ЛитМир - Электронная Библиотека

Дядя, вернувшись домой, начал свои объяснения с того, что его первым порывом было отказаться. Но, учитывая, что сэр Эдгар теперь их ближайший сосед…

– В общем, нельзя было отказаться, – перебила мужа тетя Гвендолин, блестя глазами. – Явиться с визитом – наш долг.

Дядя Хэмфри бросил на Хлою тревожный взгляд:

– Неужели это и в самом деле наш долг?

– Стрэтфилдский Призрак наметил нашу Памелу в качестве следующей жертвы. Мы не можем этого допустить, – объяснила тетя. Голос ее дрогнул. – Кто станет ухаживав за нашей девочкой после того, как призрак овладеет ею, Хэмфри?

Дядя снова покосился на Хлою.

– Множество молодых людей, прежде не обращавших на нее внимания, полагаю.

Но тетю Гвендолин не так-то легко было сбить с толку. И священник, и цыганка сумели ее убедить, что лишь самые крайние меры смогут спасти добродетель Памелы. Что же до самой Памелы, то она не скрывала восторга. Подумать только! Знаменитый дух избрал именно ее в качестве жертвы. Она даже попросила Хлою одолжить ей ночную рубашку пошикарнее ради такого случая.

Все приоделись, собравшись на званый обед. Тетя Гвендолин настояла на том, чтобы ехать к соседу в карете, хотя дядя Хэмфри не преминул заметить, что если плюнуть с их порога, попадешь прямо в стрэтфилдский пруд.

– Как вульгарно, Хэмфри, – возмутилась тетя Гвендолин, сложив руки в перчатках на коленях.

– Вульгарность тут ни при чем, Гвенни! Не проще ли дойти до соседского крыльца, чем запрягать эту проклятую карету?

– Я не допущу, чтобы сэр Эдгар счел нас деревенскими хамами, – отрезала тетя Гвендолин.

Во время этой короткой поездки Хлоя вглядывалась в залитые лунным светом кусты и деревья. Не устроил ли себе Стрэтфилд логово в лесу? Как он там? Помогло ли ему цыганское зелье? Откуда он мог вести наблюдение за собственным домом, оставаясь незамеченным? И как он сумел организовать собственные похороны без посторонней помощи?

Быть может, он нашел какой-нибудь подземный ход, вырытый контрабандистами, или спрятался в пещере. Хит ей рассказывал, что в Суссексе недавно обнаружили множество подземных ходов, прорытых на случай вторжения Наполеона с побережья.

Карета прогрохотала вокруг группки ветел, среди них Доминик когда-то поцеловал ее. Хлоя вспомнила, как его ладони в перчатках обхватили ее лицо, а губы впились в ее губы. Да, он человек опасный во многих отношениях. Хлоя понимала, что сделало его таким.

Она вспомнила, каким печальным он показался ей в лесу. У него были все причины впасть в меланхолию. Лучше бы ей никогда больше не встречаться с этим человеком. Но если грозившая ему опасность как-то связана со смертью Брэндона, Хлою это не может не тревожить.

Беда в том, что Хлою влечет к Доминику как к мужчине. Но она сумеет преодолеть это искушение. Тем более что никогда больше не увидит Доминика.

Из задумчивости ее вывела Памела, ткнувшая кузину локтем в бок. Хлоя вздрогнула.

– Ты почему такая мрачная, Хлоя? – шепнула она с лукавой улыбкой. – Ведь это я жертва, а не ты.

– Ну, у тебя-то вид отнюдь не мрачный, – заметила Хлоя.

Улыбка Памелы стала еще шире, и она снова зашептала кузине в ухо:

– Ну признайся, тебе же тоже было бы любопытно узнать, каково это – быть соблазненной Стрэтфилдским Призраком.

– Вовсе мне нелюбопытно, – отрезала Хлоя, подумав, что уже испытала это.

Карета миновала высокие, увитые диким виноградом ворота и покатила по дорожке, усыпанной битой ракушкой. Хлоя расправила подол серого шелкового платья, в этот момент карета остановилась у крыльца элегантного позднеелизаветинского помещичьего дома.

Изъеденные временем камни кладки, башенки, острые коньки фасадов – дом имел такой же горделивый и могучий вид, как и его владелец. Хлое даже показалось, будто она видит Стрэтфилда в высоком полукруглом окне длинной галереи, с удовлетворением обозревающего свои владения. Даже призрак пришел бы в умиротворенное состояние, глядя на залитый лунным светом пруд с белыми лебедями и на ступенчатые террасы сада.

