ЛитМир - Электронная Библиотека

На языке Хлои вертелся хлесткий ответ, но она промолчала. Девушка мало что смыслила в ранах, но видела, что Доминик старается скрыть, как ему плохо. Повинуясь порыву, Хлоя опустилась рядом с ним на колени и коснулась ладонью его лба. Лоб был горячий.

Доминик застонал. И к немалому ее удивлению, прижался лбом к ее ладони.

– Нежные руки, – прошептал он. – Неужели эти руки способны причинить боль?

Хлоя вспомнила, сколько раз она, держа в этих руках деревянный меч, лупила почем зря своих братьев по задницам.

– Нет, конечно, – солгала она.

Он остановил на ней взгляд своих серых глаз, и у Хлои все сжалось внутри.

– Разумеется, леди Хлоя. Женщина с такими нежными руками может доставлять только наслаждение. Я рад, что вы согласились выполнить то, о чем я просил.

«С чего он взял, что я согласилась?» Хлоя поднялась с колен и окинула быстрым взглядом гардеробную. Крупное тело Доминика, раскинувшееся на полу, занимало практически половину помещения. Вторая половина выглядела как после оргии. Муфты, шали, перчатки и туфли были разбросаны. Если бы это увидела тетя, на месте испустила бы дух.

Хлоя и сама не была уверена, что переживет это. Чем скорее она выпроводит свалившегося на ее голову призрака, тем лучше.

– Ну идите же, – сказал он ворчливо. – Что стоите и смотрите? – И тут же: – Нет, погодите. Вы обычно встаете в такую рань?

– Нет, конечно! Я сплю до полудня, потом выпиваю три чашки шоколада в постели и час-другой трачу на то, чтобы ответить на письма поклонников. Иногда приходит горничная делать мне прическу, иногда я принимаю теплую ванну с розовым маслом, а горничная массирует мне пальцы ног.

– Неужели барышням приходится, переделывать столько дел в один день? Бедняжка! Полагаю, вы порой в полном изнеможении.

Хлоя прищурилась:

– Осмелюсь заметить, обижать того, в чьей власти находишься, не очень разумно.

– Отлично сказано, – парировал он, нагло ухмыльнувшись. – Не забывайте повторять это себе всякий раз, когда в голову вам придет предательская мыслишка выдать меня. Если вы это сделаете, я из-под земли вас достану. Ну а сейчас занимайтесь какими-нибудь пустяками до тех пор, пока можно будет без опаски заняться делами.

Хлоя покосилась на окно:

– То есть как, без опаски? Полагаете, этот ваш убийца может и на меня напасть?

– Говоря «без опаски», я имел в виду, что вам не стоит привлекать внимание какими-нибудь экстравагантными поступками. Лучше воздержаться от прогулок в лесу, а также не вести разговоров с незнакомыми.

При чем тут лес, размышляла Хлоя, пятясь к двери, если самый опасный из всех известных ей мужчин прячется в данный момент в ее гардеробной?

Глава 8

За завтраком Хлоя смотрела на расставленные на буфете аппетитные блюда, но внутри у нее все переворачивалось от волнения. От запаха копченой селедки ее стошнило. Поджаренный хлеб с маслом – комом стал в горле. А вот Стрэтфилд наверняка голоден. Надо взять для него сосисок со стола. Впрочем, нет. Лучше держать его на диете. Покормишь его, он еще сильнее станет.

– Хлоя, дорогая моя, ты же ни крошки не съела, – пожурила се тетенька, театрально вздохнув. – Должно быть, эта кошмарная новость лишила тебя аппетита. Я просто потрясена.

Дядя Хэмфри покосился на Хлою поверх газеты и покачал головой. Видимо, дяди хотел ей дать понять, что «ужасные новости» не имеют отношения к Девону.

– Что еще за новости? – спросила Хлоя притворно равнодушным тоном. В Чизлбери возгорание сажи в печной трубе считалось катастрофой мирового масштаба.

– Стрэтфилдский Призрак нанес сегодня ночью новый удар.

Хлоя отбросила измятую салфетку. Сердце ее бешено забилось.

– Что?

Тетя Гвендолин кивнула.

– Он совратил еще одну невинную молодую особу, пока та спала.

От Хлои не ускользнуло, что дядя закатил глаза.

– Совратил…

– Господи Боже мой, Гвенни, – не выдержал дядя. – Не забивай ты ей голову этой чепухой с утра пораньше.

