ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если власть в данный момент не пойдет на компромисс с этими чаяниями народа и “затопчет” (или подомнет под себя) ростки этой новой организации, то она встанет перед дилеммой, обе части которой загонят страну в разные, но фатальные тупики. Или власть сразу капитулирует и “сдаст” государство какому-то “российскому Ющенко” (в него может переодеться и сам В.В.Путин) – тогда процесс демонтажа РФ пройдет без заминки. Или на какой-то момент власть сумеет отсрочить “оранжевую” революцию – с тем, чтобы через пару лет она разразилась в гораздо более разрушительной форме.

Если власть РФ уже повязана с правящей верхушкой США обязательством подавлять зародыши подобных инициатив и выполнит эти обязательства, то этот исторический шанс будет упущен, а следующая попытка, если вообще окажется возможной, будет совершаться уже в ходе “оранжевой” революции, с гораздо большим риском гибели российской государственности.

Социальную базу новой партии составят все те группы, которые перечислены в гл. 20 в качестве естественных противников «оранжевой» революции. На первом организационном этапе наиболее мобильными, видимо, будут служащие госаппарата (прежде всего связанные с жизнеобеспечением населения и безопасностью государства), часть научно-технической интеллигенции, крестьянства и студенчества. Затем, если будет наглядно показано, что программой партии является не консервация нынешнего состояния РФ, а его преодоление через “революцию без катастрофы” (альтернативную “оранжевой”), то партию поддержат существенные доли всех общественных групп.

Программа-минимум этой «горизонтальной» партии, пересекающей линии раздела кусков нынешней политической системы, – преодоление угрозы «оранжевой» революции через «встречное» движение. Об этой программе-минимум Е.Холмогоров пишет так: «России нужна полноценная тактика противодействия “импортной” революции. Тактика, которая приведет не к национальному расколу и политической катастрофе, а к национальному единству и укреплению суверенитета страны. Спровоцированный агентами “политического самоубийства” во власти социальный кризис должен быть развернут в противоположную сторону – не к разрушению, а к укреплению нации. И народ не должен в этой ситуации допустить “самоубийства власти”, распада государственности и фактического ухода политической системы от ответственности за взятые ею обязательства. “Политический дефолт” должен быть для власти невозможен. Российская государственность должна сохраниться и обновиться, ни одна из внешних сил не должна получить полного контроля над российской политической жизнью и не может приобрести права самовольно смещать и назначать власть в России.

Для того, чтобы этого добиться, необходимо следующее:

1. Власть должна отказаться от гипноза неизбежности заказанной Вашингтоном “революции” и обратиться вместо мнимого источника легитимности – “мирового сообщества” и “цивилизованного мира”, – к единственному подлинному ее источнику, – народу России, русской нации. Решительно опираясь на силу нации, государство может сохранить свой суверенитет сколь угодно долго.

2. Должны быть со всей решительностью изолированы от власти все агенты “политического суицида”, то есть те, кто провоцирует и нагнетает социально-политический конфликт, руководствуясь принципом “чем хуже, тем лучше”. Единственным критерием сохранения чиновничества у власти должна быть не преданность текущему начальству, которая вполне сочетается со способностью “слиться” в решающую минуту. Единственным критерием сохранения у власти, должна быть готовность защищать государство и нацию до последнего»376.

В других терминах формулирует эту задачу М.Чернов – как задачу «пересборки» самого властного аппарата, отрыва его от «народа» горбачевско-ельцинской антисоветской революции. Он пишет: «По словам экспертов RBC daily, единственный способ справиться с ситуацией – очистить госаппарат и администрацию президента от ставленников олигархических группировок и прекратить „шизофреническую политику“. „Руководству пора определиться. Сейчас проводится две взаимоисключающих политики – линия на укрепление государства и либеральные реформы. Нельзя работать с командной, где две части противоположны друг другу“, – считает Горюнов. Согласен и Собянин: „Либеральные реформы никак не вписываются в контекст восстановления российского государства“377.

Как известно, никакая цель не достигается, если вместе с ней не ставится цель более высокого уровня. Преодолеть угрозу «оранжевой» революции можно только в том случае, если российский державный народ предложит «народам-сепаратистам» проект жизнеустройства, снимающий те причины, которые толкают людей к поддержке «оранжевых» проектов. Соблазнители – Саакашвили, Ющенко и пр. – находят отклик потому, что обещают хотя бы иллюзию какого-то выхода из постсоветской безысходности. Продолжение шизофрении «переходного периода» становится невыносимым, и люди тянутся за дудочками крысоловов.

Собрав из раздробленных частей общества новое тело большого народа, станет возможным осуществить революционный выход из этой ситуации. При этом угроза «оранжевой» революции будет устранена походя, ее энергия вольется в революцию возрождения российской государственности. Такую революцию может совершить только народ, а не класс и не партия. Потому что теперь уж точно придется пройти по лезвию ножа – вырваться из удавки, тянущей Россию на периферию Запада, не вступив в антагонистический конфликт с этим самым Западом. Ведь «антиоранжевая» революция санкции Запада не получит, и Сорос ее финансировать не будет. Возможно ли это? В классическом варианте невозможно, потому что на этапе становления современного общества революции легитимировались только насилием – гильотиной. Но классическое время прошло, «антиоранжевая» революция должна быть тоже революцией постмодерна.

М.Ремизов пишет: «Возможна ли революция без внешней санкции? Разумеется. Но революция принципиально не “бархатная”. В случае классической революции механизмом становления толпы в качестве народа является насилие… Собственно, политическое насилие является единственным способом “самоучреждения” народного суверена из стартовой ситуации “небытия”. Но именно на политическое насилие и наложено табу в рамках логики “бархатных революций”. Они происходят в ситуации, когда, во-первых, действующая власть неспособна насильственно защититься от “изненасилования” (как удачно сказал Егор Холмогоров) со стороны технично организованной толпы. А во-вторых, и сама толпа неспособна “в борьбе обрести право свое”, право быть народом, право создавать право. Эта неспособность имеет общий источник: принятие логики мировой империи».

Да, революция во спасение возможна для России только как отрицание «логики мировой империи». Но этого от нее и ждет большинство человечества, включая и большую часть европейцев и американцев. США со своей имперской логикой и стоящим за ней безумным проектом «золотого миллиарда» зашли в тупик и все больше превращаются в «сверхдержаву-изгоя». Восстановление России как культурной и геополитической реальности разорвет этот порочный круг.

Проект этого революционного восстановления не будет нести уже мессианского проекта Просвещения в его марксистском варианте – глобализации через пролетарскую революцию. Ошибочная идея универсализации мира на основе единой модели жизнеустройства преодолевается, мир будет устойчивой системой только как «симфония народов». Такой проект получит внешнюю поддержку, он необходим для выхода из тупика всеобщего кризиса индустриализма. И эта внешняя поддержка не втянет нас ни в какой блок и ни в какую периферию.

Трудно и опасно идти по лезвию ножа, многие сорвутся. Но не идти – гибельно для всех. Без России нам нет места на земле как народу.

Примечания

1
132
{"b":"1156","o":1}