Младший конюх и два лакея помогли гостям выбраться из кареты. У Хлои по телу вдруг побежали мурашки. У нее было такое чувство, будто кто-то пристально смотрит на нее.

Девушка подняла глаза и увидела, что навстречу им идет высокий черноволосый широкоплечий мужчина с военной выправкой.

В темноте сэр Эдгар был так похож на своего племянника, что у Хлои перехватило дыхание. Властный, с таким же мрачно-задумчивым выражением в глазах и резкими чертами лица. Только голос у него был другой, не такой глубокий, как у Доминика, и произношение как у истинного валлийца. Сэр Эдгар одарил гостей приветливой улыбкой.

– Весьма любезно было с вашей стороны принять мое приглашение. – Он положил руку на плечо дяди Хэмфри и добавил: – Нам с вами очень повезло, мой друг, что за столом мы будем наслаждаться обществом трех прекрасных дам. – Он задержал взгляд на Хлое.

Хлоя улыбнулась ему: любезность, усвоенная с колыбели, у светской барышни становится рефлексом. Дядя Доминика был не такой яркой личностью, как сам Доминик, да и постарше. В глазах его читался не столько ум, сколько расчетливость, и ясно было, что каждое его слово, каждый поступок тщательно взвешены и выверены. Лицо его было темным от загара после долгой службы в колониях. Костюм сэра Эдгара отличался элегантностью, манеры – изысканностью. Поклонившись, он щелкнул каблуками.

– Леди Хлоя, – заговорил сэр Эдгар, и глаза его вспыхнули, – я всегда восхищался вашей семьей. Позвольте выразить вам свои соболезнования в связи с кончиной молодого лорда Брэндона. Я как раз был в Катманду, когда молодые люди попали в засаду этих дикарей, но, надеюсь, вас несколько утешит известие о том, что виновные понесли заслуженную кару.

Хлоя изумленно уставилась на сэра Эдгара, не в силах вымолвить ни слова.

– Простите, я не поняла. Вы были в Непале с Брэндоном?

Эдгар удивленно посмотрел на нее:

– Милая барышня, я полагал, вы это знаете. Как нехорошо с моей стороны! Ваш брат служил в том же подразделении компании, что и мой племянник Сэмюел, под моим началом. Я предупреждал этих молодых людей, чтобы остерегались опасностей, когда патрулируют пустынные туземные тропы, но юным храбрецам захотелось показать свою удаль, поиграть в героев.

– Я не знала, – пролепетала Хлоя, сильно расстроившись.

Сэр Эдгар провел их на крытое крыльцо, затем в переднюю. Хлоя, несколько придя в себя, заметила, что тетя старательно заглядывает за дорические колонны холла, словно ожидая, что вот-вот из какого-нибудь закоулка выскочит покойный виконт Стрэтфилд с криком: «А вот и я, местный призраке.

Но самое забавное заключалось в том, что Хлое тоже казалось, будто Доминик где-то поблизости. Она ощущала его присутствие. Ей-то было известно, что Доминик жив.

Его присутствие ощущалось повсюду. В дубовых стенных панелях, в галерее для музыкантов в парадной столовой. Хлоя не удивилась бы, если бы его могучая фигура вдруг появилась наверху черной дубовой лестницы и послышался бы его голос.

– Мне случалось бывать тут несколько раз, – шепнул ей дядя Хэмфри. – Стрэтфилд как-то пригласил меня пострелять, поиграть в карты с его друзьями. Он был совсем не такой ужасный человек, каким его все склонны изображать теперь. И не такой уж он был и повеса, каким притворялся. Все разговоры о том, что его призрак…

– Надеюсь, вы не верите этим досужим вымыслам? – шепотом перебила дядю Хлоя.

– Конечно, не верю. Мало ли что болтают! В давние времена болтали, будто в этом доме появляется призрак католического священника, который в период гонений укрылся в потайной каморке, которые строили в домах на такой случай, а потом не смог выбраться оттуда. Так что если какой-то призрак и соблазняет женщин во сне, то это скорее всего призрак нахального старого святоши.

Хлоя обвела взглядом холл:

– Здесь есть потайная каморка?

– Конечно. Ведь семья виконта из католиков. А гонения были такие, что многие скрывают свое истинное вероисповедание и по сей день.

22
{"b":"11560","o":1}