Тетя обиженно помолчала, но потом продолжила свой рассказ:

– Ребекка Пламли была совращена вчера ночью, тоже в собственной постели, Стрэтфилдским Призраком, – объявила она.

– Не может быть, – сказала Хлоя. Тетенька уверенно закивала:

– Есть свидетель.

– Замужнюю женщину под сорок вряд ли можно назвать невинной молодой особой, – буркнул дядя Хэмфри, не отрываясь от газеты. – Кроме того, Ребекка Пламли страшна как смертный грех. Вряд ли призрак польстился бы на нее.

Памела с улыбкой посмотрела на Хлою:

– Интересно, что по этому поводу говорит муж Ребекки.

– Он по вполне понятным причинам чувствует себя униженным, – ответила тетя Гвендолин. – Тем более что видел это собственными глазами. Это его я имела в виду, говоря о свидетеле.

Дядя Хэмфри оторвался от газеты.

– Хочешь сказать, что Освальд видел, как призрак вступает в сношения с его женой?

– Ну… – Тетя Гвендолин сделала очередную паузу. – Призрак, судя по всему, все же был невидим. Но Освальд отчетливо слышал, как его жена Ребекка воскликнула: «Ах, Стрэтфилд, Стрэтфилд! Прекрати сейчас же, нахал эдакий! Мне щекотно!» И да будет вам известно, в этот самый момент одеяло с простынями взвилось в воздух.

Глубокое молчание воцарилось в столовой. Сквозь приоткрытую дверь Хлоя увидела, как проходившая по коридору горничная остановилась как вкопанная, а рука ее с метелкой для обметания пыли повисла над бюстом сэра Френсиса Дрейка, любимого героя дяди Хэмфри.

Дядя Хэмфри с досадой покачал головой:

– Перестань наконец повторять глупые выдумки очередной истерички, Гвенни! Стрэтфилд был достойным человеком и в расцвете своих мужских сил, когда его убили. Полагаю, бедняга перевернулся в гробу, когда ты предположила, будто ему захотелось пощекотать Ребекку Пламли…

Хлоя опустила глаза. Ее мучила совесть. Раны у виконта действительно были жуткие. Вдруг он не выживет? В этом случае его смерть будет на ее совести. Надо раздобыть для него какие-то лекарства. И отнести ему еду. В каком же рискованном положении она из-за него оказалась! Подумать только, еще недавно она мечтала о том, чтобы какое-нибудь приключение оживило ее скучную жизнь в изгнании, но то, что случилось с ней, никак нельзя назвать приключением. Неужели у него есть ключ к разгадке таинственной смерти Брэндона? Интересно, что стали бы делать в такой ситуации ее братья.

Молодые, склонные к риску, они наверняка присоединились бы к жаждавшему мести Стрэтфилду. Девушка не может себе такого позволить. А как поступила бы ее старшая сестра Эмма? Стала бы обучать виконта высокому искусству воздаяния? Потребовала бы, чтобы впредь он не входил в спальню барышни без стука?

Хлоя развернула салфетку у себя на коленях и, взяв со своей тарелки сосиски и гренки, незаметно завернула в нее.

– А подозревают кого-нибудь в убийстве виконта? – обратилась она к дяде Хэмфри. – По-моему, отыскать убийцу – сейчас самое важное.

Дядя отложил газету.

– Первая здравая мысль, высказанная за этим столом.

– Совершенно неуместная мысль, – оскорбилась тетя Гвендолин. – Вряд ли стоит говорить об убийствах с утра пораньше!

Ответом ей было молчание. Никто не хотел напоминать хозяйке дома, что она сама подняла эту жутковатую тему. Дядя Хэмфри снова скрылся за газетой, затем, выглянув из-за нее и многозначительно посмотрев на Хлою, проговорил:

– Все это весьма странно.

Хлоя подумала, что даже ее либерально мыслящий дядя пришел бы в ужас, узнай он, во что впуталась племянница – что она фактически провела ночь в обществе мужчины, причем с таким сложным характером, что не так давно кто-то попытался его зарезать Однако мужчина нашел в себе силы встать из гроба, дабы отомстить покушающемуся на него негодяю.

Жители деревеньки Чизлбери разделились на тех, кто благоговел перед покойным виконтом, и тех, кто его презирал. Никто не удивился бы, узнав о том, что призрак покойника посетил леди Хлою Боскасл в глухую полночь. Все были бы едины во мнении: рыбак рыбака видит издалека…

16
{"b":"11560","o":1}