ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Первый «срез», порождающий недовольство быстрое и активное – социальная политика власти РФ. Е.Холмогоров: «Социальный вопрос – это именно тот вопрос, с помощью которого российское общество можно довести до катастрофического взрыва. Ни потуги либералов изображать из себя “оппозицию диктатуре”, ни угрозы и провокации террористов не имели и не могли иметь такого разрушительного эффекта. Социальная тема доведет общество до температуры кипения очень быстро. И менеджеры российской “оранжевой революции” это очень хорошо понимают»264.

Надо подчеркнуть, что недовольство населения социальной политикой нынешнего режима достигло в РФ красной черты при том, что в целом народ России вот уже пятнадцать лет проявляет беспрецедентную непритязательность и терпение. Несмотря на небывалую по своей несправедливости экспроприацию общественной собственности, ее преступную приватизацию ничтожным околовластным и теневым меньшинством, хищническое перераспределение доходов и массовое обеднение квалифицированного трудящегося населения, оно до сих пор не идет на открытое социальное противостояние, стараясь до последней возможности улаживать дело миром через неформальные механизмы.

Это – ценнейший культурный ресурс, который один раз уже позволил России спасти ее хозяйство от полной катастрофы после февраля 1917 г. Он же предотвратил полное разрушение хозяйства в 90-е годы. Этого не могут понять западные левые социологи, да и многие отечественные марксисты. Французский социолог Карин Клеман пишет: «В своем восприятии хозяев как оппонентов французские наемные работники сильно отличаются от их российских коллег. Немыслимо, например, чтобы они находились с работодателями в одних профсоюзах (а в России ФНПР принимает в свои ряды и представителей администрации). Маловероятно и то, чтобы они – по российскому образцу – вступили в неформальное сотрудничество с начальством.

Повседневная жизнь в России пронизана множеством неформальных правил… И сами работники чаще предпочитают жить по этим неписаным правилам, нежели вступать в открытый социальный конфликт. Наоборот, в Западной Европе, и особенно во Франции, люди законопослушнее, больше надежд возлагают на государство и формальные нормы защиты своих прав. Поэтому они более склонны к конфликтам из-за нарушения законного порядка… В России же неформальные правила связывают между собой наемных работников и работодателей, правящие группы и простых граждан. Из этого сотрудничества “низам” иногда удается извлекать для себя пользу, но гораздо чаще они становятся уязвимыми заложниками игры, правила которой очень мало от них зависят»265.

Ни власти, ни «работодатели» не сумели оценить это качество российский работников, злоупотребили им и своей тупой политикой временщиков уничтожают сейчас огромную национальную ценность. Создается порочный круг – именно трудящееся население, которое объективно должно было стать заслоном против «оранжевой» антироссийской революции, подталкивается властью к тому, чтобы стать ее пушечным мясом.

Как быстро тает в настоящее время легитимность власти РФ, видно из опросов, проводимых телевидением. В отдельности они не имеют научной ценности, но в совокупности показывают, что население просто отшатнулось от власти (причем речь идет в основном о москвичах, самой благополучной части населения страны).

Вот, например, результаты некоторых телефонных опросов на московском канале ТВЦ (мы приводим довольно большую выборку за осень 2004 г. и весну 2005 г.)266:

– На вопрос “каков главный результат перестройки?” ответили: нищета и бесправие – 82,3%; распад СССР – 15%; свобода и демократия – 2,7% (11.03.05). Причем позвонили на ТВЦ более 25 тыс. человек.

– На вопрос “Что вызывает у Вас работа правительства?” ответили: оптимизм – 3,1%; пессимизм – 4,3%; протест – 92,6% (14.12.04).

– На вопрос “Считаете ли вы, что правительство России является вашим должником?” ответили: да – 97,1%; нет – 1,5% (21.04.05).

– На вопрос о состоянии экономики РФ ответили: растет и крепнет – 2,6%; топчется на месте – 4,8%; катится вниз – 92,6% (18.04.05).

– На вопрос “Что принесли лично вам реформы, проводимые в стране правительством?”, ответы распределились так: “больше пользы” – 1,1%, “больше вреда” – 91,8%, “одни сомнения” – 7,1% (16.12.04).

