”… Между ними нет оформленных противоречий… Пока их траектории ещё переплетены друг с другом, но всё же начинают постепенно расходиться. И где-то впереди – в прогнозируемом будущем, в критической точке 2008 года – они прочерчиваются как две по-настоящему противоположные позиции, между которыми баррикады».

Как это «нет оформленных противоречий», если Россия-2 и возникла, чтобы свергнуть Путина? В чем же тут «новая модель противостояния»? И зачем вообще понадобилась эта Россия-2?

Дугин продолжает: «Что такое Россия-2? Ничего особенно нового: просто отлежавшаяся на бермудских пляжах и накатавшаяся на лыжне Куршевеля старая ельцинская Россия. Элиты уходят к оранжевым от России-1 почти по графику: пересидев под крылом Путина узкий момент политической истории и утихомирив массы, они ясно осознают, что можно всё начинать сначала – силы восстановились и аппетиты подросли… Чего хотят строители России-2? Пока конкретного плана, судя по всему, нет. В отличие от Украины, где задача была поставить прозападного политика вместо пророссийского, в самой России эта альтернатива не проходит. Россия – страна, населённая патриотическими массами. Поэтому прозападная элита – которая и так есть и правит – не может открыто заявлять о своих приоритетах, её массы опрокинут. Этого не могут не понимать заокеанские заказчики всего процесса…».

120
{"b":"1156","o":1}