– На вопрос “Что, на ваш взгляд, надо делать с крупным бизнесом в России?” ответили: поддерживать – 3,6%; ограничивать – 3,2%; национализировать – 93,2% (24.03.05).

– На вопрос “Что бы вы предпочли?” ответили: изобилие и свободные цены – 20,3%; госцены и дефицит – 15,3%; карточную систему – 64,4% (7.04.05).

– На вопрос, какова “главная беда российской медицины”, ответили: безденежье – 5,2%; бездушие – 10,2%; горе-реформаторы – 84,6% (1.04.05).

– На вопрос, из-за чего в нашей стране возникают чрезвычайные ситуации, ответили, что из-за: отсутствия средств – 5,5%; короткой памяти – 4%; воровства – 90,5% (14.04.05).

– 95% позвонивших ответили, что “бюрократия и криминал в России [находятся] в прочном союзе”, и 3,4% – что “в мирном соседстве” (25.10.2004).

– На вопрос “Какой должна быть российская армия?” ответили: как в СССР – 68,6%; как в НАТО – 28,2%; как есть – 3,2% (22.03.05).

– На вопрос о том, кто “главный враг России на Кавказе”, ответили: террористы – 5%; зарубежные спецслужбы – 14%; воровство и коррупция – 81% (9.03.05).

– На вопрос о том, как “страны НАТО, на ваш взгляд, относятся к России”, ответили: дружелюбно – 3,4%; враждебно – 56,5%; корыстно – 40,1% (20.04.05).

– На вопрос “Каких событий в вашей жизни было больше в 2004 г.?” 82,5% ответили: “печальных” (28.12.04).

– На вопрос, что означает для России “серия революций в бывших республиках СССР”, ответили: угроза – 48%; предостережение – 46%; не наше дело – 6% (25.03.05).

Эти опросы явно говорят об опасном повороте сознания. Для доведения его до порога нестабильности достаточно небольших манипулятивных усилий. Из них видно также, что в сознании активной части населения созрело категорическое отрицание всей доктрины реформ в целом. Ответы на последний вопрос показывают, что 94% ответивших воспринимают угрозу «оранжевой» революции в РФ очень серьезно. Вопрос сформулирован так, что нельзя определить, какая часть ответивших эту революцию отвергает, но важен сам факт, что люди обдумывают ее как реальный поворот в ходе событий и пытаются определить свою позицию.

В рамках социальной политики возник очаг острого недовольства, связанного с пенсионной реформой и вообще с положением пенсионеров. И лишь на первый взгляд речь идет о проблеме, которая касается лишь той четверти населения, которая уже перешла в разряд пенсионеров. Их положение примеряют на себя и половина населения трудовых возрастов. Всем было очевидно, что рыночная реформа стала ограблением пенсионеров, покупательная способность средней пенсии снизилась по сравнению с советским временем в четыре раза и лишь в последние три года стала медленно расти. Однако лишь сейчас, в ходе «монетизации» льгот, люди стали подсчитывать и сопоставлять экономические величины и убедились, что дикое обогащение «новых русских» произошло даже не за счет эксплуатации нынешнего поколения трудящихся, а прежде всего за счет присвоения богатств, созданных трудом нынешних пенсионеров. Был дан толчок к такому повороту в сознании, который может иметь очень далеко идущие последствия.

Приведем, в сокращенном виде, рассуждения Е.Холмогорова на этот счет. Он пишет: «Российская проблема не в “плохом начальстве” и даже не в “очень плохом начальстве”, а в чудовищной социальной системе, природу которой наконец-то начали чувствовать и даже осознавать пенсионеры, занимающие в этой системе самую униженную и эксплуатируемую позицию.

Вся тяжелая, изматывающая, и, иногда, очень квалифицированная работа совершена ими в прошлом. Современная “капиталистическая” олигархическая экономика России основана, на самом деле, на превращении в рабский труд свободного труда граждан социалистического СССР. Это “порабощение” совершено при помощи уникальной и, по своему, беспрецедентной, манипуляции с прошлым.

98
{"b":"1156","o":1}